24062021Популярное:

Поосторожнее с психологами и психологическими экспертизами! Не соглашайтесь на обследования.

Почему?
Психолог может быть некомпетентен, недобросовестен, ангажирован вашими врагами. И психолог ни за что не отвечает. Если я на вас напишу, что вы маньяк-педофил-некрофил и скотоложец, то вы можете подать на меня в суд за клевету. И выиграете. Если то же самое напишет психолог, то вы никаких претензий к нему предъявить не сможете. И вам придётся самому  доказывать, что вы не такой.

Если докажете, то все пожмут плечами: дескать, психология не точная наука. Чем и кончится.
А вот заключением психолога могут воспользоваться ваши враги для дальнейшего вашего преследования. В том числе и уголовного.
Такие случаи уже были.
.
Один я описал в статье "Всё это было бы смешно, когда бы не было так грустно!" .
Там на основании заключения психолога обвинили в педофилии  (И посадили) одного молодого чиновника. Который из Путинского резерва пришёл по конкурсу в аппарат, отодвинув местных карьеристов. Так мало того, начал их разоблачать в коррупции.
Вот они ему и устроили…

Причём он сам согласился по наивности на обследование своей дочери психологом. По предложению педагогов, которые нашли у подростка какие то психологические проблемы.
У подростков это такая редкость! Сразу в глаза бросается.
И далее всё покатилось…

Кстати: ребёнка не могут исследовать психологи без согласия его законных представителей. Или по решению суда, для которого ещё должны быть основания.

А вот что пишет про психологов известный московский адвокат, специализирующийся на семейном праве:

Зачем нужны профессиональные стандарты. Случай психологов
.
Вообще-то психолог — это человек, который опаснее, чем ваш врач, и даже, чем ваш адвокат. Да, нас приходится доверять и врачам, рассказывая о своих болячках, и адвокатам, рассказывая о своих тайнах. Но — всё-таки рассказывая.
.
Психолог, он про другое. Он много видит (Или делает вид, что видит — кто его проверит?) сам, и даже не говорит нам о том, что увидел. У него нет анализов, которые можно было бы показать другому врачу, или, например, как у адвоката, бумаг. То есть, это такой человек, доверие к которому должно быть на порядок более твёрдое, чем к вашему домашнему юристу.
.
Но — парадокс — медики принимают Клятву врача, медицинская тайна охраняется законом, адвокаты, и я в том числе, принимают присягу и клянутся защищать интересы доверителей. Адвокатская тайна также охраняется законом. Кроме законов, охраняющих медицинскую и адвокатскую тайну, есть ещё этические кодексы. В нашем цеху — Кодекс профессиональной этики адвоката.
.
Например, именно Кодексом мне запрещено оказывать юридическую помощь любому лицу, в процессе против бывшего своего доверителя.  Не может быть так, чтобы адвокат сегодня защищавший имярека, завтра будет на него нападать. Это бы уничтожило профессию и сделало бы невозможным доверие к адвокатам и адвокатуре.
.
У меня не раз, и не два были случаи, когда в кабинете оказывались, по очереди, обе стороны конфликта. И тут, увы, кто первый пришёл, кто первый заключил соглашение — тот и доверитель. А второй уйдёт с отказом и даже не получит информации, почему именно отказался адвокат работать с ним (догадки — дело уже не моё). Поэтому, один из важных этапов пред заключением соглашения проверить, нет ли конфликта интересов.
.
А бывают случаи, когда приходят сразу обе стороны конфликта, например, заключаем мировое соглашение между супругами: один из них — наш клиент, другой —  нет. И, хотя именно эту ситуацию профессиональные кодексы не описывают, тем не менее, я не позволю себе работать против того человека, чьи тайны узнал в связи со своей профессиональной деятельностью. В прошлом году, например, пришёл второй муж женщины, развод первого мужа с которой я вёл (в качестве представителя первого мужа, и, помнится, дело мы закончили миром). Я отказался вести дело, поскольку, в сущности, я буду использовать те знания об ответчике, которые она сама, воспринимая меня как посредника на переговорах, и рассказала. Нехорошо. Прямо не запрещено, но не стоит ввязываться.
.
Про адвокатов и медиков — понятно. А психологи?
Вот — свежий пример:

Психолог, по устному соглашению и отца, и матери, работает на примирение бывших супругов в споре вокруг ребенка. Разумеется, уверяет, что всё, для чего она это делает — чтобы наладить климат отношений. Разумеется (хотя, наверное, письменно не фиксируется), что эта тётя будет соблюдать определенные правила по сохранению в тайне всего того, что она узнает в процессе.
.
Она бывает у супругов дома, общается с ними, с ребёнком, с родственниками, в общем, входит в семью как одного, так и другого. Ей рассказывают какие-то соображения, переживания, чаяния, планы.  Психолог бывает в доме отца, где играет с ребенком, общается с отцом, и, в общем, получает откровенные сведения и о личной жизни отца, и имеет возможность почти неограниченно общаться с ребенком.
Миссия, увы, успехом не увенчалась: мать и отец ни о чем не договорились. Проходит два месяца, дело оказывается в суде.
.
И что мы видим? Первыми же листами после искового заявления идет на 15 страницах труд этого психолога, в котором тот, ни на секунду не сомневаясь, излагает (с большим креном в сторону матери) все тайны и наблюдения, которые сделала, будучи в доме у отца. Передаёт его слова, описывает (очень предвзято) взаимоотношения между отцом и ребенком и так далее. Жёстко и хлёстко, и, главное, от этого совершенно невозможно защититься!
.
То есть, эта тётя (сейчас получу ответ из одного государственного органа, с подтверждением моих подозрений — и фамилию опубликую, вместе с продолжением рассказа, а пока пусть будет, скажем, «тётя Лина»), маскируясь под личину психолога просто проникла и в душу, и в дом к человеку, а потом — просто продала те знания, которые получила как специалист, как врачеватель, чёрт подери, душ, в противопроложный лагерь.
.
То есть, дорогие граждане, в сущности, госпожа «Лина» просто гробит на корню всю семейную психотерапию при разводе. Как можно доверять психологу, если он завтра пойдёт и тебя продаст за 30 или сколько-нибудь «сребреников».
.
Поэтому, простите, но лучше «угробить» карьеру такого вот «психолога», специалиста, как она подписывается, «высшей категории», чем всю психологию разом, всё доверие, которое есть к психологам. Робкое, надо сказать, доверие.
.
А доверие это убивают какими только можно способами. Хотя бы, вот, вспомним, что всех усыновителей в Московской области долгое время «направляли в Малаховку», в какое-то областное учреждение, где с ними «работали психологи». Результатом было какое-то «заключение», которое нужно было обязательно отнести в опеку, а потом вам на основании этого заключения и откажут в передаче детей.
.
Иезуитство заключалось в том, что это самое «заключение» вы несли в орган опеки как-будто добровольно. Однако, если его всё-таки не приносили, орган опеки писал письмо в эту «Малаховку» — и те присылали всё равно.
.
От обследования этого можно было отказаться, да. Но если вы на него пошли, то, типа, «сами виноваты»? Сами виноваты в том, что изливали там душу, надеясь на объективный взгляд и помощь, а в ответ получили негативные последствия?
.
Так и здесь. Мужчина доверился специалисту, рассчитывая, что получит действительно разрешение ситуации, а получил — обманом собранные доказательства в иске против себя же. Тоже скажем «сам виноват»? Надо было посылать психолога сразу?
.
Самое отвратительное, что специалист-психолог «тётя Лина» — известный в своей области специалист-психолог, и лет женщине уже за 50, и опыт, наверное, «зашкаливает» — и, вот, продает чужие тайны, предает доверие, словно глупая выпускница психфака, решившая подработать, подмахнув «психологическое заключение».
.
Всё равно её не ждет по этому поводу никаких негативных последствий. Даже не пожурят коллеги. Нет же никакого «кодекса» или профессионального сообщества, которое может слово сказать… Даже не пожурят.

Источник: bulochnikov

comments powered by HyperComments

Ещё по теме