28112020Популярное:

Полковник Барабанов — Хозяин Ямальского Севера

Полковник Барабанов — Хозяин Ямальского Севера

Ранее в журнале писал о строительстве железной дороги на Севере Салехард — Игарка. Так называемая стройка №501-503, строившаяся в конце сороковых, начале 50-х ГУЛЖДС ГУЛАГ. Сам в этих местах жил и работал более 20 лет. И знаю об этой дороге не понаслышке. Видел и её остатки , и остатки лагерей. Почти построеная дорога была бездарно брошена во времена Хрущева, а сама она пришла в запустенее. Называют её теперь "мертвая дорога". А она ведь была крайне нужна. Что и подтвердило время. Сейчас ведут строительство новой дороги.

О самом строительстве дороги писал ранее в серии постов:

501-ая стройка…" ( Часть 1-ая ) — http://amarok-man.livejournal.com/6259.html
501-ая стройка…" ( Часть 2-ая ) — http://amarok-man.livejournal.com/6459.html
501-ая стройка…" ( Часть 3-я ) — http://amarok-man.livejournal.com/6954.html
501-ая стройка…( часть 4-ая ) — http://amarok-man.livejournal.com/8050.html
501-ая стройка…(часть 5-ая) https://amarok-man.livejournal.com/8384.html

Здесь же пойдеёт речь о начальнике этой стройки полковнике Барабанове Василии Арсентьевиче. Которого очень уважали на стройке. Как сотрудники, так и вы удивитесь-з\к. спецконтингент. И было за что. Память об этом человек на Ямальском Севере сохранилась до сих пор.


Василий Арсентьевич Барабанов родился 21 апреля 1900 года в селе Алтуфьево Московской губернии (ныне в черте города Москвы). Происхождение: из зажиточных крестьян, русский.

Приложение к справке на БАРАБАНОВА Василия Арсентьевича

По сообщению начальника Краснополянского РО УНКВД Московской области БАРАБАНОВ происходит из зажиточной семьи огородников. Отец до революции имел клубничный сад в 10 га. с применением наемной рабочей силы до 20 чел. и бакалейную лавку. Сестра БАРАБАНОВА в 1937 году арестовывалась и высылалась. Её муж ВАСИЛЬЕВ за к-р деятельность арестован органами НКВД. Брат отца БАРАБАНОВА — БАРАБАНОВ В. Ф. — в 1930 году раскулачен, его дочь замужем за крупным б. капиталистом фирмы «Га» и «Караван», в годы революции оба бежали в Германию, где проживают в настоящее время. Состоял членом ВКП(б), исключался за пьянство.
Спецпроверки проведены с 1922 по 1935 годы. Перепроверка в 1939 году. Восстановлен в ВКП(б) в 1940 году.
Август 1920 года — начало службы в Красной Армии. Учился на Военно-хозяйственных курсах,

С 1924 года служба в ОГПУ. С 1 января 1929 года — заместитель начальника отделения Особого отдела ОГПУ Среднеазиатского военного округа (г. Ташкент).

С 15 декабря 1929 года — начальник отделения Особого отдела ОГПУ 1-го корпуса (г. Москва).
В 1933 году переведён с оперативной работы на руководящие должности в систему Главного Управления исправительно-трудовых лагерей (ГУЛАГ) НКВД СССР:
С 1 апреля 1933 года — начальник 3-го отдела и заместитель начальника Дмитровского исправительно-трудового лагеря ОГПУ.
Осенью 1934 года принял участие в офицерской вечеринке, после которой двое из участников решили стреляться. Один был убит. Всех участников наказали… Барабанов был исключен из партии за «за пьянство и сокрытие кулацкого происхождения», и арестован. Пока шло следствие провел шесть месяцев в одиночной камере.
В апреле 1935 года был освобожден и выслан на Север с его семьей. Назначен начальником промысла Ухто-Печорского исправительно-трудового лагеря НКВД в городе Ухта Коми АССР.
Судя по всему, Барабанов очень кому-то мешал творить беспредел в лагере.
28 апреля 1947 года приказом МВД № 00457 начальник Северного управления железнодорожного строительства МВД (Коми АССР, посёлок Абезь). Управление занималось строительством железной дороги от ст. Чум (Новый) через Обское, Яр-Сале, Новый Порт до места расположения будущего порта в Обской губе на м. Каменный (Строительство 501)
С 06 мая 1948 года управление переведено на строительство восточного участка железной дороги ст. Чум—Салехард—р. Пур—Игарка (Строительство 503).
С 5 февраля 1949 года — заместитель начальника ГУЛЖДС МВД СССР и по совместительству начальник Северного управления лагерей железнодорожного строительства.
С 12 ноября 1949 года начинается реорганизация Северного управления лагерей железнодорожного строительства. Образованы Обский ИТЛ и строительство 501 и Северное управление и строительство 503.
Барабанов В.А назначен начальником Северного управления и строительство 503 (Красноярский кр., Игарский р-н, пос. (с.) Ермаково) и заместителем начальника ГУЛЖДС МВД СССР (г Москва)(Приказ МВД № 0784 от 12.11.1949 г.)
……………………

Однако нас интересует период его жизни и службы, когда он занимался строительством Северно-Полярной магистрали Салехард-Надым-Игарка. И справился он с этой задачей блестяще. Дорога была почти завершена. И только приход к власти Хрущева помешал завершить её строительство.

О тех временах сейчас принято говорить только негативно. Но, полковник Барабанов отличался от многих руководителей. Василий Арсентьевич старался выполнить порученое ему дело, но не за счёт цены жизни и здоровья заключённых и вольнонаёмных. Он старался улучшить условия труда и содержания. Инициативу и новаторские идеи подчинённых, в том числе и заключённых, не встречал в штыки, а претворял в жизнь.

А вот отзывы о нем заключенных:

Вспоминает бывший заключённый строек № 501-503, известный артист Леонид Леонидович Оболенский: «Какой человек! Совершенно фантастический по тем временам. Инженер по образованию, строитель. Не было на Урале ни одного каторжника, который плохо бы его помянул. До него был начальник строительства, который говорил: «Мне не нужно, чтобы вы работали, мне нужно, чтобы вы мучились!» А Барабанов делал дело: строил дороги. Был потом такой роман Ажаева — «Далеко от Москвы». Это о Барабанове. Барабановская стройка была отлажена как часы: никаких гибелей. Помню: Заполярье, северное сияние и — Барабанов с паровозика: «Друзья мои! Все мы здесь вольно или невольно — строим подъездные пути к коммунизму! Вперёд, друзья мои! Мы кричали «Ур-р-ра!» (а что ещё нам оставалось делать?) и шли думая: дай тебе бог здоровья, Василий Арсентьевич… Барабанов потом, во времена Хрущёва, работал в газете «Известия» при редакторе Аджубее! Заведовал отделом писем».
Хорошо помнит Василия Арсентьевича бывший политический заключенный стройки № 501 Лазарь Вениаминович Шерешевский: «Полковника Василия Арсентьевича Барабанова называли «дядя Вася». Это был незаурядный человек, успевший пройти старую чекистскую школу и в глубине души понимавший, как много среди его подопечных безвинно страдающих людей. Исполняя все требования своей службы, он сумел всё же сохранить человеческий облик, заботился о культуре и медицинском обслуживании заключенных, старался, насколько это было в его власти, облегчить участь тех или иных попавших в беду людей. Впоследствии, когда кончилась его многолетняя строительная эпопея — а он руководил целым рядом таких строек и послужил прототипом Батманова в романе Ажаева «Далеко от Москвы», — Барабанов стал сотрудничать с прессой и умер в должности заведующего общественной приёмной «Известий» той поры, когда газету редактировал Алексей Аджубей».

Василий Арсентьевич видел, в каких суровых климатических условиях трудятся заключённые. А ведь многие работы приходилось делать вручную. После изнуряющего физического труда люди должны были и питаться соответственно. В ГУЛАГе был официально утверждён лагерный паёк для зеков на каждый день. Чтобы как-то поддержать людей, Барабанов вводит специальный дополнительный паёк, который тут же получил название — «барабановский». «Те, кто работали на мосту, на болоте (а это были самые трудные участки), — вспоминает бывший политический ссыльный Павел Сергеевич Хачатурян, — получали «барабановский» паёк: хлеб, колбасу, сыр. В цистерне завозился спирт, каждому давали по 50 граммов. Прибывал также вагон с махоркой, его называли «барабановским» вагоном»

1949 г.Игарка. В.А.Барабанов среди специалистов стройки №503.
Об этом вспоминает и бывший уголовник И. Петров, который дал совсем не идеализированную характеристику Барабанову. «Что касается начальника стройки Барабанова, то он был человек своего времени. Жесток, но справедлив. Кто трудился добросовестно и перевыполнял норму, для того он делал всё, что было в его силах. Победителей-рекордсменов ждал стол с вином»

Вспоминает дочь Барабанова Елена Васильевна Силадий: «Папа уже уехал в Воркуту, мы с мамой ехали за ним. Мне было 7 лет, сестра Надежда на 5 лет старше меня. Я помню, нас на каких-то лодках тянули по какой-то реке. Потом нас встречал папа на катере. Мы очень долго ехали на грузовой машине, наконец, приехали в Воркуту. Там, где мы жили, стояло, по-моему, бараков 5 свежесрубленных. Тут мы жили. Рядом — барак заключённых. Почему-то их называли «урками». Запомнила двух: «Москву» (его звали только по кличке) и Колю Тимошенко. Они оба были молодыми и имели по 6 судимостей. Папа сразу предупредил маму: «Шура, двери не закрывай! Никаких замков. Всё должно быть открыто! Доверие полное к заключённым!»
Когда они получали посылки, то приходили к нам и кормили нас, детей. Нас было трое. Третий ребёнок был из семьи вольнонаёмных. «Александра Ивановна, дай девочек, погулять пойдём», — часто обращались заключённые к маме. А мама вспоминала, что у неё волосы на голове шевелились, но она ничего не могла поделать, помня о приказе мужа. И они с нами подолгу возились, ракушки искали, просто гуляли.
Вскоре в зону привезли троцкистов. Сын Троцкого был, его секретарь, в общем, всё окружение его было выслано туда. Они приехали туда с такими громоздкими чемоданами — очень много было у них вещей. На следующий день их обворовали. Папа вызывает к себе «Москву»: «Ребята, что же вы делаете? Меня позорите!? Вы представляете, что мне может быть? Вы их обворовали!»

На следующий день у нас в коридоре стоял огромный куль с приложенной запиской: «Вернули всё! Консервы съели».
Этот «Москва» с Колей повсюду ходили за папой, охраняя его. «Что же ты без пистолета ходишь? Ведь они тебя могут убить». Они думали, что троцкисты опасны».
Свободное общение с заключёнными вошло в привычку у полковника. Прежде всего он видел в них строителей, с которыми они делали одно дело. Ему хорошо было известно, что среди этого подневольного люда есть много хороших специалистов. И зачастую с должным вниманием прислушивался к их советам. Вспоминает Павел Сергеевич Хачатурян: «Каждый четверг по трассе ездил начальник стройки Василий Арсентьевич Барабанов. У него была танкетка, на ней — рама, чтобы подниматься. Охрана — 2 человека, был у него ещё писарь. Барабанов — высокий, стройный человек, свободно ходил среди заключённых, к нему относились хорошо. Однажды обсуждали, как устроить движение поездов через Обь зимой. Собрали совещание. Заходят ко мне в барак два чекиста, посадили в танкетку и повезли в Абезь (а я жил в 17 км). Барабанов меня частенько называл «армянский бог». Спросил на этом совещании и меня: «Что делать?» Я ответил: «Зимой — ледяную переправу делать и пускать одноколейку». Он спросил: «А сам поедешь по такой переправе?» Я сказал, что поеду. Одним словом, мне и поручили строить переправу. Но я поставил условие, чтобы освободить тех заключённых, которые поведут со мной первый паровоз. Условие Барабанов принял. Стали строить. Качали помпами, подняли лёд на 1,5 метра высотой, ширина — 7 метров. Сама Обь шириной 17 км. Строили в январе, феврале, а в марте 1949 г. закончили и пустили первые паровозы. Я ехал на паровозе. Присутствовали Барабанов, Чхеидзе.
До мая паровозы ходили через Обь, перевозили строительные материалы. Барабанов сдержал слово, отпустил не только экипаж заключённых (с большими сроками), но и ещё 180 человек»
Отношение полковника к заключённым характеризуют и другие, совершенно невероятные, факты, изложенные в отчётах по содержанию лагерей.
Начальник военизированной охраны майор Рузин нанёс удар по лицу заключённому из числа самоохраны. От должности отстранён, наказан в дисциплинарном и партийном порядке.
Старший надзиратель 1-го отдела Фунтиков Павел Степанович злоупотреблял служебным положением, систематически избивал заключённых. С должности надзирателя снят и передан суду.
Стрелок 1-го отряда военизированной охраны, рядовой Соловьёв Георгий Иванович, исполняя должность вахтёра, нарушал социалистическую законность, в период пропуска заключённых в зону и обратно заводил на вахту и занимался избиением, за что привлечён к уголовной ответственности, и осуждён к 1 году и 6 месяцам лишения свободы
Выдержка отсюда: https://memorial.krsk.ru/Articles/503/04.htm

………………………….

После смерти Сталина Барабанова арестовали по так называемом делу Берии. Его пытались подвести под расстрел .Когда Никита Хрущёв стал обвинять строителя в антиправительственных настроениях, тот ответил:
«Покажите мне, пожалуйста, хоть один подписанный мною документ, чьё содержание идёт вразрез с линией партии. За все годы моей работы в лагерях я только и делал, что выполнял волю партии».
Возразить Хрущеву было нечем. С Баранова были сняты все обвинения и даже назначили первым заместителем начальника ГУЛАГа.
В 1956 году полковник Барабанов вышел на пенсию. Работал в "Известиях"- — заведующий общественной приёмной. Умер в 1964 году.

https://amarok-man.livejournal.com/5529573.html — цинк

Источник: Colonel Cassad

comments powered by HyperComments

Ещё по теме