21012019Популярное:

Первый Тайм Мы Уже Отыграли…

Нет, категорически не согласен. Это не вульгарность, не истерика и не стиль базарной бабы. Это жанр, и в рамках жанра все выдержано идеально. Конечно, в серьезных аналитических программах такое поведение ведущего невозможно, но это не серьезная программа. Правда, и не юмористическая. Это чисто российское ноу-хау,

театр попугайчиков, официально предлагаемый широким, то есть, невзыскательным массам, как нечто серьезное, чему можно и нужно верить. Можно сказать, комедия масок с элементами уличного гиньоля, и в стихии данного жанра, которого, кроме как на российском ТВ, нет нигде (разве что еще на Украине), г-жа Скабеева, как модератор, выражает себя так ярко и совершенно, что вполне достойна кресла в Думе, которого, полагаю, и дождется.

А что касается пресловутого томоса, которым интеллигентная г-жа Скабеева, подавая массам пример культурного общения с оппонентами, предложила попке с Украины "подавиться", так о нем помянуто очень к месту. Ибо, раз уж помянуто, есть прямой смысл ознакомиться с весьма актуальным интервью Даниила, архиепископа Памфилийского, одного из кураторов,

надзиравших за выдувом новодела. Сейчас, когда первый этап позади, он откровенно делится впечатлениями и видением будущего по версии Фанара. А поскольку беседа очень длинная, да еще и мовою, даю ее в максимально аутентичном (надеюсь, гости с Украины подтвердят) пересказе, опустив мелкие детали. Естественно, без комментариев, которые, в данном случае, ни к чему.

(1) Сложнее всего было общаться с архиереями УПЦ. Тем не менее, встречи были: в режиме строгой секретности пошли на контакт 18 иерархов, и (личное мнение) "думаю, большинство из них готово к переходу", но только если убедится в том, что это безопасно и перспективно.  Сомневающимся даны гарантии, что Фанар их защитит, но только  если они придут не сами, а приведут свои приходы. А это сразу не получится, нужно работать. Некоторые из тех, с кем мы встречались, уже  такую работу ведут, но им сложно, их  не очень слушают.

(2) Лично я надеюсь, что к нам придут многие, а не только те, с кем мы говорили. Но процесс будет не быстрым. Тут нужны мягкость и щедрость, и наш Епифаний готов привечать всех, кто к нему перейдет.  А что касается особой позиции Вл. Софрония, который, в принципе, наш, но на собор не пришел, так его уговаривали прийти, но я бы не хотел это обсуждать. Но, в любом случае, собор необходимо было проводить срочно, потому что наши позиции слабели.

(3) Канонизировать Бандеру не считаем целесообразным. В принципе, наше детище может это сделать "для внутреннего почитания", но не на уровне патриархата. Мы, Фанар, не хотим уподобляться Московскому патриархату, канонизирующему политических деятелей (скажем, Николая II) по слишком явным политическим соображениям, нам, как церкви, это не выгодно.

(4) Конечно, много огрехов, но лично я доволен. Главное, процесс пошел.  Наша цель: собрать под себя людей разных убеждений,  и мы это сделаем, хотя процесс будет долгий. Многие нам, увы, не верят, однако тут лично я делаю ставку на молодежь, которая патриотичнее родителей, и конечно, потянется к нам.

(5) Мы сделали все, чтобы убедить Филарета позволить продвинуться Епифанию. Старые люди со старыми взглядами нам не нужны. Мы бы попросили не выдвигаться и Вл. Онуфрия, если бы он пришел. Но он не пришел. Он вообще отказался с нами встречаться. Как-то пересекались, но выслушать нас он не пожелал.

(6) Нет, никаких серьезных изменений в Уставе мы, Фанар, не допустим. Никакой самодеятельности. Какие-то мелочи возможны, но с уведомлением. А все серьезное будем контролировать мы.  И никаких "украинских патриархатов", пока мы не разрешим. Если Филарет этого не поймет, ему же будет хуже. А называться для внутренего пользования он может как хочет, он старенький, мы не сердимся, — однако держать Епифания на поводке, как сейчас, не позволим.

(7) Будет ли все-таки патриархат? Ну, не знаю. Все возможно. Уверен, что вполне возможно. Но не раньше, чем полностью объединятся обе церкви Украины.  Вот объединятся, пускай обращаются. Фанар не откажется рассмотреть и поговорить. А что? Вполне вероятно.

(8) Насчет отнятых Фанаром у "филаретовцев" зарубежных епархий. А что? Это сложный процесс. Мало ли что происходит внутри нашей структуры? Реорганизуем для удобства.

(9) Да, Филарет наградил орденом бывшего руководителя ЦРУ Джека Девайна. Да, первый разговор после избрания Епифаний имел с м-ром Помпео. Ну и что? Ну, наградил, ну, поговорил. Не стоит обращать внимания.

(10) Нет, Москва нас не признает. Это понятно. Сербия, Польше и Антиохия тоже для нас проблемны.Но с Польшей мы работаем, рычаги есть. Другие церкви начнут признавать через несколько месяцев. Первыми, скорее всего, будут греки и румыны, а там процесс пойдет. Мы временем не ограничены, отработаем и сербов, и Антиохию.

(11) Нет, мы не раскольники, и никакого раскола не будет. Раскольники в Даниловом монастыре. Они политиканы и империалисты. А нас не интересуют ни власть, ни деньги, ни количество прихожан. Мы бедные, гордые, бескорыстные, и готовы на все, чтобы нести людям добро. Именно так мы поступили в ситуации с Украиной.

(12) И пусть в Москве сколько угодно обзывают нас еретиками. Мы выше ругани. У них нет методов против нашего Варфоломея, нет догматичных условий для обвинений  в ереси.  Мы будем пренебрегать их бесплодными попытками нас укусить. И вообще, они взяли Христа в заложники.

(13) Неправда, мы не говорили ни о каких ставропигиях. Повторяю, мы бескорыстные, и нам доходов с Украины не надо. Что-что? В томосе написано про ставропигии? Ну да, написано. Я и не говорил, что не написано. И что? Имеем право. Для восстановления исторической справедливости. В общем, да, ставропигии будут. Но лавры забирать не будем, это  100%.

(14) Уверен, отношения между нами и УПЦ будут мирными. РПЦ будет устраивать провокации. Меня уже терроризировали, узнали адрес и под окном пели акафисты. Вирусы на комп подсылали. А мы очень благочестивые, не хотим враждовать,  мы будем упорно работать, и рано или поздно духовенство УПЦ примет наши доводы.

(15) Да, мы поддерживаем стремление церквей Черногории и, возможно, Македонии пойти путем Украины. А почему нет? Чем больше национальных церквей, тем лучше. А митрополит Павел Минский, который нас ругает, неправ. Правы мы. И если встанет вопрос о Белоруссии, мы охотно поможем. Но только если попросят пастыри, народ и правительство.

(16) Закон о переименовании УПЦ? А Россия агрессор. Вот! И никто никого не заставляет. Но мы считаем, что теперь УПЦ потеряла право на нынешнее название, единственный мирополит Киевский и Украины — наш Епифаний,  а Онуфрий уже не митрополит Киевский. Это наше, фанарское, твердое мнение.

(17) Да, вполне возможно, когда-нибудь, когда наш украинский филиал станет патриархатом, он, вполне вероятно, объединится с униатами, если униаты того захотят.

Очень серьезный мужик, согласитесь, и жанр явно не тот, в котором подвизается г-жа Скабеева…

Источник: Дорога без конца

comments powered by HyperComments

Ещё по теме