28062017Популярное:

Отвлеченное (4)

Касательно модного тренда "борьбы с коррупцией" и коррупции собственно. Тема, безусловно, перспективная в плане мобилизации масс, хотя как показали события 26 марта, на лозунг покупается по большей части незамутненная молодежь, но вот более старшие возрасты к данной теме относятся обратно пропорционально прожитым годам — чем старше, тем меньше зажигаются праведным гневом. Тем не менее, парадокс заключается в том, что предмета возмущения, а значит, и хоть каких-то возможных решений по его искоренению на самом деле нет.

Парадокс звучит просто — в современной России коррупции на самом деле почти что и нет. А потому борьба с ней эфемерна и бесперспективна в практическом смысле. Хотя в политическом плане накачивания рейтингов, узнаваемости и создания повода для "движухи" как раз с перспективами всё в полном порядке. В чем же дело?

А дело в том, что коррупция — признак развитого общества и развитых рыночных отношений. Нет рынка — нет коррупции. Есть другое явление, о нем ниже. Но коррупции нет. Потому борьба с ней и бесперспективна — нельзя победить то, чего нет.

Современная Россия проваливается в сословное средневековье. Мы уже проскочили даже эпоху зарождения капитализма конца 19-начала 20 века. И уверенно валимся глубже. У нас на подходе крепостное право (элементы которого уже в полный рост — достаточно вспомнить об ограничениях выезда за рубеж за долги. Закрепление должников на земле как раз и было ключевой задачей введения этого института в далёкие и благословенные времена). У нас промышленность идет верной дорогой деградации до промыслов. Наконец, общество не менее уверенно стратифицируется по сословиям. Это, кстати говоря, ставит крест на надеждах отдельных категорий граждан в вопросе восстановления социализма в России — социализм можно построить лишь в классовом обществе, с феодальным у него есть определенные проблемы.

И здесь мы вплотную подходим к вопросу о так называемой коррупции в России. В реальности под ней понимается принципиально иное явление — рента. Рента, как известно, в общем виде — это доход с имущества или капитала, который не требует для своего получения ведения предпринимательской деятельности. Современная Россия управляется бандитско-мафиозным сословием, которое в прошедшие четверть века перераспределило в свою пользу практически все национальное богатство страны, и теперь, управляя этим богатством, снимает с него свою ренту.

Управление в общем виде выглядит предельно просто: должностные полномочия управляющих конвертируются через право распределения тех или иных финансовых или материальных потоков в ренту, которая является некоторой частью этих потоков, отчисляемой напрямую (или через определенные схемы) тем, кто этими потоками рулит. Говоря иначе — любой, кто имеет право распределения, получает право на отчисления в свой сугубо персональный адрес. И это не коррупция. Коррупция — сугубо рыночный акт разовый купли-продажи должностных полномочий. Рента — обязательное регулярное отчисление. Простой пример.

В нулевые года имел разговор со старым знакомым, работавшим в ГАИ. Оговорюсь сразу — как сейчас обстоят дела в этом ведомстве, сказать не могу. Но в конце 90 ситуация была четкой, понятной и простой. Новичку в первый же выход на дорогу довели порядок: 40 тысяч — план по штрафам, 25 тысяч в конце смены — наличными командиру подразделения, все, что сверху — твое. Но без наглости. Попадешься — твои проблемы. Но чтобы проблем было меньше — из "своих" выделяешь в "общак". Ну, и если случится нечаянная радость в виде особо крупной добычи — то крысить не надо, поделись с товарищами или хотя бы проставься. Ну, чтоб все как у людей.

При этом указанные суммы — обязательны. План — закон, выполнение — долг, перевыполнение — честь. Не выполнил план — образуется долг, который придется погасить в следующий раз. Будешь затягивать — оргмеры, будешь рыпаться — оргвыводы. При этом по умолчанию было ясно, что точно такой же план висит на командире подразделения, который в плановом же порядке обязан заносить наверх, а те — еще выше. И тоже по плану.

Формально — коррупция. По факту — сбор дани. Постовой, собирая штрафы, распределяет поток согласно полученным указаниям (имеющим силу закона, хотя строго формально они есть обычные бандитские понятия): эту часть — в правовое поле, а вот эту — в поле понятийное. Все, участвующие в системе, вынуждены нести оброк. Кормовая база — участники дорожного движения. Понятно, что невыполнение плановых показателей в конечном итоге ведет к выбрасыванию из системы. Если ты честен или наоборот: если ты крысишь, или еще что — неважно, но вся система работает как часы. Повторюсь — как сейчас обстоят дела, не знаю, но нищих гаишников я не видел никогда, разве что в исполнении Светлакова. Абсолютно аналогично обстоят дела у всех остальных категорий служивых — во всяком случае, когда молодой следователь садится в "Бентли", то вряд ли он герой сериала "Мажор", а вместо богатого папы у него просто есть образцовое выполнение требований системы. Не стану развивать тему — должностных лиц много, государство у нас большое, и везде — своя пищевая пирамида и кормовая база. С отчислениями в пользу владельцев системы распределения.

Вот как раз дань и есть ключевой отличительный признак сбора рентных платежей — обязательных и регулярных. И это уже совсем иная проблема в плане борьбы с этим постыдным (как нам почему-то кажется) явлением. Почему кажется? Да потому, что для сословного общества рента есть экономическая база существования правящих сословий. Не будете же вы называть коррупционером помещика, крестьяне которого три дня в неделю отрабатывают барщину — просто потому, что работают они на его земле, а значит, барщина есть просто отработка арендной платы. Точно так же невозможно назвать коррупционером самого захудалого барона, замок которого стоит у моста, за право проезда по которому взимается плата и несется в закрома барона. Это его земля, его река и его мост. Все честно.

Собственно, проблема нынешней России лишь в том, что пока правовое регулирование серьезно отстает от фактического положения вещей. Пока еще нельзя впрямую заявить населению, что оно вообще-то уже давно является просто кормовой базой, а правящее сословие — хозяевами и владельцами страны. Строго формально мы еще якобы равны (хотя уже все свыклись с тем, что некоторые существенно равнее). Как раз старшее поколение свыклось — и тема коррупции его уже почти не трогает. Ну, а молодежь, понасмотревшись Ю-Туба и вредной западной жизни, еще имеет иллюзии на этот счет. Ну, там всякая свобода слова, права человеков, фрарните, эгалите и (прости господи) либерте. Вот она и требует странного — и Навальный ловко углядел имеющуюся перед ним возможность.

Собственно говоря, поэтому-то борьба с коррупцией — это не про нас. Путин, в сущности, прав, говоря, что коррупция в России изживается и имеет тенденцию к снижению. Конечно — с ликвидацией остатков развитого общества, еще не до конца добитого путинской вертикалью, феодализм станет нормой жизни во всех областях — он-то и принесет нам полное освобождение от этого позорного явления — коррупции. Вместо него наступят благолепные мракобесные времена. С поркой на конюшне, четырьмя классами церковно-приходской (а других и не надо, двенадцать учебных часов в неделю слово божие, два — чтение, два — письмо, ну, а что останется — там министр просвещения издаст циркуляр, какая из наук не является сильно вредной). И да — с правом первой ночи, понятно. Это святое.

Ну, и где во всем этом сиянии преданий старины глубокой коррупция? Да нет ее и быть не может. А что другое — так с другим никто бороться и не призывает.

Именно поэтому лозунги Навального без изменения социально-экономической и политической системы страны не имеют ни малейшего практического смысла. В лучшем случае ему удастся снизить размер взимаемых рентных платежей — что тоже хорошо, однако на создание системы контроля будет уходить большая часть того, что удастся таким образом "сэкономить". Решение лежит в возврате на столбовую дорогу развития страны. В процессе разития, конечно же, придется пройти и через стадию коррупции, и борьбы с ней — но по крайней мере, появляется шанс на создание в будущем нормальной и динамично растущей страны. У феодальной России шанса нет — особенно если учесть, что большая часть остального мира идет в прямо противоположном от нас направлении.

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме