22092021Популярное:

Основная задача

Террор, который всё более явственно опускается на Россию, по понятным причинам привлекает внимание насилием в адрес тех, кого называют у нас «оппозицией». Хотя оппозиция — это принадлежность конкурентной политической системы. В России она не существует как явление, а квази-оппозиционная «системная» оппозиция как вампир святой воды боится даже быть заподозренной в стремлении к власти. Нет борьбы за власть — нет политики — нет оппозиции. Имитация — есть, оппозиции — нет.

Скорее, всех тех, по кому ездит каток террора, более правильно называть «инакомыслящие», что гораздо ближе к реальности. Тем более, что для фашистов, в которые уже откровенно переродились кремлевские правители и их режим, инакомыслие само по себе является государственным преступлением.

Однако это то, что на виду. Инакомыслие — тяжкое преступление, спору нет. Но создание машины террора столь впечатляющего масштаба — это все-таки не против него. Не та цель.

В реальности для режима гораздо большую опасность представляют совсем другие люди и целые социальные слои. И неудивительно.

В одном из своих выступлений один из немногих современных российских историков, не подлизывающих власти и остающихся на независимых (насколько это возможно при фашизме) позициях — Андрей Фурсов — сказал о том, что бенефициарами развала Советского Союза стал верхний слой среднего класса СССР. Что вполне подтверждается массой примеров. Это люди, которые достигли своего потолка при СССР в силу происхождения, но в основном в силу личных морально-деловых качеств. Выше подняться они уже не могли — даже в состоянии тяжелейшего кризиса кадровый отбор в Союзе работал, и откровенный мусор все-таки отбраковывался. Тот же Гайдар, к примеру, даже теоретически не мог рассчитывать на должность выше главреда журнала «Коммунист» — вполне номенклатурной, но не выдающейся. Или вся когорта «младореформаторов», вся «семибанкирщина», вышедшая из комсомольских, профсоюзных ячеек, НИИ и иных структур — все они в той или иной степени, но были в системе, но шансов на продвижение в ней у них не было. Либо они были слишком невелики.

Второе поколение, которое пришло уже в начале нулевых — это были откровенные отбросы советской системы. Самый что ни на есть мусор, задвинутый за печку с клеймом полной безнадежности. Тот же Путин, сохранись Союз, был буквально обречен надзирать за институтскими стукачами до своей пенсии. Это был кадровый тупик, куда он попал как человек, полностью проваливший карьеру. По каким причинам, думаю, мы узнаем уже после его кончины, но сам факт сомнений не вызывает — из такого тупика, куда его задвинули, выхода не было.

Естественно, что весь этот мусор, в силу масштабных трансформаций, произошедших в начале и в течение 90 годов, прорвавшийся к власти, прекрасно осознает степень угрозы своему положению от нового поколения, попавшего в столь же безнадежное с точки зрения социального роста. Причем поколения, находящегося в системе, а потому гораздо более опасного, чем маргиналы из несистемных инакомыслящих. Единственная их мечта — подвинуть этих бумеров, освободить от них пространство и попытаться рвануть наверх.

В рамках режима, где все места прочно заняты, а любую вакансию уже застолбили начальственные дети, шансов у этого поколения нет и быть не может. Кстати, лет десять назад, пока начальственные отпрыски были еще малолетками, такая же история происходила с женами-любовницами руководства. Они гроздьями и стаями садились на любые освободившиеся места, так что у более молодого поколения шансов не было вообще никогда.

Нувориши прекрасно понимают угрозу, исходящую от этого поколения, и именно против него работает машина террора. Внешне это выглядит как передел собственности и зачистка лишних ртов у корыта, в котором всё меньше корма (и во многом это так), но дополнительная задача, решаемая в ходе террора — это перманентная зачистка среднего и выше среднего слоя номенклатуры, который понимает, что единственный шанс для него — это дестабилизация режима, в ходе которого они могут получить свое «окно возможностей». Стабильность для них — то же самое, что для Путина должность проректора по стукачам. Тупик.

Вот их-то и чистит машина террора. Попутно тренируясь на инакомыслящих.

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме