26072017Популярное:

Оливковые береты

«Первый шаг к элите. Совсем недавно среди военнослужащих силовых структур и военизированных подразделений ДНР проходило испытание на право ношения оливкового берета. Сколько литров пота было пролито бойцами и сколько километров намотано во время подготовки к сдаче, одному только богу известно. Путь к головному убору оливкового цвета полон сюрпризов и испытаний. В сущности, это первый шаг к элите.

Все нормативы, предъявляемые бойцам, выполняют далеко не многие. В большинстве случаев финишной прямой достигают только треть вышедших на старт. Примерно такая же картина была и в недавнем испытании. Из 88 воинов заветный головной убор получили 18.

Собеседники – бойцы Республиканской Гвардии ДНР Эдуард с позывным Десятый и Сергей с позывным Волк.

– Пройти марш-бросок по местности со сложным рельефом и водной полосой препятствий, спасти условного раненого, преодолеть штурмовую полосу, показать умение вести прицельный огонь и уже в самом конце выдержать схватку рукопашного боя, – описал условия испытания Сергей. – Все это выполняется в увесистом снаряжении. А если учесть мокрую одежду, оружие и противогаз, то задача прилично усложняется. Сказать, что сложно, – вообще ничего не сказать.

– Конечно, это непростое испытание, – подключается к разговору Эдуард. – Причем сложно было не только физически, но и морально. Понятное дело, чтобы пройти все этапы, боец должен обладать определенными физическими и психологическими качествами, знаниями и умениями, необходимыми ему при выполнении уже боевых задач.

Подгтовку к сдаче ребята начали в ноябре прошлого года. Командир роты поставил перед ними предельно четкую задачу: максимально, насколько это возможно (или невозможно), подготовиться, достойно выступить и доставить береты в расположение части. Упасть в грязь лицом ребята не имели права. Собственно, с такой установкой они и готовились. Причем все тренировки проводились не в ущерб основной службе. Ее никто не отменял.

– Конечно, мы представляли, с чем нам придется столкнуться, – говорит Эдуард. – Но по факту все оказалось гораздо сложнее. Взять, к примеру, преодоление водной преграды… Признаться, я не думал, что она окажется именно такой сложной.
– На самом деле, водой это сложно назвать, – подключается Сергей. – Правильней было бы назвать ее ледяной жидкой субстанцией из пыли, грязи, породы.

– После прохождения водного отрезка у некоторых ребят вышли из строя противогазы, поэтому они были вынуждены сойти с дистанции, – говорит Десятый. – Хотя физически, думаю, они имели все шансы дойти до конца. Не представляю, как ребятам обидно… Было несколько парней, которые не выдержали такой нагрузки, организм давал сбой… С этим ничего не поделаешь.
– Скажите, самая большая трудность была в физической или моральной составляющей? – интересуюсь у свежеиспеченных обладателей оливковых беретов.
– Наверное, моральная составляющая была сложнее, – делится Эдуард. – На протяжении всей 14-километровой дистанции постоянно приходилось через не могу преодолевать препятствия, идти на новый рывок.
– Для меня, наверное, основной мотивацией было то время, которое ушло на подготовку к сдаче нормативов, – говорит Сергей. – Вы не представляете, сколько усилий было потрачено, и не хотелось, чтобы все это оказалось впустую.
– Да-да, это тоже сыграло важную роль, – подтверждает слова сослуживца Десятый. – Дистанция ведь не короткая, и все время голову не покидали мысли о том, чего ты себя лишал во время подготовки, на какие жертвы ради этого шел. Хотя были и другие мысли, наверное на пике усталости: «Что я здесь делаю? Зачем оно мне нужно?» Но приходилось брать себя в руки и бежать, ползти, отжиматься…

– К финишу пришли без травм и повреждений?
– Очень сильно пострадала экипировка, ногти до сих пор счесаны, синяки на локтях и коленях еще не сошли, – делится Волк. – Ведь на полигоне приходилось бежать и ползти по породе, по камням…
– С теми ребятами, которые сошли с дистанции, общались?
– Да, конечно, – с какой-то грустью в голосе говорит Эдуард. – Пацаны очень расстроены. Но в следующий раз, думаю, выступят увереннее. Теперь-то они знают, что здесь и как. Многие из них выбыли из строя не из-за своих физических кондиций. Требования были очень жесткими. С дистанции снимали, например, за то, что боец отстал от группы более чем на 50 метров, или из-за того, что поправил противогаз. Планка требований очень высока.

– Расскажите о заключительном этапе марш-броска, о спарринге.
– Это нечто! – улыбаясь говорит Эдуард. – Нашими спарринг-партнерами были инструкторы, которые получили оливковые береты год назад. Тем более что они были свежими. Не то что мы – на пределе своих возможностей. Правда, они тоже бежали вместе с нами, проверяли правильность выполнения заданий. Но их пробежка по сравнению с нашей – это легкая прогулка.
– Спарринг проходил в таком формате: три минуты боя один на один и второй бой две минуты втроем – каждый сам за себя, – поясняет Сергей.
– Бои были настоящими, бескомпромиссными, – говорит Десятый. – Никто никому никаких поблажек не делал. Я наблюдал за боем Сереги. Это было что-то необыкновенное. Его соперник, крепкий парень, понимал, коль уж боец дошел до этой стадии, то щадить его нельзя, нужно было принимать все меры. У инструкторов же были свои задачи – максимально нас нагрузить.
– Да, поединок был что надо, – вспоминает Сергей. – Где-то минуту я держал удары, выматывал его. И уже потом начал действовать. Выстоял! Приятно было слышать, как ребята меня поддерживали – громко, искренне, от всей души. Не оправдать такое доверие было бы преступно.
Обычное крымское желание
– Говоря о психологических трудностях…
– Этого там хватало, – говорит Эдуард. – Допустим, инструкторы, которые бежали рядом с нами, не только следили за соблюдением правил, но и пытались выбить из психологического равновесия. «Может быть, тебе водички дать попить?!», «Зачем оно тебе нужно, сядь отдышись!» – такие реплики сил не придают.
– Правда, потом, когда близился финиш, эти же ребята нас подбадривали, уже не шутили, – рассказывает Сергей. – Они же были в нашей шкуре и прекрасно понимали, чего это стоит. Когда все закончилось, они подходили поздравляли, говорили теплые слова.
– Какой этап испытания был самым сложным для вас?
– Наверное, когда нужно было нести условного раненого человека, – вспоминает Эдуард. – Сам ногами едва передвигаешь, а тут тебе на спину еще один довесочек.
– А помнишь, когда нужно было двадцать минут простоять в стойке, упершись руками и ногами в землю? – обращается Сергей к Десятому. – Шевелиться или что-то при этом поправлять было запрещено.
– Вспомните, какие чувства испытывали после того, когда командование вручило вам береты?
– Конечно же, радость, гордость, – говорит Сергей. – Но больше всего я хотел пить и принять теплую ванну, – говорит Сергей.
– Да, пить и отдохнуть очень хотелось, но у меня почему-то возникло непреодолимое желание поехать в Крым, – смеясь отвечает Десятый.

Оливковые береты – элита ОСпН Республиканской Гвардии ДНР. Их задача – вскрытие и обнаружение бандформирований на подконтрольной территории, предупреждение диверсий, борьба с преступностью и терроризмом».

Евгений Митин.

Привет . Добавляй в друзья )

Источник: АКТУАЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

comments powered by HyperComments

Ещё по теме