19102021Популярное:

Новая тенденция

«Пандемия» стала хлебным местом для огромного числа исследований, которые, впрочем, исследуют в основном саму «пандемию», аккуратно обходя молчанием многие тонкие моменты политического свойства. Опубликовано исследование, из которого следует, что в странах Западной Европы и США продолжительность жизни снизилась до беспрецедентно низких уровней с периода Второй мировой войны. Что в целом лишь подтверждает эмпирический тезис о том, что «пандемия» — это новая мировая война, только иными методами и средствами.

В Западной Европе продолжительность жизни сократилась за счет резкого подъема смертности среди людей возраста 60+, в США подъем смертности наблюдается и в более молодых возрастах. И, кстати, во многих исследованиях упоминается, что среди умерших молодых американцев преобладают «цветные» и латиносы, а вот у белой популяции смертность более похожа на смертность Западной Европы.

Понятно, что у происходящего могут быть самые разные объяснения, как подтверждающие «пандемию» в качестве чисто медицинского явления, так и напротив — доказывающие ее искусственно-политический характер. Но у последствий пандемии, видимо, есть и результаты, которые теперь предстоит осмысливать и демографам, и социальным психологам.

Запад в силу возросшего качества и уровня жизни коренных популяций за последние десятилетия существенным образом «постарел». При этом он уже давно перешел из первого типа воспроизводства населения во второй (первый характеризуется высокой рождаемостью при высокой детской смертности, второй — низкой рождаемостью при низкой детской смертности)

Для развитых стран Запада воспроизводство коренного населения прочно вошло в регрессивный тип. Его можно определить, если провести в возрастной пирамиде среднюю черту по медианному возрасту, и заметить, что «верхняя» часть возрастной пирамиды в динамике превосходит «нижнюю». Население стареет, причем достаточно высокими темпами.

Это породило известную проблему замещения коренных популяций экзогенными пришельцами, а это в свою очередь создало устойчивый тренд на замещение культурных кодов на иные, и более архаичные. Естественно, что это породило конфликт, причем конфликт высшего уровня — межцивилизационный, в котором западная цивилизация оказалась обороняющейся и находящейся в заведомо проигрышном положении. Более молодые пришельцы, во многом находящиеся в «зоне перехода» между первым и вторым типом воспроизводства (что характеризуется остаточной высокой детской рождаемостью и снижающейся детской смертностью) стратегически побеждали местную цивилизацию просто своей массовостью. Деидустриализованный Запад перестал быть «плавильным котлом» и утратил способность ассимилировать и «перерабатывать» пришельцев.

Сейчас возникает новая ситуация. Носит ли она проектный характер или «так получилось» — это отдельный вопрос. Но парадокс ситуации в том, что для коренных популяций пандемия характеризуется высокой долей смертности среди старших возрастов, а вот для неассимилировавшихся пришельцев смертность затронула и достаточно высокие доли более молодого населения. «Пандемия» в социальном плане выступила как самый настоящий вирус, который отбраковал нежизнеспособные особи и оздоровил популяцию.

Возникли последствия, которые могут дать в будущем неожиданный эффект от «помолодения» коренных популяций на Западе при сохранении возрастных пропорций у пришельцев. И это серьезное отличие от двух предыдущих мировых войн, где демографические провалы пришлись в первую очередь на людей молодых.

Какими могут быть последствия этого внезапного слома тенденции — вопрос очень непростой. Для него еще мало данных, но то, что на глазах формируется какая-то новая реальность — скорее всего, факт.

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме