19012022Популярное:

Непрямые ответы

Вопрос, который возникает (а возникает он неизбежно) — как противостоять машине террора и насилия кремлевского фашизма? Если еще до «эпидемии» режим укатывал под асфальт недовольных, то сегодня у него нет вообще никаких ограничений, и мы не видим прямого применения неограниченного насилия лишь потому, что нет ни организованных, ни неорганизованных выступлений людей. При этом каратели уже мотивированы, и бесконечная череда сообщений, фотографий и роликов абсолютно неадекватной агрессии лишь подчеркивает, что террор прочно занял свое место в нашей жизни, и в любой момент он может быть применен, как и положено террору: немотивированно, безадресно и бессистемно. В переводе на общепонятный язык — попасть под каток может любой, и не нужно даже пытаться искать причину, по которой он по тебе проедет. Террористу, взрывающему грузовик, плевать, кого он убьет. Фашистскому режиму, в сущности, тоже.

Я много раз писал и говорил, что прямой ответ фашистскому режиму невозможен — он заточен на противодействие структурированным угрозам. Любая организация будет разгромлена им. Причем даже неважно, что это за организация — клуб любителей аквариумных рыбок или дети, играющие в какие-нибудь шпионские игры. Для режима важен вызов: есть люди, способные собраться вместе и ставить перед собой общие задачи. Даже если это задача покупки мотыля. Логика понятна: сегодня вы вместе идете покупать экзотических рыбок, а завтра свергаете режим. Поэтому дело об организованной экстремистской группировке — как здрасьте. Тем более, что это обоснование существования целых департаментов по надзору. Они же должны отчитываться в конце концов.

Чего не в состоянии делать структурированный террор — это противостоять бесструктурному протесту. Непонятно, кого ловить и сажать. Выход, конечно, есть всегда — будут ловить и сажать любого. Просто любого, но саму проблему это не решает никак.

Бойкот — это непрямой и бесструктурный протест. Он абсолютно неконструктивен и не может быть конструктивным. Его цель всегда одна и та же: если ты не можешь бороться с врагом (а любой фашистский режим всегда враг для народа), значит, ты можешь бороться с его планами. И если ты разрушаешь планы врага — ты побеждаешь его.

Вторая форма бесструктурной борьбы — это солидарность. Задача фашистов всегда будет заключаться в том, чтобы создать у людей чувство одиночества и обреченности. Разъединить их, а по возможности — стравить между собой. Нынешние пособники фашистов, гневно обличающие неких мифических «антиваксеров» (хотелось бы понять, о ком это они) — это как раз те, кто поддерживает кремлевский режим в вопросе установления в стране террористической диктатуры. Пособники. Подельниками их назвать сложно — мелкие шавки, гавкающие из-за забора — не более того. Но закону все равно — ты ли насиловал или ты просто держал за руки. Закону возмездия всё равно тоже. Когда придет время, их обязательно вспомнят. Как тех, кто содействовал фашистам. Все эти хиви и шуцманы нового времени ничем не отличаются от своих предшественников.

Солидарность — это тоже бесструктурное действие. Задача которого — не дать врагу разъединить людей. Создать общее. Поддержать слабого. И даже в форме простой человеческой поддержки это крайне важно.

Когда режим приступит к массовому террору прямого действия (а вероятность этого достаточно велика), то только общая солидарность может существенно осложнить его планы, а возможно, и сломать их. Речь идет о любых насильственных действиях в отношении любых людей. Возможно, впереди у нас реализация самых людоедских решений — вплоть до объявления зон ЧС и выселения людей с территории. Подозревать кремлевских в гуманности просто нелепо. А потому мы все должны понимать, что сегодня отправят строить города Шойгу кого-то незнакомых вам, а завтра могут дополнить их уже вами. И потому любые проявления солидарности с жертвами фашизма — это, фактически солидарность с самими собой. Спасая чужих людей, вы в конечном итоге будете спасать и себя.

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме