18082017Популярное:

Немного о лукавом

События 26 марта по многим понятным причинам стали новостью, а потому ее обсуждают со многих сторон. В том числе имеется мнение — да, собственно, о чем речь? Ну, вышли в общей сложности пару десятков тысяч человек на всю страну — микроскопическое же количество. Даже первые Болотные-Сахарова собирали больше, о чем вообще речь? Любой матч захудалых команд собирает сопоставимое количество болельщиков.

В общем, да. Если брать брутто-показатели, то в этом что-то есть. Но цифры — вещь странная. Вообще-то говоря, в пик Донбасского восстания летом 14 общее число взявших в руки оружие ополченцев не превышало 10-12 тысяч человек на весь Донбасс. Это были еще те, первые ополченцы, которые не за деньги, а за совесть. И без гарантий поддержки со стороны — скорее, наоборот, как раз к лету уже было ясно — сами, всё сами, ребята. Вслух произнести фразу: "Путин предатель" решались тогда лишь единицы, но общее понимание уже пробивалось через наивную веру, что не бросят и не предадут.

Сколько там "Донбасс-арена"? 50 тысяч мест? Ну так все ополчение могло разместиться на одной-единственной трибуне. И ничего, хватало даже его. Кстати, даже сейчас вся народная милиция ДНР-ЛНР — все равно в районе полу-стадиона.

На памятный Манеж в Москве пришло от 6 до 8 тысяч человек (да и то, наверное, завышено). Что вынудило будущего министра Колокольцева, а тогда руководителя московскго главка, лично, не передоверяя никому, прибыть и разговаривать. Спокойно и вежливо. Хотя вполне мог послать какого-нибудь майора и дать команду разогнать.

Открою секрет — весь ИГИЛ сегодня — это порядка 25 тысяч человек. На всю Сирию и Ирак. Ну, плюс подполье. А в Мосуле 100-тысячную иракскую группировку кошмарят всего 4 тысячи боевиков. Если мерить стадионами — то даже если всех мосульских собрать на матч, их никто и не заметит.

Проблема не в количестве (хотя оно играет свою роль). Проблема в организованности и готовности людей отстаивать то, ради чего они поднимаются и идут. Сам факт того, что человек встает и идет, делает его свободным — он принял решение, и он его реализует. В наше время даже это уже очень много. А свободные люди — это ужас и кошмар любой власти, которая делает все, чтобы загнать всех в стойло. Которой нужны не свободные граждане, а бессловесный скот. И здесь количественный фактор перестает работать — наступают качественные изменения.

[Кстати, на всю страну не нашлось и сотни свободных людей, которые бы приняли решение и вышли на улицу с лозунгами за действующую власть, за ее право воровать и грабить народ. Поэтому 20 тысяч тех, кто вышел протестовать — это, конечно, мало. Но если считать в сравнении с теми, кто вышел поддержать того же премьера Медведева, то счет в матче пока сухой — 20 тысяч:ноль]

Пока нет никаких причин полагать, что события 26 марта будут иметь серьезное продолжение — во всяком случае в заявленном формате. Навальный работает на президентскую кампанию, его цели вполне ограничены. В рамках этой задачи он, безусловно, выполнил всё на пять. И даже с плюсом. Но то, что лично Путин был вынужден озвучивать свое отношение к произошедшему и давать установку своей дезориентированной вертикали, говорит о том, что власть не торопиться ориентироваться только на количественный показатель. Ее смущает сам факт того, что кто-то посмел хотя бы на один день стать свободным. Свободным от ее бесконечной лжи, на которой сегодняшний режим и держится. И здесь мерить "по головам" — не лучший метод.

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме