04082021Популярное:

Нефтяные расклады

Цены на нефть вышли за 60 долларов за баррель. Однако оптимизм по этому поводу пока выглядит совершенно неуместным. Пока подъем цен проводится административными мерами, какими является сделка ОПЕК+, баланс спроса и предложения принудительно ориентирован на дефицит предложения для того, чтобы минимизировать сверхнормативные запасы нефти, созданные в начале 2020 года, а также не допустить нового роста уровня этих запасов.

Достигается это принудительно взятыми на себя обязательствами со стороны ОПЕК и России. Дополнительным положительным для сделки ОПЕК+ моментом является смена руководства в американском Белом доме. Байден объективно заинтересован в ослаблении позиций нефтяной отрасли США, как одного из основных спонсоров своих политических противников-республиканцев. А потому не намерен оказывать ей ту же поддержку, которую отрасль получала при Трампе. Скажем, практически сразу после прихода в Белый дом было заморожено строительство нефтепровода Keystone XL. Еще одним фактором, который влияет на рынок, становится политика США в отношении Ирана. Если санкции, введенные Трампом (точнее, восстановленные им) будут вновь отменены, а ядерная сделка с Ираном восстановлена, на рынке появятся дополнительные объемы нефти — теперь уже из Ирана. Это вынуждает продлевать сделку ОПЕК+, ориентируясь на возможное появление на рынке этих объемов, а значит — и необходимости заранее создать дефицит и существенно снизить уровень запасов.

Проблема в том, что восстановление спроса на нефть идет не слишком высокими темпами, а потому сделка ОПЕК+ остается практически на прежних уровнях. Это крайне невыгодно всем ее участникам, так как искусственно сдерживаемое производство снижает маржинальность добычи. Для бюджетов всех без исключения производителей нефти это тяжелое испытание. Фактически сделка ОПЕК+ поддерживается за счет израсходования ранее накопленных финансовых резервов.

Предполагается, что в среднем цены в 2021 году будут держаться вокруг значения в 47-50 долларов, однако диапазон колебаний может быть значительным — от 40 до 60 долларов за баррель в течение года.

Для России возникает дополнительная проблема: в силу сложившихся технологических условий добычи и политики государства российские месторождения быстро деградируют, а при достижении определенного уровня исчерпания месторождения добытчики попросту бросают его и переходят на более богатые. По сути, бросается до половины извлекаемой нефти. В тех же США на бедные месторождения распространяется специальный налоговый режим, который позволяет заниматься добычей мелким компаниям. В России малый бизнес истреблен под корень, а в нефтяной отрасли его отродясь не было. Никаких специальных налоговых режимов не предусмотрено, поэтому судьба тех месторождений, добыча на которых была заморожена по условиям сделки ОПЕК+, может быть откровенно плачевной — на них уже никогда никто не придет. Это означает, что когда потребуется поднимать добычу, в России может не остаться месторождений, которые бы позволили существенно нарастить объемы. По сути, это будет означать потерю рынков, так как недостающие объемы будут восполнены за счет конкурентов.

Войти в сделку ОПЕК+ после того, как сама Россия и создала кризис в марте 20 года, было непросто, но выйти из нее российским компаниям будет еще сложнее. Пока низких объемов добычи придерживаются все конкуренты, прежний баланс на рынках сохраняется. Однако как только спрос восстановится и на повестку встанет задача восстановления добычи, Россия может остаться на текущих уровнях, когда конкуренты начнут наращивать производство нефти. Для России, и без того находящейся в тяжелейшем кризисе и предкатастрофической ситуации, это может стать еще одним толчком, выбрасывающим ее за точку равновесия.

При этом нужно понимать, что мировая экономика, испытав шок, теперь получила мощнейший стимул в срочном порядке заняться «декарбонизацией». Прежние сроки перехода на возобновляемые источники энергии уже признаются слишком затянутыми, а техасская катастрофа показала, что запас прочности у неуглеродной энергетики всё еще слишком мал. Поэтому в ближайшие годы стоит ожидать, что в возобновляемые источники энергии будут идти дополнительные инвестиции, что существенно сократит сроки поддержки нынешней энергетики, ориентированной на углеводороды — нефть и газ. Тем более, что в США и Европе у власти теперь находятся силы, ориентированные именно на такую политику, да и Китай делает ставку на ВИЭ, что объективно будет способствовать снижению спроса на нефть и газ в обозримом будущем.

По сути, если к 2035 году предполагалось, что энергия ВИЭ в развитых странах займет половину энергобаланса, то теперь вполне можно ожидать, что этот срок будет сдвинут на 30 год. А это означает лишь то, что ожесточенная конкуренция между производителями углеводородов начнется лет на пять раньше. Вполне возможно, что сделка ОПЕК+ — это последняя попытка договориться. Когда она исчерпает себя, война за рынки будет носить драматический характер, и страны с отсталыми технологиями станут первыми жертвами этой войны.

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме