19042021Популярное:

Не дать нас разделить

Слишком много злобы и раздрая на политическом поле России, чуть ли не кожей чувствуешь, как градус всё растёт, ожесточение усиливается. И здесь компрадоры иезуитски правы, когда они завели пластинку об "атмосфере ненависти" в стране. Другое дело, что они сами эту атмосферу и породили, работали над ней все предыдущие годы: анчоусы, ватники, 146% быдла, кровавый режим, мракобесы — это всё день за днём говорилось, чтобы разозлить русских, вызвать ответную волну и сделать её не созидательной, а разрушительной. Главный замысел не столько в том, чтобы оккупировать Россию как Украину, привести к власти демшизу (это сейчас практически нереально), но чтобы раскачать её, вывести с худо-бедно существующего 15 лет равновесия и на фоне волнений попытаться сломать вертикаль власти. Компрадоры и грантоеды используются при таком сценарии как прикормка хаоса, как растопка для костра, и убийство Немцова в этом смысле действительно не случайно. Нужна бешеная ненависть разных частей народа, способная в любой момент выйти из-под контроля власти.

Фашизация Украины и война на Донбассе вывели противостояние внутри русского мира на новый уровень — предельно жестокий, военный, кровавый. Тамошние "западники" захватили центральную власть и показали, как они будут бороться с "быдлом"-народом. Ополчение на Донбассе в ответ продемонстрировало, что будет с этими западниками, если русский народ возьмётся за оружие. Крым этот процесс обошёл стороной благодаря вежливым. Вся тяжесть легла на горняков, которые при помощи добровольцев и поддержки России заставили западников отступить и в то же время фактически создали якорь, который не позволяет остальной Украине уплыть полностью под крыло Запада и стать плацдармом для НАТО.

То, что противостояние между западниками (а бандеровцы, прежде всего, это гауляйтеры Запада, украинский народ — его рабы) и сохранившими свою идентичность русскими, стало открытым — это даже хорошо. Это логично и естественно, оно должно было случиться обязательно. Хоть и прискорбно, что привело к такому обилию крови и жертв. Тем не менее исторически мы были обречены на то, что Украина должна была стать полигоном такого столкновения и выяснения отношений между продавшимися Западу русскими и не продавшимися, оставшимися верными Родине.

В то же время сирийский тип войны на Донбассе, по сути проходящей на русской земле, пусть и оставшейся за границей после 1991 года — этот очень сложный и грязный тип войны не мог не породить ожесточение и в самой патриотической среде, среди не продавшихся Западу. Не мог не вывести наружу разные политические комплексы и противоречия. У каждого из тех, кто воюет — армейским оружием или информационным — за Донбасс, есть своё представление о том, как это надо делать и в чём идеал этой борьбы. По большому счёту, у них (нас) разные представления и об идеальной России — одни видят её исключительно русской по крови (националисты), другие имперской-царской, третьи — многонациональной-советской, нацболы — национальной коммунистической, верующие — святой православной и прочее. И всё это в отсутствие ясной, единой официальной идеологии России, которой предстоит только родиться в муках, ведёт к тому, что эти стороны легко переходят в раздор друг с другом. Во время ожесточённых боёв перед наступающим врагом различия отходят на второй план, но как только появляется время на осмысление происходящего, раздоры выходят наружу — и ожесточённость против врага переносится на ближнего. То, что ДНР и ЛНР до сих пор не могут выстроить идеологическую или даже просто информационную работу с населением, позиционировать себя как нечто осмысленное, является подтверждаем и следствием нашей общей проблемы.

Её действительно надо решать как можно быстрее, но сделать это нельзя ожесточением и раздором. Это возможно только благодаря созидательной работе — совместной и с любовью в сердце. Не противопоставляя себя друг другу, не борясь за свою идеальную модель России/Донбасса, но находя в каждом отдельном моменте компромисс друг с другом и с реальностью. Решая небольшие конкретные проблемы и по ходу решения их формулируя ответы на ключевые вопросы — если мы говорим о справедливом устройстве страны (не идеальном, а стремящемся к нему), то не вообще и не в принципе, а на конкретных примерах: кто конкретно виноват, скажем, в том, что сотнями отменяли электрички в регионах России, или в том, что на Донбассе гуманитарка порой оказывается в частных магазинах и продаётся за большие деньги? Опять же — не мщения ради и чтобы устроить 37-й, а для того чтобы сформулировать, как надо и не надо, и как это применять в конкретных, далеко не идеальных, условиях.

К слову, в России, как и на Донбассе, не сформулированы и громогласно не заявлены хотя бы основные ценности и идеалы, которые являются системообразующими для страны и нашей цивилизации. Они есть и живут в нас, мы стараемся руководствоваться ими каждый день. Но на государственном уровне они не сформулированы и не заявлены. Ведь противостояние с Западом — это не борьба за ресурсы и не просто геополитическое столкновение, но прежде всего духовная брань. Агрессия Запада, у которого существует и активно продвигается свой светлый миф, объявлены ценности, всемирные цели, стратегии, так или иначе вынудит Россию обрести всё то же самое, но собстенное и альтернативное Западу. Говоря проще, в ответ на идеал Запада мы представим свой идеал.

Но пока что в информационном пространстве властвует категоричность и нетерпимость, действие от противного. Создаётся "Анти-майдан", а не, скажем, "ПРО- что-то" — некое "послание/предложение к миру", которое давало бы ответы на самые больные всемирные вопросы и претендовало бы на завладение умами человечества. Утопия? Нет, это единственный способ удержать Россию и мир от скатывания в бездну. И сделать это по силам, возможно, только русским, о чём очень подробно писал Достоевский. Важно не столько обличать ложь западных СМИ, сколько говорить правду, провозглашать нравственные ориентиры и указывать на стремления их отменить.

Пока же этого нет. Мы всё больше скатываемся во внутренние разборки. На этом фоне появилось много правдорубов, которые лучше всех знают, что происходит на Донбассе и в Кремле и рубят правду о том, как враги мешают народу взять власть в свои руки. Правдорубы противопоставляют народ власти, Донбасс — Москве, Путина — окружению, ЛНР — ДНР и так далее. Обратите внимание, как разные вроде бы по смыслу высказывания схожи своим внутренним зарядом — кто-то среди своих виноват, и этот кто-то является пособником врага. Более того, всё чаще раздаются голоса, что врагом стала Москва, предавшая и продавшаяся, что она отдала Донбасс олигархам, что всё это рассчитано на то, чтобы тихонько отдать Донецк и Луганск Киеву. Случается, что уже и Путина называют предателем, и обвиняют Россию в том, что не оправдала желания, а с другой стороны — Донбасс оказался каким-то не правильным. Всё не так и всё не правильно, никому нельзя верить, все могут предать. Обратите внимание на этот появившийся и всё усиливающийся тренд всебщей вражды и сплошного обмана, который создаёт ощущение безысходности. В результате у людей, наслушавших это, опускаются руки. На то и расчёт.

Всё это искусная ложь, которую надо отвергать, даже если она выглядит правдоподобно. Правда же в том, что Россия, Москва и Донбасс, русский народ и российская верховная власть в общем и целом едины, и нельзя их разделять и друг другу противопоставлять. Это всё части единого целого — российской цивилизации. Нет отдельных принципиальных интересов Москвы и Донбасса, Путина и его подчинённого Суркова, нет противуречащих целей Кремля и ополчения, и уж тем более войны между ними. Общая цель одна — это благо всей русской земли, и особенно той, которая находится под нашей непосредственной защитой (а Донбасс уже стал такой "вернувшейся" землёй). Та самая "пятая колонна", или недавно появившаяся "шестая" на самом деле маргинализированы до предела, и они не имеют большого влияния ни во власти, ни даже в элите, где происходит процесс национализации.

Другое дело, что могут отличаться пути достижения главной цели. И на разном уровне ответственности эти пути могут выглядеть как противоречащие друг другу, хоть и являются составными частями одного процесса. Разный уровень осведомлённости может давать противоречивую картинку — из Москвы одну, из Донецка другую, важно, чтобы был общий ценностный взгляд на происходящее. Не говоря уже о том, что в реальной жизни всегда существуют и такие неприятные моменты, как обман, грязь, внутренние разборки, делёж денежных потоков и многое другое. Однако принципы и цели одни и те же. И когда параллельно с боями под Дебальцево в Минске шли дипломатические сражения — это была одна и таже борьба единомышленников, но на разных фронтах, а не предательство одних другими, как это модно нынче говорить.

Отдельный, кстати, вопрос, вокруг которого пытаются разжечь дополнительную ненависть между русскими — как относиться к тем людям на оккупированной Украине, которые поддерживают киевский режим. Одни говорят, что как к укропам и фашистам, другие вроде бы разумно убеждают, что это неправильно, но в то же самое время сами обвиняют первых, что тем пособники фашистов и провокаторы, поскольку помогают стравливать русских и украинцев. В конечном счёте всё это опять же не приводит ни к чему, кроме ещё большей розни. А та в свою очередь лишает нас ощущения праведности позиции России, что, конечно же, недопустимо.

Действительно, отношение к миллионам тех жителей Украины, кто называет себя украинцами и при этом научились считать русских врагами, это чрезвычайно сложный вопрос. Он требует, как минимум, понимания того, что украинец соединяет в себе географический аспект и национальный, который перерос в откровенно нацистский. Это всё равно как региональное название сибиряк стало бы со временем восприниматься как национальная идентичность, а после и как особая раса.

Тем не менее, факт остаётся фактом: пытаясь доказать людям, которые с детства и в нескольких поколениях привыкли называть себя украинцами (как живущими географически на Украине), что Украины на самом деле не существует, мы только ожесточаем их против себя и играем на руку бандеровцам и Западу. С другой стороны, требовать, скажем, от жителей Донбасса, чтобы они хорошо относились к простым украинцам, целый год получая в подарок от них бомбы и видя толпы простых украинцев в качестве пленных, не раскаивающихся и тупых к боли местных людей, это тоже неправильно. Война зашла слишком далеко, и требовать от воюющих против друг друга ровных спокойных отношений глупо. Да и не нужно — поскольку Донбасс, по большому счёту, это уже пройденный этап: он защищён Россией и фактически спасён.

А вот огромная Украина — это вопрос ближайшего будущего, не вопрос даже, а болезненный и страшный гнойник, в котором тем не менее полным-полно русских по психотипу людей, которых придётся спасать. И в этом смысле вопрос отношения и обращения к ним — наиважнейший. А он в конечном счёте упирается в те самые ценности и общие идеалы, в некую позитивную программу России и всей российской цивилизации, которую мы должны объявить самим себе и тем, кто хочет быть с нами. Сделать же это без любви и в ожесточении не получиться. Только любовь способна к созиданию.

РМ (с)
Источник: Записки наивного человека

comments powered by HyperComments

Ещё по теме