23092021Популярное:

Настоящая проблема

У Путина есть «настоящая проблема» — он «сидит на верхушке экономики, у которой есть ядерное оружие, нефтяные скважины и больше ничего», заявил президент США Байден. По его словам, Путин сам осознает это, что делает его «еще более опасным».

У нас это заявление опубликовано с подтекстом: ну что взять с не совсем адекватного американца. Давайте весело посмеемся. Хотя смеяться вообще-то не над чем.

Нормальная экономика — это взаимоувязанный комплекс. Архаичная экономика стремится к закрытости и натуральному хозяйству по принципу «производим всё сами». Современная экономика — это открытая система со специализацией национальных экономик и разделением труда. В России нет ни того, ни другого. И будем откровенны — при нынешнем режиме такое положение вещей будет только усугубляться.

Поэтому, с одной стороны, Россия несамодостаточна. Производственные цепочки буквально разорваны — как объективными обстоятельствами (тот же распад СССР), так и субъективными (приватизация привела к тому, что олигархи растащили по карманам участки кооперативных связей, которые приносят прибыль, а то, что прибыль не приносит, было попросту уничтожено. К чему это ведет, показала уже забытая история в Пикалёво, когда ранее взаимоувязанная производственная кооперация была разрушена и в конечном итоге привела к аннигиляции всей производственной системы).

С другой стороны, открытая экономика России уже невозможна. Отчасти потому, что чубайсовско-гайдаровские младореформаторы строили ее в качестве пищевого ресурса для мировой капиталистической системы. Сырьевой придаток обладает принципиальной проблемой — низкая степень передела производимой продукции дает очень небольшую добавленную стоимость. Даже при идеальном руководстве страной столь небольшой ресурс просто не позволяет маневрировать и что-либо строить. Но могильной плитой над открытой экономикой России стали внешнеполитические упражнения Путина, по какой-то неизвестной причине возомнившим себя политиком мирового уровня. При этом ни с ресурсной точки зрения, ни с банальной интеллектуальной у него не было, нет и не может быть ни малейших причин таковым считаться. Да и с морально-волевыми у российского каудильо неважно. Когда руководитель любой кризис встречает прыжком в кусты или в бункер, откуда зыркает на проблему и перекладывает ее на других — тут как бы диагноз очевиден.

В итоге российская экономика — ни то, ни сё. Технологическая отсталость — только часть беды. Основная проблема заключается в отсутствии модели её развития. Плюс общая ситуации катастрофы, когда власть несистемно принимает хаотические решения, ускоряющие и усугубляющие распад. В этом смысле Байден, возможно, неправ в частностях, но абсолютно адекватен в общей оценке и характеристике российской экономики. И проявляет вполне очевидную озабоченность — трудно прогнозировать действия распадающейся системы. Катастрофа всегда проблематична именно своей принципиальной неопределенностью. И веселый клёкот российской пропаганды по поводу слов Байдена трудно назвать уместным. В конце концов, эта неопределенность касается в первую очередь нас с вами.

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме