08052021Популярное:

Наседка На Чужой Доске

Поскольку жену блогера командируют в Швейцарию, авторитетная швейцарская Temps взяла у неё интервью, и поскольку интервью берут с глазу на глаз, жена блогера, как ее ни готовили, раскрылась во всей красе, а я сейчас эту красу представлю вам, дорогие друзья. В предельно точном пересказе и с комментариями…

Зачем едет? Она "хочет поговорить  с  новым спикером парламента, попросить, чтобы начали поиск скрытых активов и коррупционных схем Лукашенко" (ну-ну.- ЛВ), а также "поговорить о правах человека в Беларуси, в первую очередь, о Наталье Герш, гражданке Швейцарии", получившей 2.5 года.  Жена блогера "говорила с ее мужем и братом, они очень переживают" и "не понимает,

почему Лукашенко ее не отпускает" (что ж, пусть выяснит в Швейцарии, во что там обходится нападение на полицейкого и нанесение ему легких телесных. — ЛВ). Кроме того,  надеется  встретиться с г-жой Бачелет: "это для насочень важно, мы ищем управу на Лукашенко везде". И наконец: "я буду счастлива поговорить с представителями Международного олимпийского комитета в Лозанне",

чтобы попытаться выключить Белоруссию из Олимпийских Игр, хотя особой надежды на спортивных чиновников нет: "Чемпионат по хоккею был отменен очень быстро только благодаря вмешательству частных компаний". И закрыв эту тему переходят к наболевшему: "Мы потеряли улицы… На данный момент мы проигралиНо  мы строим структуры для завтрашней борьбы,

чтобы лучше организоваться, до тех пор, пока люди не будут готовы выйти на улицы. снова, возможно, весной". При этом: "Люди ждут фантастического плана, мессию. Но такого плана, мессии не существует. На самом деле мы переживаем очень тяжелое время". Короче говоря, все тяжко, грустно, безысходно, — и никаких, никаких просветов. То есть, на Западе слушают, кивают, но хуле толку?-

а "С Кремлем у нас нет никаких контактов, и я об этом очень сожалею. Уверена, что Кремль должен народ (то есть, беглую варшавско-виленскую кодлу. — ЛВ)  поддержать, а он не поддерживает. Он общается с Лукашенко. А с Лукашенко вообще говорить не получается, он нагло не считает свое положение безвыходным. Это плохо. Он оставит после себя только руины".

А что же она, как "национальный лидер", предлагает в такой ситуации? А ничего: "У меня нет ответа. Мне очень сложно давать советы… Это большая ответственность… Я считаю, что не имею права давать советы, это может быть признаком того, что я не лидер". Тут журналист, естественно, обостряет: "А тогда какую рольвы сегодня играете в оппозиции?". Ответ:

"Революции нужно лицо, я и есть это лицо. Символ единства. Вроде наседки, собирающей цыплят. Единство нужно, потому что раскол означал бы разгром.  Кроме того, я езжу по миру и прошу помощи. Это необходимо, потому что у нас больше нет  красивых картинок с протестами для мобилизации СМИ". И журналист обостряет дальше: "А как насчет незаконных средств борьбы с режимом?".

Ответ: "Я знаю, что некоторые люди хотят более радикальных действий. Но я только за мирную революцию. Я никогда не стану лидером радикалов. Хотя кто знает, что будет дальше? Может появитьсяновый лидер, призывающий к насилию, но для меня это абсолютно не вариант" (то есть, дамочка,  хотя и "наседка", но насчет "большой ответственности"  все понимает. — ЛВ).

Да и вообще:  "Очень хочу домой. Но чтобы безопасно, в идеале  с помощью европейских лидеров.  Борьба стала настолько сложной,  что я близка к отчаянию. Иногда кажется, что лучше вернуться и сесть в тюрьму, чтобы не нести дальше эту тяжесть, не пытаться решить эти неразрешимые проблемы.  Но я ведь  символ, национальный лидер. Остается только уединяться и плакать".

The End, — и что тут комментировать? Тут комментировать нечего. Даже жирненьким можно было ничего не выделять, но я уж по привычке. От себя добавлю, что поводов "уединяться и плакать" у наседки уже вывше ушей, а будет еще больше, ибо в ее лагере нынче творится таааакое… но об этом, безумно веселом, позже.

Источник: Дорога без конца

comments powered by HyperComments

Ещё по теме