28062017Популярное:

На Поле Куликовом 2.0

Когда 21 декабря 1988 года над Локерби взорвался Boeing Pan American, выполнявший рейс из Лондона в Нью-Йорк, унесший жизни 270 человек в воздухе и на земле, Маргарет Тэтчер оказалась на месте трагедии уже через несколько часов. Железная леди была растрепанной и потрясенной…

Трагедия произошла за месяц до ухода Рональда Рейгана с поста президента… Тем не менее Рейган ответил на вопросы журналистов и не прятался от них… За два года до этого Рейган обратился к нации после катастрофы шаттла "Челленджер" и гибели всех семерых членов экипажа.

Другой президент США, Билл Клинтон, 19 апреля 1995 года узнал о теракте в Оклахома-Сити, в котором погибли 168 человек, через полчаса после взрыва. Уже к вечеру  он обратился к американцам, флаги на всех федеральных зданиях были приспущены в течение 30 дней.

Франсуа Олланд был на месте трагедии в редакции Charlie Hebdo в тот же день, 7 января этого года. Президент Франции сказал на камеру, что атака на журналистов – атака на свободу прессы… А еще через несколько дней рука об руку с миллионами французов…  шли европейские лидеры…

Я видела слезы в глазах председателя Совета министров СССР Николая Рыжкова после землетрясения в Армении и видела лица и глаза несчастных людей вокруг него, когда они увидели эти слезы. Это не было слабостью чиновника, но личной человеческой болью и чувством вины

И вроде бы, — вроде бы! — все верно, факты именно таковы, однако всех, кто готов, признавая достоверность фактов, согласиться с автором и в остальном, прошу обратить внимание: статья размещена на сайте "Радио Свобода", а "Радио Свобода" не может не врать,

а следовательно, утверждая, что "Человек, который каждый день мелькает в телевизоре и считается авторитарным вождем нации с поддержкой в 90 процентов, в эти трагические дни не вышел к людям и не сказал ни слова", автор лжет, и на самом деле все было совсем иначе:

этот человек во все скорбные дни выходил к людям и был с ними. Просто, в отличие от всяких тэтчер-рейганов-клинтонов и прочих олландов, делавших на скорби пиар, а тем паче, давно забытого коммуняки, он пришел сам, пешком, одетый простенько и неброско, никого ни о чем не предупредив,

и без всяких ненужных слов слился с огромными скорбящими массами, неотделимо растворившись среди них, — такой же, как все,  — подобно Дмитрию Донскому, вставшему в простенькой броне в ряды Большого Полка. И какая разница, где был в этот день Михайло Бренок? Где велели, там и был…

Источник: Дорога без конца

comments powered by HyperComments

Ещё по теме