18082017Популярное:

На Далекой Амазонке (8)

Продолжение. Начало здесь, здесь, здесь, здесь, здесь, здесь и здесь.

Сорок тысяч одних инсайдов

Снижение рейтинга императора началось задолго до конца войны, когда стало ясно, что все идет не так и затягивается. Оживились республиканцы, как в кавычках («отцы» провинциальных «фамилий»), так и вечно романтическая интеллигенция, в основном, тоже провинциальная, стремящаяся сделать себя в столичной политике. Уже весной 1827 года в Рио появилась газета «Aurora Fluminense», затеянная Эваристу да Вейга, депутатом парламента и очень, известным композитором, а вокруг редакции, как водится, потихоньку собрался кружок «рассерженных интеллектуалов» с республиканским уклоном и официальным статусом, вроде тоже депутата Диогу Антониу Фейжо, популярного проповедника, и сенатора Каэтану Вержейру.

Официально учрежденная в память «нашей неугасимой звезды», газеты первые месяцы уделяла основное внимание недавно почившей Леопольдине и о том, как много потеряла Бразилия, «не сумев защитить ее от горьких обид». Конечно, без привычной нам с вами «клубнички», — понятия о приличиях тогда существовали, — но о «маркизе Д.» поминалось через раз, и читатели прекрасно смекали, кто «бездушный виновник» безвременной смерти прекрасной, достойной и всеми любимой молодой женщины. Потом (дело ведь прошлое, можно и вспомнить) пошли письма с мест, в основном, из Пернамбуку, о «зверствах военщины» в ходе восстаний 1817 и 1824 годов. Не тех, конечно, «зверствах», что по приговору, а о сопутствующих. Без упоминаний «самого главного» имени, но с упором на «эти лица и ныне близки ко двору, и в основном, португальского происхождения».

Затем пошла критика «английского займа», уплаченного (с какой стати?) за Португалию, ограничений на работорговлю, из-за которых национальная экономика страдает (ну и что, что англичане потребовали? – у бразильских собственная гордость!), «аналитические обзоры» о военных займах и бездарности командования (где победа, победа где?). Потом, ясное дело, хитом стал мятеж в Рио (понавезли бандитов, пол-города сожгли, а кто виноват?.. кто виноват, мы спрашиваем?). Короче, мыли косточки министрам, «Домите», приближенным, распространяли сплетни, слухи, вплоть до мелочей: вот почему Его Величество подписывается «Педру Португальский»? Это что, намек? Нас опять хотят сделать бесправной колонией? Общественность алчет знать! А уж когда поражение в войне стало фактом, императора, отражая общее недовольство, начали клеймить, как бездарь чуть ли не открытым текстом.

Что интересно, чуть ли не в каждом редакционном материале «Авроры» красной нитью звучало нечто типа «О! мы знаем, что над нами висит меч тирании, но мы с радостью взойдем на эшафот!», — однако никакой меч не висел и никакого эшафота не наблюдалось. Дав полную свободу слова и прессы, Дом Педру не считал возможным применять силовые методы, тем паче, что это шло вразрез с его убеждениями, — а поскольку быть смелым безнаказанно всем нравится, да и тиражи росли, принося издателям немалый доход, газеты подобного рода плодились, как грибы в самый сезон. Из номера в номер: лузеры! побоялись англичан! слили Монтевидео! Как теперь будем торговать? И подписку оформляли уже не только фазендейру, но бизнес-класс: ведь, правда же, они давали деньги, им обещали льготы на Ла-Плате, — но где Ла-Плата?

Разумеется, императора это нервировало. Взяв на себя груз огромной ответственности и будучи человеком долга, он сознавал, что теряет контроль над ситуацией, и пытался найти варианты, но было тяжко: все, ранее сидевшие смирно и выжидавшие, теперь начинали включаться в протест. А тут еще ударил в спину брат, — чего Педру, отличавшийся, как все отмечали, старомодными понятиями о чести (его иногда называли Дон Кихотом), никак не ждал. Ведь все складывалось строго по договоренности: как только война начала угасать, в феврале 1828 года Мигел отплыл в Португалию, как конституционный регент. Однако, — этого император знать не мог, —

капитан британского корвета, взявшего на борт важных персон, в пути передал принцу приглашение посетить Лондон для важной встречи, и когда в феврале Мигел, разумется, завернув на Остров, наконец, высадился в Лиссабоне, началось непредвиденное. Огромные толпы абсолютистов, встретив принца в порту, объявили его своим королем, — а потом регент, распустив Сенат и Палату представителей, созвал традиционные кортесы, в мае назвавшие Мигела I абсолютным монархом. Маленькой же Марии, прибывшей из Бразилии, даже не позволили высадиться в ее королевстве, прислав на борт уведомление о расторжении помолвки. Слабые попытки застигнутых врасплох либералов погасли в зародыше, — гражданская война не продлилась и месяца, причем несколько раз войска либералов «случайно» попадали под обстрел с британских судов,

а потом многие живые позавидовали мертвым. Вернувшись к власти, «бывшие» во главе с королевой-матерью, державшей любимого сына в ежовых рукавицах, устроил нечто, несравнимое даже с расправами «черных отрядов» короля Фердинанда в соседней Испании пятью годами раньше; современники сравнивали происходившее с подавлением Неаполитанской революции 1799 года, — и хотя упоминаний о варке либералов в котлах и копчении их на вертеле, как в Неаполе, я нигде не нашел, мемуаристы, похоже, не очень преувеличивают. Тысячи людей бежали, потеряв все, сотни, если не тысячи, казнены, и это еще не считая разорванных в клочья фанатичными толпами крестьян, науськиваемых добрыми падре.

Естественно, Педру разгневался. Как отец, он был оскорблен за дочь, как брат, считал Мигела подлецом, как дворянин – клятвопреступником, а как политик понимал, что события ставят под угрозу важнейшую для него идею Mundo Luzitanian — «Лузитанского мира», то есть, единства стран и народов, говорящих по-португальски. А потому, объявив о намерении защищать попранные права маленькой королевы Марии и конституцию Португалии, потребовал у парламента денег на экспедицию. Понятно, парламент встретил требование в штыки, категорически отказавшись оплачивать династические прихоти какой-то европейской династии. Газеты, получив очередную тему, полили очередные помои, — но главное, к императору явился британский посол

с мягкими аргументами против затеи. Лондон, сообщил виконт, конечно, строго нейтрален, а то, что творят «мигелисты» — это возмутительно, ужасно и вообще, черт-те что и сбоку бантик, но Бразилия и Португалия – разные государства, а старая добрая Англия не поощряет вмешательство своих партнеров во внутренние дела зарубежных держав, тем паче, вторжение американцев в Европу. И если Дом Педру не понимает важности соблюдения норм международного права, то… Все было предельно понятно. Англию менее всего устраивало потерять двух слабых, а потому послушных партнеров, взамен получив сильный, а потому потенциально непослушный «Лузитанский мир», Англия не хотела видеть Марию да Глория в Лиссабоне, и у Англии были силы настоять на своем.

Пришлось смириться и решать другие проблемы. В частности, с личной жизнью. Император был молод, а долго вдоветь монархам не положено, — в связи с чем, оппозиционная пресса уже родила новую тему: дескать, вот увидите, сейчас императрицей станет «известная дама из Сан-Паулу, репутация которой вызывает сомнения», и Бразилия будет унижена. Вот-вот объявят, есть точный инсайд из самых-самых верхов. Ничего подобного, однако, не случилось, напротив, близкий друг Дома Педру, виконт де Барбасена уплыл за океан, приискивать достойную невесту, и свободные СМИ сменили пластинку: типа, мол, сейчас-сейчас привезут какую-нибудь немку, и Европа опять будет учить Бразилию, как жить. Palavra de honra! (Слово чести!), с самых-самых верхов есть точный инсайд.

Однако и на сей раз не подтвердилось. Большие Дворы не горели желанием отдавать своих девочек за «коронованного якобинца», — не в последнюю очередь из-за интриг Вены, где Педру ненавидели как за излишний либерализм конституции, так и за Леопольдину. Тем не менее, невеста нашлась: княжеский дом Богарне плевать хотел на мнение Меттерниха, и этот вариант был идеален. Из семьи Бонапартов (а Наполеона в Бразилии чтили), внучка Жозефины (то есть, немного креолка) и баварского короля (то есть, знатнее некуда), и притом к Большим Дворам никакого отношения не имеющая. Более того, — о вкусах Педру мы уже говорили, — как только юная смуглая брюнетка прибыла в Рио и встретилась с будущим мужем, произошло неожиданное: маркиза Душ Сантуш получила указание покинуть двор и вместе с сестрой возвращаться домой, в Сан-Паулу. И…

Голова Бадаро

И нет. Оказалось, тоже нехорошо. Теперь, правда, сокрушались, что не так знатна (Бразилия унижена!). И тем, что император пренебрег «верной любовью благородной дамы из Сан-Паулу» (побрезговал коренной бразильянкой, Бразилия унижена вдвойне!). И тем, что француженка (эти мамзельки те еще штучки, вот увидите, она нарушит все правила приличия, унизив Бразилию). Ну и, конечно, красной нитью: эта нищебродка навезет в Рио голозадых иностранцев, будут наших оттеснять, как при португальцах! Они уже едут, вот-вот прибудут, — от верных людей из Европы пришел точный инсайд.

И в этот бред верили, потому что хотели верить. В сентябре 1829 года, — Амелия еще и трех месяцев в Рио не прожила, — депутаты выразили недовольство «унизительным для Бразилии выбором императора», и парламент тут же был распущен. Естественно, с немедленным назначением новых выборов, однако визг о «тирании» зашкалил за облака, и хотя параллельно Дом Педру сформировал кабинет из коренных бразильцев самой что ни на есть оппозиционной ориентации, это уже ни на что не повлияло. Как пишет Жустину Оливейру, «к началу 1830 года вся Бразилия испытывала к императору антипатию, а порой и ненависть». Правда, с оговоркой, что «среди простонародья популярность его была по-прежнему высока», но мнение простонародья борцов с тиранией никогда не интересовало.

Терпеть такое было невозможно. Даже не монархи в подобных случаях выходят из себя, а Педру был монархом, с очень серьезными полномочиями и достаточно жестким характером, тем паче, что с Амели у них сразу заладилось, и он наконец-то был реально счастлив. Поэтому в самом начале первой сессии нового созыва, в мае 1830 года, император подал в парламент законопроект об ограничении свободы печати, которая не означает свободу лгать. Проект, по сути, крайне умеренный: о политике по прежнему можно было писать, что угодно, но за за личные оскорбления, если автор не мог их доказать, предлагалось ввести крупные штрафы, однако закон был немедленно объявлен «драконовским» и «явным признаком стремления к тирании». Его сравнивали

с куда более жесткими ордонансами Карла X во Франции, Педру — с Мигелом, газетчики, объявив акцию «Não censura!», ходили по улицам с завязанными ртами, депутаты вопили о намерении императора устроить в Бразилии резню вроде той, что брат учинил в Португалии, и вообще, «призывали тень Робеспьера». Иной реакции быть, собственно, не могло, и результаты прогнозировались, но, видимо, у Педру уже сдавали нервы. А в июле во Франции слетели Бурбоны, и эхо, долетев до Рио, взбаламутило Империю. Ибо если в Европе можно, то разве мы не Европа?

Республиканство стало модным. Газеты сорвались с поводка, играя на самых низменных инстинктах, вплоть до раскручивания ненависти к «извечно чуждой нам, презренной португальской нации». Парламент, реагируя на общее настроение, осмелел и пошел уже на прямую конфронтацию, используя право на вотум недоверия кабинету, — и правительства менялись, как в калейдоскопе, не успевая приступить к работе. А потом грянул гром. 20 ноября 1830 года в Сан-Паулу четверо неизвестных убили на улице либерального журналиста Либеро Бадаро, издателя «Observador Constitucional», резко критиковавшего императора. И поскольку за пару дней до того бедолага завершил очередную филиппику очередным «Я знаю, что уж за это меня точно убью клевреты тирана, но я готов возлечь на алтарь Свободы!», СМИ мгновенно взорвались инсайдами.

Всем было известно, что виноват император, лично отдавший «роковой приказ» губернатору Кандиду Жапьясу, и хотя доказательств никаких не было, «чистая публика» в версию поверила сразу и безоговорочно. Никого не насторожил даже тот факт, что первые крики об убийстве начались 23 ноября, то есть, пошли в печать 22, притом, что ни телефонов, ни телеграфов тогда не было и новости из Сан-Паулу обычно шли не меньше 4-5 дней. Этот скандал уже не затихал, напротив, его раскручивали по максимуму, все, из номера в номер, появилась особая, очень резкая газета «Verdadeiro brasileiro» с профилем  «Мученика Свободы» и сжатым кулаком на логотипе, приличный салон стал непредставим без его портрета, депутаты с трибуны ежедневно делали запросы о ходе следствия.

Даже в провинции, куда Педру в феврале 1831 года, как было у него заведено, поехал с ежегодной инспекцией, общественность требовала ответить, «За что Вы убили Либеро Бадаро?», а на рудниках, куда император прибыл, чтобы лично объявить о повышении ставок в горной промышленности, заранее накрученные работяги его просто освистали. В Рио же ко дню возвращения монарха, 11 марта, и вовсе гудел дурдом. «Бразильцы» и «португальцы» ( ярлыки чисто политические, без этнической привязки) рвали глотки на митингах. 13 марта «дети Свободы», в основном молодежь и подростки,

с благословения взрослых, вооружившись бутылками из разгромленных магазинов, атаковали банкетный зал, где митинговали «абсолютисты», и после драки, затянувшейся на всю Noite das Garrafadas («ночь бутылок») разогнали «приверженцев тирании», — а тем временем в столицу подтягивались сотни здоровенных пеонов из провинций, направленных дождавшимися своего часа «отцами фамилий», которых встречали палками и камнями такие же парни из предместий, в том числе, черные рабы, среди которых Дом Педру был популярен.

Обстановка вырывалась из-под всякого контроля, — в столице лидеры десятка республиканских фракций, очень друг с другом не ладящие, объединились в координационный комитет «Brasil sem Pedro!» («Бразилия без Педру!»), но император еще пытался остановить лавину. Не желая разгонять буйствующий на улицах молодняк силой, — это же дети `из приличных семей, их нельзя бить, — он 20 марта распустил кабинет и назначил новый, из самых либеральных «бразильцев», поручив немедленно расследовать дело об убийстве Бадаро.

Однако, как выяснилось, министров ни Бадаро, ни выход из кризиса не волновали. Они требовали, чтобы Педру отменил конституцию, вернувшись к «народному проекту» и став «символом единства Империи», — и глава государства, 5 апреля распустив недееспособное правительство, назначил новое, из людей самых разных взглядов, но готовых и способных работать. Естественно, парламент потребовал вернуть либералов. Однако император, ответив знаменитым: «Все сделаю для народа, но ничего под давлением народа», отказался, — и комитет «O Brasil sem Pedro!» дал отмашку на старт давно готового сценария.

Толпы вооруженных горожан и провинциалов, скандируя «Pedro de distância!» («Педру геть!») затопили улицы, 6 апреля «на сторону народа» перешел начальник охраны дворца генерал Францишку Лима с несколькими сотнями солдат, и стало ясно: время уговоров прошло, нужно принимать меры. А варианты были: большая часть гарнизона и части из ближних городов подтвердили верность императору, предместья и черные рабы прислали депутацию, прося раздать оружие, — оставалось только покинуть город и организовать подавление, однако Педру на все предложения ответил еще одним знаменитым: «Престол не стоит крови!», пригласив вождей мятежа на переговоры.

О мотивах его решения пишут разное. Кто-то полагает, что испугался, кто-то уверен, что насчет «престола и крови» сказано от души, а есть и такое мнение, что император, оценив силы и не веря в победу, решил сохранить трон если не для себя, то для Дома Браганца, а что на деле, кто знает? Разве что «испугался» вряд ли (вся его дальнейшая жизнь опровергает предположение о трусости). Но как бы то ни было, переговоры состоялись. После чего 7 апреля Дом Педру I подписал отречение в пользу сына Педру, пятилетнего герцога де Алькантара,

а через две недели, получив подтверждение, что сеньор Бонифасиу де Андрада (надеюсь, помните такого?) получил письмо и готов, вернувшись из Европы, стать опекуном малыша, вместе с женой и маленькой Марией, «королевой без страны», на английском корабле покинул страну. Впереди у Педру ди Браганца, экс-императора и экс-короля было еще много чего, но к Бразилии все это уже отношения не имеет. Эпоха Primeiro Reinado завершилась.

Продолжение следует.

Источник: Дорога без конца

comments powered by HyperComments

Ещё по теме