26042017Популярное:

На Далекой Амазонке (22)

Прошу прощения, но окончания, как планировал, не получилось. Чуть позже. Так что пока продолжение, — а ссылки на предыдущее здесь.

Кофе в натуре

Итак, развивались. Более чем успешно, на зависть всем ближним и дальним соседям, — даже Аргентине, где после долгих и сложных разборок тоже настал период «рывка в будущее». Солидные, ответственные люди выдвигали во власть солидных ответственных людей, — в 1906-м президентом стал Афонсу Аугусту Морейра Пена, от «молока» («кофе» сдало жест), бывший имперский министр, весьма порядочный дедушка, — и работа спорилась.

А планов было громадье: железные дороги, заводы, фабрики, программа заселения южных штатов европейцами (в основном, из Италии и Испании, чтобы климат был привычный и могли обустроиться без проблем). Плюс модернизация армии с переходом на призыв, плюс участие в «дредноутной гонке», чтобы Аргентина и Чили знали, кто хозяин Южной Атлантики. Конечно, все это требовало огромных денег, но за этим дело не стало, — ведь, как писали газеты, Tudo é transitório, exceto para o preço do café, то есть, «Все преходяще, а цены на кофе вечны».

Исходя из чего, свои доходы  «кофейные короли», — а также и «каучуковые», резко вырвавшиеся в первые ряды, — вкладывали в расширение плантаций кофе, чтобы получить больше денег, которые дадут возможность получать больше кофе, а стало быть, еще больше денег. На все остальное привлекали инвесторов, — в основном, из Англии, но уже понемногу и из США, — и те охотно вкладывались в перспективную  инфраструктуру перспективной территории, давая понять, что считают Бразилию ровней.

Правда, хотя и ровней, но с оговоркой: если в железные дороги, то чтобы было удобнее транспортировать кофе (ну и молоко, а также каучук), а если в промышленность, то чтобы было удобнее обрабатывать кофе (а также молоко, каучке, мясо, древесину и прочие экспортные товары). И ничего сверх. Да и мажоритарными владельцами всей этой акционерной радости были сэры и мистеры, а сеньоры в последнюю очередь. Но в этом никто никакой беды не видел, —

ведь, как писали газеты, O Brasil é café Inglaterra, то есть, «Бразилия – кофейная Англия» или, иначе говоря, «кофейная сверхдержава», плюс еще и каучуковая, а все остальные, подсевшие на кофейную иглу, можно сказать, ее индустриальные придатки. Так что, гордый лозунг Santos´а, делового клуба семидесяти  «кофейных богов», — O que é bom para o Santos, bom para o Brasil, то есть, «Что хорошо для “Сантоса”, хорошо для Бразилии», полностью разделяли все думающие люди.

И вдруг. Нельзя было сказать, «никогда такого не бывало, и вот опять», потому что такого, в самом деле, не бывало никогда. Внезапно выяснилось, что кофе, великолепного бразильского кофе, и элитной Arabica, и простецкой Robusta, на рынке, ранее глотавшем все, столько, что рынок начал блевать. А «кофейные короли», даже образованные, знакомые с трудами м-ра Рикардо и месье Сэя, насчет кризисов производства ничего не знали, ибо во времена классиков политэкономии для такой беды предпосылок не было, труды же Маркса, который все объяснял на пальцах, считались опасной бредятиной, почитателей которой не слушать надо, а в тюрьму сажать.

В итоге, началось немыслимое, вплоть до возврата оптовиками неликвидного кофе, скопившегося на складах Нью-Йорка, и Бразилия, пытаясь уклониться от такой радости, даже поссорилась со Штатами, и крепко, хотя и ненадолго. К середине 1907 года люди из «Сантоса» оказались на грани банкротства, а деньги, ранее обеспеченные оборотом кофе, резко обесценились, поставив на грань банкротства страну, — и попытка исправить положение привычным методом, введя «золотой стандарт», ни к чему не привела, потому что излишки кофе нужно было куда-то девать.

Не купи «короли» из Сан-Паулу власть власть заранее, им пришлось бы очень плохо, но они купили, и пришло время отдавать власти прямые приказы. По ультимативному требованию «Сантоса», правительство объявило программу «валоризации» — гарантированных закупок всего «лишнего» кофе государством, — естественно, за счет срочных зарубежных займов. И никто не отказал. Хотя, поскольку займы срочные, и Сити, и Уолл-стрит выставили условия, которые в иной обстановке не принимаются. Тут, однако, никуда не денешься, пришлось, — и «кофейные короли» облегченно вздохнули: их проблемы стали проблемами государства, и все вложения окупились.

Вот только у каждого аверса есть реверс и у каждого зенита – надир. Займы были краткосрочные, возвращать их следовало сразу, и если Сан-Паулу, которому еще и налоги скостили, «валоризация» спасла, то для  остальных штатов, она обернулась тяжким бременем, чем, разумеется, были недовольны решительно все, включая Минас-Жераис, справедливо рассудивший, что партнеры продуктивно решают свои проблемы за его счет, и Баии, не менее справедливо полагавшей, что партнеры ее нагло кинули.

Единство «кофе и молока» в конгрессе, — следовательно, и на местах, — дало трещину, к тому же крайне не вовремя скончался авторитетный президент, старенький д-р Морейра Пена, а его вице особого влияния не имел, и в много лет монолитный элитах пошли разброд и шатания, вылившиеся, в конце концов, в скандал. Официальный преемник покойного президента, Руи Барбоза, опытнейший политик и, судя по всем воспоминаниям, очень хороший человек, как выяснилось, устраивал только «паулистов», которые его и выдвинули.

Зато малые штаты, которым «каучук» под выборы щедро открыл кошелек, создав «союз угнетенных», выставили против официального кандидата своего «человека от народа», — беспартийного маршала Эрмес да Фонсека из Риу-Гранди-ду-Сул (племянника первого президента), —  затем на съезде, при поддержке «мяса» из Баии и подчеркнутом самоустранении «молока», утвердили его кандидатуру, и 10 ноября он легко и элегантно победил Руи Барбозу, за которым стояло казавшееся всесильным «кофе».

С точки зрения политики это было чудом, — обозреватели почти единодушно пришли к выводу, что «паулисты» проиграли из-за подтасовок, — но страна в целом была довольна: что система подгнила, соглашались все, и на «честного солдата» возлагались немалые надежды. Так что, эхо события, хоть и громкое, вскоре заглохло, — тем паче, что аккурат в это время ветер с моря принес  настоящий гром. С молниями и свинцовым градом.

Из ливерпульской гавани

Как мы помним, после событий 1893-1894 годов принципы формирования экипажей ВМФ Бразилии были полностью изменены. Ломая кастовость и связи низшего состава с высшим, белых и грамотных брать в матросы перестали, набирали только негров, послушных и бессловесных. В связи с чем, — досадная необходимость, — пришлось негласно (внутренними инструкциями) вернуть систему телесных наказаний, — от суток карцера до 25 горячих кнутом, — без чего обучить черных людей хоть чему-то техническому восстанавливать не представлялось возможным.

Однако времена были уже не те, что раньше: крутясь при сложных машинах, матросы «нового образца» волей-неволей просвещались, начиная думать о странном. К тому же, общаясь с моряками других военных флотов, частых гостя в Рио, узнавали, что нигде, кроме Бразилии, таких порядков нет, а то, что творят с ними, попахивает эпохой рабства.

В кубриках начались разговорчики, — а между тем, в самом разгаре была т. н. «дредноутная гонка», и в 1907-м в Великобританию, на верфях которой готовился к спуску на воду суперновейший по тем временам линкор Minas Geraes прибыл будущий экипаж, чтобы освоить судно и привести его домой. Дело затянулось на два года, взаперти морячков в свободное время, естественно, никто не держал, они шлялись по Ливерпулю, общались с англичанами, знакомились с европейскими реалиями и новостями (в частности, узнали про эпопею «Потемкина»), и все это мотали на ус.

Так что, к моменту отбытия среди экипажей уже действовал Революционный Комитет, созданный матросом первой статьи Жоао Кандиду Фелисберту и боцманом Виталино Жозе Феррейро, а когда свеженькая, с пылу да жару, эскадра прибыла в Рио, у комитетчиков уже был план действий.

Что интересно, никакого экстремизма. Начали с минимума: комендор Франсиску Диас Мартинс, умевший писать «высоким штилем», написал офицерам письмо от имени некоей «Черной руки» (о событиях в Сербии морячки тоже наслушались), предупреждая, что если матросов будут пороть и дальше, кончится плохо. Реакции, конечно, не последовало, и Ревком перешел к следующему пункту плана: от слов к делу. Дело же решили было приурочить к 15 ноября, — то есть, к инаугурации нового президента, — однако, поспорив, сочли такой шаг слишком уж политическим и перенесли «Время Ч» на десять дней, заранее определив, что крови быть не должно и расписав, кто и как будет доставлять захваченных врасплох офицеров на берег.

Но получилось иначе. 21 ноября 1910 года некто Марселино Родригес Менезес с Minas Geraes получил за препирательство с офицером 250 плетей, — в десять раз больше максимально дозволенного, — после чего «спина его казалась изрезанной бритвой», и реакция экипажа оказалась настолько предсказуема, что Ревком, опасаясь утратить контроль над ситуацией, постановил начинать немедленно. И начали, — однако без крови не обошлось: капитан и еще два офицера, а также четыре матроса, их защищавшие, погибли, и новым капитаном, как самого авторитетного, избрали Жоао Кандиду.

А спустя пару часов, когда к мятежу присоединились еще шесть судов, — в том числе, линкоры Sao Paolо (второй по величине корабль ВМФ, где погиб один офицер) и Deodoro, а также крейсера Bajia (погибли офицер и матрос), — его же единогласно объявили адмиралом, и новоиспеченный комфлотом с помощью все того же комендора Мартинса написал ультиматум властям. Очень простой и короткий: «Мы не изменники и не убийцы, мы протестуем против кнутов, и если президент и морской министр согласятся, а также гарантируют амнистию, мятеж будет прекращен. Если же нет, в Рио-де-Жанейро не останется камня на камне».

Естественно, власти, обоснованно полагая, что обнаглевшие негры блефуют, ответили коротко: «Никаких переговоров», — и тогда Жоао Кандиду приказал стрелять. Не холостыми и прямой наводкой: по дворцу президента и зданию Конгресса. Из самых крупных калибров, которых на Minas Geraes было в избытке. А убедившись, что пушкари не подвели и попали именно туда, куда надо, — хотя, истины ради, попали и куда не надо, обнулив пару десятков обывателей, на свою беду гулявших не там, где следовало бы, в неправильное время, — отвел эскадру на рейд. Там ее не могли достать орудия береговых фортов, зато имелась полная возможность при необходимости крошить город.

И вот тут власти растерялись всерьез. Все. От президента и министра до депутатов. С одной стороны, мятеж, да еще отягощенный кровью, — тягчайшее преступление. С другой, требования минимальны и по-человечески понятны (порки многие считали варварством). А главное, «ливерпульская» эскадра, забитая боеприпасами под завязку и вооруженная мощнейшими орудиями, в самом деле, могла стереть с лица земли если и не весь город, то центр и порт, и улицы уже кишели перепуганными людьми.

Пытаясь выиграть время, на Minas Geraes послали полномочного комиссара – уважаемого на флоте капитана Жозе Карлоса ди Карвалью, известного борца с телесными наказаниями, и он, поговорив с Ревкомом, доложил: матросы, действительно, протестуют только против унижения человеческого достоинства, не требуют невозможного и согласно протоколу заседания накануне бунта, убийств не планировали, а красный флаг, вывешенный кем-то на мостике, лично Жоао сорвал, пояснив экипажу:  Somos patriotas, não anarquistasМы патриоты, а не анархисты». Таким образом, лучше пойти навстречу и не усугублять.

Тем временем, военно-морское министерство, несколько придя в себя, начало принимать меры. Суда «старой эскадры», — в основном, эсминцы, экипажи которых недолюбливали «ливерпульцев», — 25 ноября получили приказ: «атаковать торпедами и преследовать с максимальной энергией, подталкивая их на грань, но, по возможности, не уничтожая». Однако выполнить оказалось сложнее, чем получить: первая же торпедная атака была встречена столь плотным и метким предупредительным огнем Deodoro,

что правительственные суда сочли за благо прекратить опасный эксперимент и отойти в безопасное место, откуда, однако, и торпеды не добирались до цели. А пока в море разыгрывалась дуэль, Конгресс с подачи Руи Барбозы, — неудачливого кандидата в президенты, — принял законы об отмене телесных наказаний на флоте и о полной амнистии, на следующий день подписанные президентом, после чего Жоао Кандиду спустил на Minas Geraes флаг мятежа и вернул эскадру с рейда в порт.

Дети лейтенанта Шмидта

Казалось бы, точки расставлены. Однако ни командование ВМФ, ни сам президент (военный до мозга костей, к тому же разделявший традиционную нелюбовь армейских к флотским), ни общественность Рио, перепуганная и оскорбленная обстрелом города, с компромиссом не примирились. Уже 27 ноября, через пару часов после объявления амнистии, матросам бывших мятежных судов приказали сдать орудийные замки, что отнюдь не говорило о доверии, а 28 ноября министр подписал распоряжение, позволяющее «с этого момента увольнять с флота недисциплинированные элементы».

Затем начались письма протеста от флотских офицеров всех рангов, а в СМИ пошел вал статей на тему «правительство встало на колени перед убийцами», вскоре сменившихся публикациями о подготовке амнистированными «второго бунта». Никаких доказательств, все на уровне слухов, и тем не менее, на основании публикаций министерство потребовало, чтобы Жоао Кандиду, все еще контролировавший «новую эскадру», списал на берег 25 «уличенных заговорщиков», среди которых значились имена тех, кто убивал офицеров.

Несколько дней эскадра решала, что делать. Все понимали, что списанных на берегу вряд ли встретят цветами, но абсолютное большинство, и сам Almirante Negro «офицероубийц» не одобряли, и хотя список скорректировали, вычеркнув девять фамилий, 2 декабря шестнадцать моряков, — 8 с Minas Geraes и 8 с Sao Paolo, — покинули корабли. А два дня спустя четверо из них были арестованы по обвинению в «нарушении условий амнистии и заговоре».

Все это напрягало, — арестов не ждал никто, — по судам поползли слух о том, что армия готовит страшную месть всем морякам без разбора, и 9 декабря из-под контроля вышла команда крейсера Rio Grande do Sul, одного из тех, кто не поддержал восстание (на борту не было даже ячеек Ревкома). Повод? Ну как же без повода. Какой-то матрос чем-то провинился, а поскольку телесные наказания отменили, его привязали на ночь к мачте, что считалось «позорным», но все же не поркой.

Вот только матросы, в таких тонкостях не разбиравшиеся, восприняли это как отмену запрета, и экипаж забузил. Правда, стихийно, лидера не нашлось, и капитан сумел пресечь бунт в зародыше, но все же на палубе осталось два трупа. В тот же день, взвинченные слухами о неизбежных репрессиях восстали морские пехотинцы базы Ilha de Cobra («Змеиный Остров»), — вообще стихийно, не имея никаких связей с Ревкомом, непонятно, почему, — однако таких козырей, как у «новой эскадры» у них не было, а правительство было настроено жестко.

Рано утром 10 декабря Конгресс вотировал введение осадного положения, после чего по приказу президента Змеиный начали расстреливать из всех калибров, и хотя очень скоро над базой поднялся белый флаг, обстрел не прекращался еще почти пять часов. Из трехсот повстанцев выжило меньше сотни, большая часть которых тут же оказалась в казематах своей же базы, — а в Рио начались повальные аресты.

Взяли Жоао Кандиду, взяли других членов Ревкома, — хотя они категорически высказались против «второго восстания» и призывали морпехов не дурить, — и все они оказались в тех же казематах, по обвинению в причастности к мятежу гарнизона. В основном, в обычных камерах, но 26 самых «опасных» в специальных caixões de pedra (каменных гробах), где и вообще-то было неуютно, а после того как 24 декабря, в ночь на Рождество,

специально приехавшие «навестить» офицеры бросили «гробы» известь, стало вовсе худо; за сутки в одной яме из 18 арестантов выжили только двое, в том числе, Черный Адмирал, во второй задохнулись двое из шести. На воле же указом министра были уволены с флота 2000 из 2379 участников мятежа, и сто пять из них без суда, в административном порядке отправлены на каторгу в Амазонию, причем по пути одиннадцать человек пристрелили, официально – при попытке бежать.

Все это, — не говоря уж о бессудных расстрелах, информацию о которых строжайше засекретили, — настолько воняло вульгарной местью, что оппозиция в Конгрессе поставила вопрос о провокации «второго восстания» властями и командованием ВМФ. Однако Руи Барбозу и прочих «паулистов» быстро заклевали, как «слюнявых гуманистов, из-за которых Бразилия унизила себя капитуляцией перед бунтовщиками», резонно спрашивая, были бы они так принципиальны, если бы «ливерпульцы» крушили не Рио, а их любимый Сан-Паулу, — и на том заглохло.

Жоао Кандиду Фелисберту на два года заперли в сумасшедшем доме, еще девять «комитетчиков» растолкали по тюрьмам, и хотя 1 декабря 1912 года все они были судом оправданы, военно-морское ведомство всячески травило Черного Адмирала и гадило ему по мелочи аж до 6 декабря 1969 года, последнего дня его жизни. Впрочем, он в долгу не оставался, а телесные наказания на бразильском флоте канули в Лету, и это, наверное, самое главное.

Окончание следует.

Источник: Дорога без конца

comments powered by HyperComments

Ещё по теме