29042017Популярное:

На Далекой Амазонке (21)

Продолжение. Ссылки на предыдущее здесь.

Акулы и карусели

Итак, República Oligárquica. То есть, Республика Олигархов, «кофейных королей» из Сан-Паулу, наконец-то заставивших армию знать свое место и заполучивших пост президента. Но если у кого-то при слове «олигархи» встали перед глазами целлулоидные рожи ублюдков, оформивших на себя сырьевые потоки и продающих богатства страны за кордон, откладывая деньги в офф-шоры, потому что и жить в итоге собираются за кордоном, — не надо. Речь идет совсем не о тех олигархах.

Ведь, если разобраться, что такое «олигархия»? Если без глубоких погружений, это власть денег, контролирующих власть. Это не вопрос. Вопрос, для чего контролируют. А матерые волчары, о которых пойдет речь, дававшие Бразилии две трети ее дохода, очень хорошо знали, чего хотели, и вкладывали деньги в национальное производство. Пусть на паях с сэрами, — но в национальное. Стремясь создать собственную промышленность, встав если не вровень с США, которым бешено завидовали, то хотя бы близко к тому. И стало быть, стараясь для себя, старались для Бразилии, которую считали своей.

Естественно, будучи людьми дела, шчередные задачи текущего момента они, в отличие от военных, вогнавших страну в дефолт, понимали, и работали. В первую очередь, с внешним долгом. Президент Мануэл Феррас де Кампос Саллес, уступив Англии в территориальном споре о нынешней Гайане, сумел вымучить у Ротшильдов уникально выгодный займ (10 миллионов с отсрочкой платежей на 13 лет и рассрочкой на 63 года, аж до 1961, под смешные 5% годовых). У Бразилии вновь появился бюджет.

Правда, сразу исправить нельзя ничего: в 1900-м перепись показала значительное уменьшение населения, но она была официально признана ошибочной, окончательные итоги закрыли, хотя провели ее те же статистики и по той же методике, что и предыдущую, всех устроившую. Сейчас историки полагают, что она точно регистрировала убыль осчастливленного Республикой населения, но тогда вслух говорить об этом было неловко.

Тем не менее, займ, а затем и «шоковая терапия», — расходы ужать, налоги повысить, курс мильрейса не поддерживать, инфляцию тоже, — как ни тяжко пришлось, дали результат: экономика если не выздоровела, то окрепла, но лавры пожал уже следующий президент, Франциско ди Паулу Родригес Алвес. Однако главной заслугой сеньора Кампоса Салиса следует считать все же создание четкого и весьма эффективного механизма государственного управления.

Ведь оно как было по конституции? Федерализм без берегов, и каждый сам за себя. Именно этого хотели «кофейные короли» юга, — в основном, Сан-Паулу, — и за это ругались с военными. Но теперь, придя к власти, «цивилисты» поняли, что были неправы. Глобализация предвоенной belle époque показывала, что если кофе продает  единое государство, это куда надежнее, — и «паулисты» пришли к выводу, что раз так, значит, единое государство нужно приватизировать. А если своих сил не хватает, следует создать ЗАО.

В связи с чем, Мануэл Феррас ди Кампус Салис (Сан-Паулу) сразу после инаугурации собрал «отцов» Минас-Жераис, не менее населенного и развитого, и за рюмкой чая огласил пропозицию: у нас 22 мандата, у вас, соответственно, 37. Порознь мы слабоваты против стада, а вместе, — 59, — сила. Поэтому давайте жить дружно, деля посты и печеньки. Такая идея родилась раньше, еще при Пруденте Мораисе, но тогда мешала армия, а теперь военные знали свое место, — и так родился знаменитый «café com leite», — альянс «кофе с молоком» (поскольку Минас стоял на скотоводстве).

К сотрудничеству, на правах младшего партнера, привлекли еще Баию, уже небогатую, но многолюдную (22 мандата), и прочие малые штаты в политическом смысле упали до нуля. Фактически оказались в рабстве, поскольку любое непослушание выливалось в законное сокращение дотаций. Бодаться оказывалось себе дороже, оставалось только идти в «клиенты» к старшим братьям, а уж к «кофе» или к «молоку», позволялось выбирать.

Технологию наладили быстро. Сверху: política dos governadores (политика губернаторов), означавшая укрепление вертикали власти на местах. Поскольку теперь от bancadas (фракции штатов в конгрессе) требовалась не болтовня, а полное единство с автоматическим голосованием «как скажут», покончили с домашней самодеятельностью, прижав к ногтю мелкие партийки.

Они, конечно, остались, но фактически на уровне декорации, без мест в ассамблеях. Естественно, изменили принцип отбора кандидатов: если раньше ценились яркие, голосистые, с идеями, то теперь требовались «кнопкодавы». И не менее естественно, что проведение выборов и подсчет голосов, входившие в компетенцию штатов, тоже изменились в понятную сторону. В итоге, политическая конкуренция исчезла как явление, и на федеральном уровне тоже, поскольку без одобрения «клуба кофе и молока», определявших, как будут голосовать послушные куклы, невозможно было ни стать президентом, ни руководить страной.

А что же народ? А народу было плевать. В целом. Пресловутые же 3,5% (вернее, уже четыре) такую систему приняли более чем спокойно, ибо она в значительной мере возвращала жизнь в привычное русло. Ведь в стране, не считая крупных городов, да и там очень условно, по-прежнему цвела система familias, в рамках которой кто-то от кого-то обязательно зависел и каждый кому-то был чем-то обязан. Общество было пирамидальным, и во главе пирамиды стояли coronelos («полковники») – самые влиятельные фазендейру, то ли феодальные сеньоры, то ли «крестные отцы», что, в сущности, практически одно и то же.

Короче, все как при бабушке. Вернее, дедушке — и до него. Только раньше это было неофициально, а теперь по закону: каждый coronel, получив какую-то мелкую должность, стал своего рода посредником между «верхом и низом». Он, неважно как, обеспечивал голоса всем согласованным кандидатам, от депутата и губернатора до президента, а взамен получал деньги на дороги, больницы, школы, рабочие места. Ну и, конечно, должности распределялись среди своих (родни и клиентов), так что, «дети», всем обязанные «патрону», стояли за него горой.

Фактически, именно «полковники» были на местах царями и богами, власть только выражала пожелания, и единственное, что пресекалось строжайше, это попытки coronelos конкурировать за влияние, жестко определяя ранг каждого, что вполне понятно, ибо у каждого «отца», как и при Империи, была небольшая частная армия, а склоки могли помешать чистой работе машины. Что же до рядовых полноправных граждан, то выбор у них был невелик: или войти в ту или иную familia (без права смены «патрона», что считалось страшной изменой), и делать все ради ее блага, взамен пользуясь всеми благами, или, в режиме «сам по себе», прозябать на обочине.

Естественно, никто из тех, кому предлагали, от такой чести не отказывался, — и машина работала как часы, породив т. н. voto de cabrestoголосование в узде»), набор технологий, вскоре позаимствованных и культурной Европой. Например, грузили арендаторов и батраков в грузовики и возили их с участкам на участок, раздав неграмотным как бы лично ими заполненные анкеты. И так далее. А чтобы не было сбоев, за порядком в день выборов следили специальные люди, не имевшие ни комплексов, ни формальной связи с «фамилиями», за что «полковники» платили им невниманием полиции ко всяким фокусам с криминальным оттенком.

Народные боли

Но чу! чу! Слышатся мне возмущенные голоса, вещающие, что так нельзя, что это очень плохо, что это не демократия. То есть, не власть народа. Пусть хотя бы 4% «граждански грамотных», то есть, всех, кто был способен заполнить очень сложную избирательную анкету. Народ, слышу я, должен иметь право. И не возражаю. Но отвечаю вопросом: а что такое народ? Вот, скажем, в Канудусе разве не народ был? Народ, и еще какой. От самой сохи. Вы представляете себе электоральный процесс с участием Наставника и его «однопартийцев»? Я нет. А ведь практически вся сельская глубинка Бразилии тогда мало отличалась от «сертанежу» с холма Фавела. Чего-чего? Опять не спорю: да, кроме кондового села были и города, а в городах люди были более просвещены, и уж они-то могли бы выбирать и быть избранными. Ладно. Давайте забежим на пару лет вперед, и посмотрим…

В принципе, в Бразилии все шло, как везде на аналогичном этапе. Прогресс наступал. Появлялись заводики, фабрички, соответственно, пролетариат. Как за век до того в Европе: никакого трудового законодательства, жалкая зарплата, а то и талоны для фабричной лавки, нищета и теснота. Конечно, дули новые ветры, все больше становилось иммигрантов, знакомых с марксизмом, анархизмом и прочими интересными практиками. На подходе была эпоха первых стачек, первой рабочей прессы, уже появился намек на профсоюзы. Но все это пока что как бы не всерьез. Наполовину игрушечное, — ибо и рабочих было еще совсем мало, и разнородны они были, и неграмотны, и так далее, и тому подобное, — а вообще все шло по старинке.

И вот решил в 1904-м президент Родригес Алвес привести в порядок столицу. Как когда-то Наполеон III – Париж, и по той же причине: город, куда стекался неприкаянный люд со всем страны, превратился в сплошную лужу помоев, из которой торчали несколько сотен красивых домов. На фотографии того времени больно смотретью Горы мусора, потоки нечистот вдоль тротуаров, ухабы-колдобины, ни водопровода, ни канализации, сортир под стенкой, не дома, а битком набитые скворечники. Постоянные пожары, и главное: болезни, как нечто неизбежное. Туберкулез, корь, тиф, проказа, — рутина, а время от времени еще и вспышки желтой лихорадки, оспы и бубонной чумы. Народ вымирал тысячами, особенно эмигранты.

Естественно, с такой ситуацией никакая вменяемая власть мириться не будет, а деньги были. Так что президент поручил мэру, Франсиску Перейра Пассосу, большому энтузиасту борьбы за чистый Рио, заняться вопросом, дав ему исключительные полномочия. Сеньор же Франсиску привлек к проекту всемирно известного д-ра Освалду Круза, ученика Пастера, имевшего опыт такой работы на Кубе и в Панаме. И общими силами взялись за дело круто.

Мэр разработал программу реконструкции города, — «Долой клоповники, даешь проспекты, парки, бульвары!», — и строительства спальных районов с водопроводом для бедных, которых предполагалось из центра отселить, а д-р Крус сформировал бригады mata-mosquitos («Убийц Москитов»). Санитары ходили по домам, вымаривая комаров, передававших желтую лихорадку, выводя крыс и объясняя, как правильно выбрасывать мусор. Однако встречали их неласково. Народу не хотелось ничего менять, тем паче, куда-то перебираться, а водопровод и ватерклозеты многим казались кознями Диавола.

Сыграли свою роль и падре, паству, мягко говоря, не разубеждавшие: они лечили все болезни молитвою, и появление конкурентов восприняли в штыки. Их били смертным боем, обливали помоями, а то и кипятком. А когда 31 октября конгресс еще и утвердил предложенный д-ром Крузом Закон об обязательной вакцинации, разрешав «инъекторам» (студентам-медикам) входить в дома и делать прививки, не обращая внимания, хочет народ или нет, с помощью полиции, — народ и вовсе раскалился до белого каления.

От ejeção («выкидывания»), как называла улица происходящее, добра не ждал никто. Зачем сносить дома? Зачем куда-то переезжать. Ну да, болезни, эпидемии, детки мрут, — и что? Вон падре говорит: «На все воля Божья!», а падре знает, что говорит, и стало быть, ясен пень, все это от Сатаны. Опять же и СМИ, копавшие под мэра, поддерживали настроения. И когда речь зашла о вакцине, ситуация вышла из-под всякого контроля. Мало что, по слухам, колоть собирались «в интимные места», а женщинами придется раздеваться перед чужаками, что есть великий грех, так ведь всем думающим людям ясно было, правительство просто-напросто хочет избавиться от бедноты, делая уколы, от которых «лишние рты» обязательно помрут.

Так что, 5 ноября оппозиция всех цветов, включая и тех, кто прекрасно знал, что такое прививка и сделал инъекцию в первых рядах, создала Liga Progressiva contra a Vacina Obrigatória, — «Прогрессивную Лигу против обязательной вакцинации», и призвала народ спасать себя от козней преступной власти. Церковь на уровне епископов сделала вид, что не видит, на уровне падре полностью поддержала, и с 10 по 16 ноября в столице шли форменные уличные бои, охватившие весь центр.

Взвинченная толпа грабила лавки, избивала очкастых (считалось, что если в очках, то обязательно «врач-вредитель»), а также всех, похожих на иммигрантов (вакцину ж в Европе придумали), калечила и    жгла трамваи (ходили слухи, что они уже кого-то задавили, и стало быть, тоже введены, чтобы убивать бедноту), выламывала рельсы и забрасывала полицию (а потом и военных) камнями, палками и всем, чем под руку попадется. Даже постреливали. А 14 ноября в битву включились еще и кадеты Военной школы Praia Vermelha, решив, что неважно, почему народ восстал, если народ хочет болеть, это его право, и армия должна быть на стороне народа. В ответ власти, заморозив обязательную вакцинацию, объявили осадное положение и разрешило бить на поражение, после чего, естественно, народ разбежался по норам. А потом…

Ну что потом. Активистов перепаковали, судили и выслали осваивать целинные земли Амазонии. Вакцинацию возобновили (оспа исчезла), клоповники снесли (чума и прочее стали воспоминанием), москитов вывели (смертность от желтой лихорадки снизилась до нуля). Д-р Круз получил Золотую Медаль Международного конгресса по гигиене и демографии в Берлине «За труд на благо человечества», в Бразилии открылся Институт Освалду Круза (первый в мире НИИ тропических болезней), а Рио стал самой красивой и здоровой столицей Западного полушария.

Но благодарную память о «героях, павших в борьбе с Дьяволом», — 30 убитых и 110 раненых, — народ сохранил и даже посвящал им баллады, проклиная жестоких «убийц в белых халатах». Такой вот народ. Включая, к слову, и множество грамотных, допущенных к голосованию, и первых ласточек пролетариата, принявших в событиях самое деятельное участие.

Вежливые люди

А теперь, разобравшись с народом и форматом реализации народного волеизъявления, давайте о геостратегии. Очень и очень конкретной: что Бразилия должна быть региональной сверхдержавой, никто не отрицал, и тут позиция олигархов отличалась от позиции военных разве лишь пониманием, что делиться надо. С Англией спорить себе дороже, как арбитраж решил, так тому и быть.

С Уругваем, — то есть, с той же Англией, — тоже поладили, поделив спорные участки по понятиям. Но все остальное, уж извините, наше, и пусть соседи знают, что если у Бразилии возникли интересы, они должны быть удовлетворены, иначе они все равно будут удовлетворены, только не по-хорошему, а по-плохому. Что и подтвердила веселая история с регионом Агри, расположенном в самом центре Амазонии, на стыке бразильской, перуанской и боливийской границ.

В принципе, эта небольшая долинка, по всем нормам международного права принадлежавшая Боливии, что и в Рио с 1829 года признавали, ранее никого не интересовала, и жило там сколько-то индейцев плюс совсем немного бразильцев и боливийцев, мывших золото, которого было так мало, что никто на запах желтого металла не летел. Но времена меняются: пришло время «Царя-Каучука», и выяснилось, что там, в Богом забытой глуши, растет Ее Величество Hēvea brasiliēnsis, сок которой на мировом рынке стал круче золота.

Естественно, на очередной Клондайк, в seringueiros (сборщики каучука) кинулись охотники за удачей отовсюду, — кроме, конечно, Европы и США, потому что добраться к истокам Амазонки они не могли. Ибо дорог никаких, пароходов мало, а на лодках и плотах чужаки долго в сельве не выживали. Из Боливии, где индейцы пахали, а белые были сплошь интеллигенцией, тоже старателей шло немного, а вот из Бразилии всего за год-полтора нахлынуло аж 18 тысяч отпетых мужиков. И по своей воле, и по воле «полковников» из штата Амазонас, без всяких согласований с центром посылавших своих familiares столбить участки.

Вполне понятно, что такой наплыв боливийских чиновников и напряг, и обрадовал: ведь новые люди – это деньги. Связавшись со столицей, 2 января 1899 года поставили таможни, развесили объявления о продаже лицензий, без которых нельзя, — и тут переселенцы возмутились. Столь же страстно, как за полвека до того американские поселенцы в мексиканском Техасе, а как раз в это время – британские оутлендеры в бурских республиках. Ну и 30 апреля по призыву адвоката Жозе Карвалью, представителя Жозе Кардозу Рамалью, губернатора бразильского Амазонаса, боливийских чиновников выгнали вон, велев не возвращаться. Категорично, но, как они докладывали, muy educado, то есть, очень вежливо.

А чтобы не возникло сложностей, сеньор Жозе прислал отряд испаноязычных «флибустьеров» во главе с Луисом Гальвесом Родригесом де Ариасом, которые, заняв 4 июня городок Порто-Алонсо, центр региона, переименовали его в Порто-Акри. 14 же июля и вовсе объявили Estado Independiente de Acre — независимую «Республику Акри», первым делом введя двуязычие: наряду с испанским — португальский.

Правда, в Рио, узнав, обострений не захотели, тем паче, что насчет Акри с Боливией вел переговоры лондонский Сити,  и 15 марта 1900 года бразильская военно-речная флотилия, явившись в долину, выбросила не сопротивлявшегося Гальвеса сотоварищи с земли, бесспорно принадлежавшей Боливии. Вот только когда боливийцы, собрав небольшую армию, решили занять неспокойный регион, оказалось, что  seringueiros  и без варягов не лыком шиты.

В ноябре 1900 года seringueiros вновь затеяли бузу. На сей раз во главе с журналистом Орланду Корреа Лопесом, присланным Сильвиу Нери, новым губернатором Амазонаса, «писать очерк о птицах и обезьянах Акри». Человек двести, при легкой пушке и пулемете (у репортера в багаже случайно нашлись) провозгласили восстановление República do Acre, — теперь уже без всяких «испанизмов», — и объявили своего лидера Карвалью Родригу по прозвищу Quinto Ace («Пятый Туз») президентом, вслед за чем под Рождество, muito educado потребовав сдать Порто-Алонсо и получив отказ, атаковали городок, но боливийцы отбились и мятежники остались без железа.

Видя, что происходит, правительство Боливии 11 июня 1901 года срочно подписало соглашение с американской компанией из Нью-Джерси Bolivian Trading Company, дав ей самые широкие привилегии для освоения неожиданно оказавшейся перспективной глубинки, включая право на эксплуатацию ресурсов региона в течение 30 лет и размещение там собственных вооружённых сил. И вот тут уже встревожился Лондон, а стало быть, и Рио.

Невесть откуда в Амазонасе появился некий Жозе Пласиду ди Каштру с большим отрядом, представлявшийся всем, как «ни от кого не зависимый вождь всемирной революции», и предложивший «вольнолюбивым труженикам, стенающим под гнетом боливийской диктатуры» помощь в освобождении от тиранов. Стенающие предложение приняли, и к ди Кастру сбежалось до 2000 бородатых рыл, немедленно получивших винтовки.

Далее замелькало. На рассвете 6 августа 33 бойца «Народной Армии» заняли городок Ксапури и взяли под арест боливийского алькальда, а также пару десятков солдат. Однако 18 сентября 180 боливийцев, явившихся наводить порядок, рассеяли 70 душ «авангарда революции». Но не более того: помочь Порто-Алонсо, осажденному основными силами ди Каштру (около тысячи стволов) они не могли, и отступили. Так что, к 15 января 1903 года центр территории сидел в плотной блокаде, а через десять дней «революционеры» уже контролировали всю долину реки Акри, — несколько поселков и представительство BTC, персонал которой very polite вывезли в Бразилию.

Ну и, естественно, 27 января в очередной раз восстановили Республику Акри, на сей раз во главе с президентом Родригушем Алвишем, «лицом свободной профессии». Но на сей раз из Рио никого не прислали восстанавливать порядок, а только сообщили в Ла-Пас, что территориальную целостность Боливии безусловно поддерживают, однако не допустят причинения ущерба гражданским лицам,  вся вина которых только в том, что они бразильцы.

А между тем, Порто-Алонсо, осажденный уже не «сепарами», а регулярной армией «народной республики», ждал помощи. И помощь шла — аж 700 штыков под личным штандартом Хуана Мануэля Пандо, президента Боливии. 23 марта боливийцы вышли на подступы к городу, заняли боевые позиции и начали обстрел, а бразильское правительство, заявив протест против «жестокого подавления права суверенной акрийской нации на самоопределение», подвело к границе Боливии, суверенитет которой над Акри  «безусловно признавала» до 4000 солдат.

Начались стычки. Как выяснилось, бойцы ди Каштру знали дело не хуже боливийских регуляров, войска сеньора Пандо несли потери, и 2 апреля Порто-Алонсо, наконец пал, президенту же Боливии из Ла-Паса сообщили, что пока он там в лесу дурью мается, его правительство  еще 21 марта заключило с Бразилией перемирие. При «честном и незаинтересованном посредничестве посланников Северо-Американских Соединенных Штатов и Великобритании». Очень грустно, но так получилось…

Делать нечего, дону Хуану  пришлось возвращаться, — впрочем, скорее всего, он был даже рад, потому что дело шло к разгрому, — а 17 ноября в Петрополисе (под Рио) состоялось подписания Акта,  юридически закрепившего вхождение Акри в состав Бразилии в обмен на 2 миллиона фунтов и ряд привилегий Боливии в регионе. После чего «Республика Акри» была ликвидирована бразильскими войсками, и с этого момента, у Бразилии не было никаких претензий к соседям.

Окончание следует.

Источник: Дорога без конца

comments powered by HyperComments

Ещё по теме