12082020Популярное:

Москва Голодать Не Будет!

Старый приятель, москвич до мозга костей, прислал ссылку на текст "Москва как Титаник", серьезно его встревоживший, и никакие заверения в том, что для тревоги нет никаких оснований, потому что автор представляет известные силы, моего приятеля не убедили. Что ж, разъясняю публично…

Текст четко распадается на четыре части, и первая, посвященная предстоящим выборам в Мосгордуму, абсолютно не интересна. Ни проблемы г-на Собянина с их организацией, ни проблемки оппозиции, алчущей дорваться до теплых кресел, на мой взгляд, внимания не заслуживают, — да и не они волнуют моего остро аполитичного московского адресанта.

Часть вторая. Констатация: Москва — огромный «пузырь», который власти  надувают, подкупая москвичей , — дабы  Нерезиновая оставалась «оплотом стабильности». Список коврижек приложен, — и впечатляет. Список коврижек приложен, — и впечатляет. Даже если делить на пять. Но и тут Нничего нового: аксиома "Париж не должен голодать" родилась еще в XIV веке. Так что, давайте порадуемся за москвичей, — и пойдем дальше.

Часть третья. Объяснение: "искусственное раздувание московской «особости» осуществляется за счет ударного ограбления регионов", но этот "золотой век" дает и негативные побочные эффекты: чем больше "раздувается" Москва, тем активнее поток мигрантов, а раз людей становится больше, то денег, чтобы столица оставалась благодушны, выкачивать из регионов необходимо еще больше. Что ж, логично, —

и наконец, тема "Титаника":достаточно скоро "Москва лишится своей «ренты»… ", а ее бюджет "неизбежно «похудеет» — в 2-4 раза", поскольку "регионы в слишком плачевном состоянии, чтобы такой перекос сохранялся сколь-нибудь долго".  И вопрос: "что станет с ЭТОЙ Москвой при резком сокращении бюджета?", с ответом: "катаклизм огромного масштаба". Неизбежный, ибо «Мягко сдуть пузырь»  невозможно.

Вот  этот вывод и пугает моего приятеля. Причем боится он не обнищания вплоть до голода, не потери комфорта, —  хотя и этого очень опасается. Главный его страх: если "пузырь" лопнет, громадные массы людей, ставших лишними (и местных, и диаспоральных) начнут войну уже не за место под солнцем, а за выживание. Иначе говоря (цитата) "морлоки полезут из нор и сожрут всех".

Ну что ж, основания для опасений есть.
Но чему нас учит История?
Многому.

И в частности, тому что знаменитый "якобинский террор" случился, кроме общеизвестных причин, и причинам, менее известным. Ту самую аксиому насчет "Париж должен быть сыт" революционные власти знали и делали все, чтобы Париж, — огромный "пузырь", куда стекались сотни тысяч искателей счастья со всей Франции, не голодал. А это было достаточно сложно: при Бурбонах

стабильность в Париже поддерживали, обдирая всю Францию, как нынче Москва — регионы, но после известных событий 1789 года регионы (департаменты) потребовали самоуправления и облегчения налогового гнета, чего парижские элиты, считавшие себя единственными хозяевами Республики, позволить им не могли. В частности, это стало причиной раскола на Гору и Жиронду,

вылившегося в серьезную гражданскую войну, охватившую весь центр Франции, в результате которой гильотины на площадях стали рутиной. На первом этапе, правда, стихийный протест регионов подавили относительно легко, силами регулярной армии, после чего "очаги контрреволюции" обложили еще более тяжкими налогами, однако это дало толчок новой стадии гражданской войны,

уже не в центре, а в глубинке, — Нормандии и Вандее, — где с электората, как с "темного и враждебного", и так драли семь шкур, а после разгрома жирондистов и вовсе стали драть без оглядки. Ибо экономика сползала в ноль, а Париж, — переполненный тысячами бомжей и полубомжей, — голодать не должен. И не голодал. Вернее, не очень голодал. Для парижан, как для опоры режима, деньги были.

Сила действия, однако, равна силе противодействия. Чем больше требовала и выжимала столица, тем больше расплескивалась партизанщина в глухой глубинке, откуда шли основные поставки жрачки в Париж. — и в конце концов, снабжение вообще практически прекратилось. Париж начал голодать, а справиться с этим армия не могла: посланные отряд пропадали в лесах, а брать резервы

было неоткуда: страна вела вялотекущие войны на трех фронтах. В итоге, гильотины вовсю застучали уже и в Париже (охлос вместо хлеба кормили зрелищем казни "врагов и спекулянтов"), и предместья как-то успокаивались, — но было ясно, что взрыв неизбежен, а ведь именно предместья, люмпены и полулюмпены, были главной опорой властей. И в конце концов, в верхах родилась

умная мысль: для борьбы с "контрреволюционными регионами, желающими удавить революционный Париж голодом" провели набор рекрутов в тех же предместьях. Они практически не умели воевать (но ведь и вандейские крестьяне умели воевать не лучше), однако их было очень много: уж что-что, а голодных ртов в не привыкшем голодать "пузыре" хватало с лихвой, на много армий.

Так родились печально знаменитые "адские колонны" генерала Тюрро, укомплектованные самым жутким отребьем самого дна столицы, теми, кто вовсе ничем, кроме грабежа не мог прокормиться, а на каторгу не хотел. Им давали оружие, башмаки, немного хлеба и потоком гнали в не желающие кормить ненасытную столицу регионы, официально объявив, что в районах "контрреволюционной гангрены"

можно делать все, и все, что они  присвоят, кроме продовольствия, — их бонус. Сколько сдохнет, никого не волновало (Парижу же легче), они гибли тысячами, но на смену погибшим волной шли новые тысячи клошаров, — и тех, кто, выжив в боях, получил опыт, переводили в регулярную армию, где и жалованье было, и престиж, и перспективы карьеры. Ну и: пережали. А о деталях не стоит. Жутко…

Это все очень грубо, — но мы ведь говорим не о Франции XVIII века, —  а вам, уважаемые москвичи, на мой взгляд, не следует опасаться "Титаника".  Если регионы, в самом деле, обнаглеют настолько, что позволят себе не обеспечивать комфорт столицы, в "пузыре" достаточно ресурса, использовав который власть объяснит неслухам, как они неправы. И те, кого вы боитесь, вас накормят…

Источник: Дорога без конца

comments powered by HyperComments

Ещё по теме