25092020Популярное:

Лучшее Из Худшего С Надеждой На Лучшее

"Я напрягаюсь только по одному поводу: хочу защитить то, что мы создавали четверть века своими руками. Мы из руин и пепла подняли эту страну… Вот что меня больше всего беспокоит. Не власть, как в России некоторые говорят: "Лукашенко посиневшими пальцами держится за власть". Я не хочу, чтобы порезали на куски мою страну, которую я лепил на обломках империи, и не хочу, чтобы порезали честных, порядочных людей, которые работали на это. Это будет не люстрация, как некоторые говорят. Это будет резня. И то, что произошло в Украине, будет цветочками…

Видеовариант тут,  и получается, нельзя не продолжить тему,
хотя, не скрою, для меня это неприятно…

Прежде всего: Штаты, в самом деле, определились. По итогам поездки м-ра Бигана в Вильнюс, Киев и Москву, озвучено резюме: Минску рекомендуется (но не приказано) "прибегнуть к посредничеству ОБСЕ", а что до Штатов, то они "не могут и не будут определять ход событий в Беларуси". В том же ключе вещаюет и амбасада США: "США остаются привержены укреплению сотрудничества с РФ и поиску конструктивных решений, включая сферы, по которым могут сохраняться разногласия", и "Голос Америки": "Высокопоставленный

дипломат нацелен на сглаживание разногласий с Москвой", и глава МИД РФ: «Они не заинтересованы в создании искусственного кризиса вокруг  ситуации, которая сложилась в Белоруссии". Более того, Стивен Пфайфер, многажды сломавший о Минск зубы,    подтверждает: "США и Россия имеют конкурирующие геополитические интересы в отношении Украины, но это не так в отношении Беларуси… Нет никакого горячего желания тянуть Беларусь на Запад. И у Евросоюза, и у НАТО дел и так более чем достаточно".

Таким образом, США, видя, что в Москве (после обстоятельных консультаций с Пекином) сделали выбор в пользу государственного интереса, временно велев уняться "газпромовским", спрыгивают с мелкой для них темы. Ну, не вышло, значит, не вышло, а повышать ставки ни к чему. Вот в Украину впились — не оторвешь, а Белоруссией можно и поступиться. С понтами, конечно, морды лица ради, но то таке. В итоге, Польше и прочей мелочи предложено самим выбираться из фиаско, разбираясь с Берлином, Парижем и прочими "большими братьями",

у которых совсем иное видение. В связи с чем, "бабариковцы", как мы уже знаем, срочно сбрасывают с парохода современности и "координационный совет", и жену блогера, и прочий мусор, начиная раскручивать свою партию для игры в долгую, — и кстати, скорее всего, именно в этом секрет удивляющей многих неуязвимости флейтистки из Штутгарта. Просто за ней стоит Берлин, а стало быть, и Газпром, интересы же Берлина и "Газпрома" Кремль не может не учитывать, не глядя ни на какой государственный интерес. Ну и:

"В Послании до выборов я сказал: вы нас сегодня называете партнерами. Не братьями, а партнерами. А зря! Это услышали и в Кремле, и везде. Мы братья. Но зачем ожидать, чтобы нас кто-то жиманул на Западе, чтобы мы снова стали братьями? Это урок. Мы сделаем соответствующие выводы. Мы  уже сделали эти выводы. И чтобы ни говорили у вас, что бы ни вякали на площадях у нас, мы сохраним наше общее Отечество… где живут два народа от одного корня. Это Отечество от Бреста до Владивостока… Это чисто медийная выдумка, что Лукашенко повернулся на запад"

Что это означает, думаю, понятно. Но давайте зреть в корень. Батька, навсегда ушибленный тем, что сотворил Запад со своими шакальими структурами у соседей, всю свою длиннющую жизнь в политике делал все, чтобы не лечь под Запад, — а чтобы Запад вдруг не увидел в нем опасности, которую нужно устранить любой ценой, делал мелкие реверансы типа демонстративной потачки "лицвинству". И в то же время, тоскуя по утраченной Империи, мечтая о возрождении России, он, после того как квартет "Таня-Толя-Боря-Валя" обнулил "план ЕБН",

оценивая развитие Российской Федерации, понимал, что отдавать свой маленький, с нуля поднятый дом, населенный доверчивыми, горя не знавшими людьми на съедение российскому олигархату нельзя, потому что в этом смысле Восток не гуманнее Запада. Вот и крутился, как мог, долго и успешно, надеясь на какие-то правила, — и в конце концов, получив хлесткий урок: никаких правил нет, а есть жернова, которые неизбежно перетрут. Как там, у "Нау": "три черных начала адских трех рек, что мог с ними сделать один человек?". И знаете,

я вспоминаю, — как не вспомнить? — герцога Якоба Кетлера. А также царя Ираклия II. Ростом оба они были поменьше Батьки (герцог где-то по плечо, а царь, думаю, по грудь), но как Личности не уступали ни в чем: та же порода, та же стать, — и оба, от Природы заточенные на великие дела, по прихоти Судьбы управляли крохотными слабыми государствами, корчащимися в кольце огней, каждый из которых мог сжечь. Но даже в такой обстановке, на чистой силе воли, в ручном режиме оба построили на пепелищах «островки процветания»,

дав подданным покой, порядок и невеликий (а великий откуда?) достаток, — но когда Большим Силам это стало мешать, обоим оставалось только или сдохнуть вместе со страной, или лечь под того из могущественных соседей, который казался меньшим злом, ибо все-таки был "своим". Так сказать, интегрироваться, — в надежде, что интеграция не приведет к поглощению и разорению. Ну а в итоге, — Историю не обманешь, — и Курляндия, и Картли-Кахети все же были поглощены, но все же в режиме наибольшего благоприятствования.

И вот, вспоминая Ираклия и Якоба, я вижу Батьку. Он, как и они, сделал невозможное, даже вдвойне и втройне невозможное, — в час тяжелейшего кризиса созданная им Система не поплыла, не осыпалась, изменников почти не нашлось (что само по себе чудо из чудес), — однако (вновь: Историю не обманешь) в одиночку против всех не устоишь, не вылавируешь, не выживешь, а Китай, увы, слишком далеко, и может помочь только дипломатически, да еще деньгами. Большими, да, но злото златом, а (прав сэр Редьярд) хладное железо властвует над всем.

Я очень уважаю Александра Григорьевича, но не завидую ему. То есть, я вообще никому не завидую, однако храни меня Господь от такого выбора, перед которым стоит Батька, тем паче, что и выбора нет: когда всё хуже, лучшему из худшего нет альтернативы. И остается пытаться минимизировать последствия, добиваясь статуса свободно ассоциированного государства, — то есть, отдав часть полномочий (внешняя политика, связь, транспорт, вооружённые силы), сохранить формальную независимость и внутриэкономическую автономию.

Да, это очень трудно. С учетом аппетитов "Газпрома" и "Уралхима", а также Берлина, к которым Кремль весьма чуток, почти невозможно. Однако, думается, поскольку в последнее время Кремль, когда речь идет о серьезных вещах, более чуток к мнению Чжуннанхай, а мнение Чжуннанхай вполне конкретно, только "почти"…

Источник: Дорога без конца

comments powered by HyperComments

Ещё по теме