22072017Популярное:

Кунгуров. От двенадцати до двадцати

Я, и не только я, неоднократно говорил о том, что тупик, в который загнал себя и страну путинский режим, объективно вынуждает его идти по пути фашизации страны. У путинской клики нет никакой движущей идеи, она последовательно разрушает все государствообразующие институты. Деградирует экономика, развитие территорий, социальная сфера, образование, здравоохранение — да проще перечислить то, что стараниями Путина растет — социальные разрывы и число миллиардеров. И, естественно, обнищание народа — это неразрывно связанные величины. В таких условиях сохранение власти, а значит — и оборона награбленного — возможны только через ужесточение внутренней политики, создание образа врага, как внешнего, так и внутреннего, перенацеливание на него возмущения людей. Активных недовольных, и тем более, тех, кто способен аккумулировать вокруг себя даже минимальное недовольство и становиться объединяющим его зародышем, беспощадно и бессудно зачищать.

Одним из признаков запущенной фашизации является возникновение мыслепреступлений — то есть, криминализация самого факта недовольства и обсуждения существующего порядка и положения. Тюремные посадки "за лайки", равно как и за СМС, тексты в соцсетях стали нормой путинской России. Это говорит о качественно иных подходах в репрессивной политике.

Дело в том, что соцсети, в отличие от СМИ, не являются инструментом пропаганды, агитации и организации. Другой вопрос, что они могут быть использованы для этого, но в конце концов, кухонным ножом или топором тоже можно убить человека, но никому в голову не придет приравнивать их к холодному оружию, тем более подлежащему обязательной регистрации. Точнее, прийти может, но в этом случае вопрос об адекватности такого решения встанет сам собой. Тот факт, что существует запрос власти на приравнивание блогов к СМИ, как раз и свидетельствует о ее неадекватности в этом вопросе и непонимании сути проблемы.

Интернет и созданные в нем социальные сети — это всего лишь инструмент коммуникации, техническое средство для общения, получения и распространения информации. Любой — вплоть до генерации бреда. Это завалинка, на которой бабушки (а хоть бы и кандидаты наук) обмениваются мнениями, словами и мыслями. Завалинка не может быть коллективным агитатором, организатором и пропагандистом — хотя в масштабах конкретной парадной или подъезда вполне даже может.

Уже поэтому репрессии и тюремные сроки за высказанное на такой завалинке свидетельствует о тяжелейшем кризисе всей властной вертикали, которая уже неспособна отличать реальные угрозы от фантомных. Этот кризис и является причиной репрессий "по площадям" — никак иначе система уже неспособна реагировать. Сама система власти и управления в России является источником этого кризиса — именно она генерирует большую часть угроз, с которыми сталкивается сегодня страна. Даже терроризм, с которым предписано бороться всем миром и любой ценой, является следствием дикого средневековья, куда нас втаскивают путинские дружки ради того, чтобы продолжать грабить страну и народ.

Терроризм — это социально-политическая болезнь, реакция на невозможность добиться справедливости никаким иным путем, кроме вооруженной борьбы. Совсем не зря один из основных лозунгов того же Исламского государства является деконструктивистский "Я не буду жить в унижении" — и как бы ни обвинять десятки и сотни тысяч людей в терроризме (а по правде говоря, когда террористами становятся не единицы и не десятки, а сотни тысяч людей — это все еще терроризм или все-таки что-то иное?), ответить на вопрос — что же стало причиной того, что такое огромное число было вынуждено брать в руки оружие, все равно придется.

Однако как раз попытки найти и озвучить реальную причину катастрофы становятся для путинского режима преступным посягательством на его основу и существование — именно поэтому мысли становятся преступлением, что уже было описано Оруэллом, антиутопия которого оказывается универсальной для любого режима, оказавшегося в полном идейном тупике и подменившего цель процессом.

В определенной логике нынешней властной "элите", конечно, не откажешь. Она живет не будущим, а настоящим. Что будет потом — для нее совершенно не важно. Главное здесь и сейчас. "После нас хоть потоп" — это сказали не они, но они с этим согласны и так и живут. Поэтому репрессии и фашизация видятся им вполне разумным и рациональным решением для того, чтобы на своем веку попировать всласть. А что будет потом — да какое им дело.

Без введения уже не элементов, а полноценной диктатуры, у нынешней власти перспектив не только нет, но и ее конец вполне прогнозируемо близок. Приватизировав само государство, мафия, по сути своей являясь сословием, приватизировала государственный бюджет, превратив его в рентный ресурс. Деградация экономики в таком случае — вопрос времени, мафия не умеет созидать, она может только перераспределять, поэтому любые ее решения все равно ведут к сокращению и ужиманию. Сословие демонтируется, как только исчерпывается его рентный ресурс. Перейти на другой оно не может.

Экономика, как и любая система, имеет свой предел устойчивости. Сейчас этот предел на исходе, и как только он будет перейдён, начнутся процессы трансформации — внешне сейчас единая правящая мафия распадется на много мелких удельных банд, которые начнут прибирать к рукам оставшиеся куски, причем не просто куски, а куски, генерирующие хоть какой-то валютный доход. Можно взглянуть на Украину, которая прошла и проходит именно этот этап — основная драка идет как раз за остатки экспортных отраслей и предприятий, ничего другое украинских олигархов уже не интересует.

Можно сколько угодно рассказывать про "печеньки госдепа", но у украинских событий есть жесткая внутренняя логика — включая и войну на Донбассе. Украина быстрее, чем Россия, исчерпала свой внутренний ресурс устойчивости, и теперь пожирает саму себя. Для убогих и скорбных умом свидомых граждан демонстрируется знамя свободы впополам со знаменем защиты отечества от "загарбныкив" и "сэпаратыстив", но реальная подоплека зарыта в ином месте. Украина пока еще сохранятеся как нечто целое только по причине своей фашизации — что есть факт. Другой вопрос, что мы привыкли к тому, что фашизм — это такой себе немецкий орднунг, но в конкретных украинских условиях он творчески приспособился жить в полуанархическом Диком поле, в которое нынешняя Украина уже превратилась. А все положенные элемены фашистской диктатуры налицо — репрессии, казни, преследование за инакомыслие. Разве что делается это не железной рукой, а "козачьей" вольницей. Какая разница, как это выглядит внешне, если результат тот же.

Немецкий фашизм создал проектную диктатуру, направив энергию масс на создание Тысячелетнего рейха. Он стал инструментом завоевательной политики, аккумулировав энергию масс на конструктивной (с точки зрения правящей германской элиты) идее и цели. В украинском сценарии диктатура не орднунга, но охлоса, а конструктивизм связан с продлением агонии правящего бандитско-воровского сословия, потому и вектор приложения иной. Но украинский фашизм — тоже инструмент. Просто он про другое.

В российских условиях всё, конечно, будет выглядеть иначе. Слишком большая страна. Поэтому вначале наш отечественный фашизм путинского разлива (причем неважно — с Путиным или уже без него) будет всеми силами пытаться сохранить текущее положение дел, но если встанет вопрос выбора — продление существования режима или распад страны, он, конечно, выберет продление.

Тем не менее, ужесточение режима (которое уже идет полным ходом) — неизбежное следствие идейного, финансового, экономического и политического банкротства нынешней правящей клики. Никак иначе она не сможет продлить свое существование — ее ресурсная база истощена и близка к исчерпанию. Заместить выпадающий доход она может только за счет населения, а потому волей-неволей придется вводить элементы диктатуры хотя бы для того, чтобы народ не мог сопротивляться и тем более создавать структуры сопротивления. Отсюда и совершенно неадекватная реакция на высказывания в Сети и посадки на более чем серьезные сроки всех, кто хоть как-то выглядит угрозой правящей клептократии. К примеру, Сулакшин в своем твиттере уже сообщил, что Кунгурову готовят еще одно обвинение, по которому можно добавить либо 5 лет, либо вообще от 12 до 20. У нас серийные убийцы и реальные террористы меньше получают, чем человек, посмевший сказать правду.

Это и есть будни путинской мафиозной диктатуры. Другого не будет.

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме