25092017Популярное:

Константин Аксаков и «первый русский национализм». К юбилею мыслителя-славянофила.

Написал статью к 200-летнему юбилею Константина Сергеевича Аксакова. Самой яркой и, в то же время, спорной фигуры в русском славянофильстве. Если Хомяков и Киреевский создали философию славянофильства, то Аксаков оформил ее в идеологию. И в этой идеологии есть весьма спорные моменты, например, учение о негосударственности русского народа, отрицание необходимости конституционных гарантий прав, правовой нигилизм. С другой стороны, если подумать, «аксаковская конституция» — «Государству — силу власти, Народу — силу мнения» — это практически мечта к которой мы могли бы стремиться по сравнению с текущим строем, который имитирует народоправство, а для того, чтобы имитация не трещала по швам, затыкает всякую критику, всякое мнение, потому что «иначе случится революция». Конечно система государство опирается на само себя и не нуждается в выборах, а народ имеет право говорить государству в лицо что считает нужным — это был бы невероятный прогресс по сравнению с текущим состоянием.

http://portal-kultura.ru/articles/data/157497-moguchiy-mechtatel/

Константин Аксаков термина «славянофильство» не любил. Он именовал свои взгляды «русским воззрением» и считал своей задачей «пробуждение русского в русских и возвращение русским русского». В отличие от представителей другого направления, панславистов, мечтавших об отторжении у Австрии славянских земель, Аксаковых интересовала в первую очередь русская народность. Брат Иван, посаженный в 1849 году в крепость, показывал: «Признаюсь, меня гораздо более всех славян занимает Русь, а брата моего Константина даже упрекают в совершеннейшем равнодушии ко всем славянам, кроме России, и то даже не всей, а собственно Великороссии». Не так уж и не правы исследователи, называющие идеологию Аксаковых «первым русским национализмом».

Однако имелись и существенные отличия. Национализм базируется на идее о праве суверенного народа на владычество над своим, национальным государством. Константину Аксакову эта идея была чужда. В противоположность он развил, пожалуй, самую спорную доктрину славянофильства: учение о «безгосударственности» русского народа, который, мирно призвав Рюрика, позволил свободно действовать государству себе на пользу, не притязая ни на какие политические права и не требуя никаких конституционных гарантий. «Власть народа» для мыслителя категорически неприемлема — он один из самых антиреволюционных наших философов.

Но сколь категоричен Аксаков в отрицании юридического права народа на власть, настолько же решительно настаивает на полной свободе мнений, суждений, критики власти. Именно «мнение народное» — та сила, с помощью которой русские люди реализуют свои цели и защищают свой интерес. Эта идея отлилась у Константина Сергеевича в чеканный афоризм: «Государству — неограниченное право действия и закона. Земле — полное право мнения и слова». И сами славянофилы полностью следовали данному учению. Право мнения не являлось у них фиговым листком для прикрытия раболепия. Верно служа царям и пытаясь их «распропагандировать» в пользу русского воззрения, они при этом были бесстрашны в слове, невзирая на отставки, аресты, запреты газет и журналов.

Если представить себе конституцию, построенную на аксаковских принципах — полномочие власти, с одной стороны, и неприкосновенность свободы мнения, с другой, — думается, она была бы куда лучше конструкций, когда, чтобы имитировать «народную власть», приходится прикручивать фитиль народного настроения, а каждое качание прав превращается в смертельную угрозу для страны.

Источник: Разговоры о самоопределении русского народа

comments powered by HyperComments

Ещё по теме