19012022Популярное:

Конница на пулемёты

Вчера Миллер доложил Путину, что вторая нитка Северного потока-2 заполнена техническим газом и готова к эксплуатации. Дело за малым — чтобы Европа решила, нужен ли ей Северный поток-2. А Европа даже на фоне энергокризиса как-то не слишком спешит: вопрос о сертификации трубопровода затягивается как минимум до августа 22 года.

Логика европейцев заключается в следующем. Во-первых, Китай, который и запустил нынешний кризис осенью этого года, ориентировочно к весне должен разрешить накопленный дисбаланс. Он возник в связи с китайским проектом энергоперехода, который заключается в выведении угольных мощностей и замене их на газовую генерацию. В итоге вывод мощностей превысил ввод, что и привело в сентябре к резкому дефициту энергии.

Процесс перехода на самом деле всегда сопровождается подобными дисбалансами — практически невозможно синхронизировать столь сложные и масштабные процессы. Кризис в Техасе, нынешние проблемы в Европе имеют ту же природу — объективная неравномерность перехода.

Китай проводит сейчас активные мероприятия по преодолению накопленных противоречий, и ориентировочно к апрелю-маю должен сбалансировать объемы предложения и спроса на энергорынке. До тех пор неустойчивость будет сохраняться.

Логика европейцев — дождаться стабилизации китайского, а затем и своего рынка, и только после этого принимать какие-либо значимые решения. Логика несколько спорная, но она существенно зависит от второго фактора, которым руководствуется Европа.

Второй фактор — политический. Шантаж Кремля, который пытается конвертировать свое положение на газовом рынке Европы в политические дивиденды, обязан был привести и привел к мерам противодействия. С шантажистами и террористами переговоров не ведут, как известно. Их ставят на место. Единственный путь, по которому можно системно противодействовать такому шантажу — снизить зависимость от российского газа. Поставить перед ним преграду. Зеленая энергетика, чего никак не хотят и не могут понять в России — это не экономический проект, а в первую очередь политический, точнее, смесь геополитики и геоэкономики. Суть его заключается в том, что существует объективное противоречие между продавцами и покупателями энергоресурсов, связанное с неравномерным распределением этих ресурсов по поверхности планеты. Возникает зависимость, которую невменяемые политики типа Путина пытаются использовать для продвижения своих планов. Соответственно, решением является создание энергонезависимой экономики, в которой доля «внешних» энергоресурсов будет достаточно невелика, а собственные возможности гарантировано позволят в случае кризиса заместить дефицит импорта.

В определенном смысле зеленая энергетика — это решение базового противоречия между поставщиками и потребителями энергоресурсов. Разговоры о том, что себестоимость зеленой энергии слишком велика, и она не сможет конкурировать с «традиционной», а также о том, что на производство одного киловатт-часа зеленой энергии необходимо затратить большее количество «традиционной» не убеждают. Точно такие же аргументы были в ходу десять лет назад, когда пренебрежительно оттопыривали губу по поводу перспектив сланцевого газа.

Прошло 10 лет, сланцевая отрасль не только не обанкротилась, но и стала устойчивым фактором на рынке. Себестоимость упала почти на порядок, отрасль прошла стадии становления и укрупнилась. Скорее всего, с зеленой энергетикой произойдет то же самое. Пока это убыточный проект, поддерживаемый административно и политически. Однако как он будет выглядеть лет через 10-15, это большой вопрос. Скорее всего — неплохо.

В этом смысле газпромовские Потоки — архаика. Попытка сыграть в новую игру по старым правилам старыми инструментами. Сегодня не сырье играет главную скрипку, а технологии. Но здесь как раз у нынешней России буквально выжженное пространство. Бороться в таких условиях — это как конницей на пулеметы. Героически, но бесполезно.

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме