16122018Популярное:

Коль Скоро Нас Вынуждают Вспоминать…

На интервью Владыки Лонгина, митрополита Саратовского и Вольского, есть смысл обратить особое внимание, потому что в нем впервые откровенно, без мутных намеков затронут вопросы, которые ранее не полагалось озвучивать на публике, хотя в узком кругу они шли примерно со времен Николая I. И речь идет о вопросах не узкоцерковных, но исторических и политических, причем самой высокой весовой категории, —  ответе на вопрос "В чем же причина таких амбиций?" ( самом развернутом, фактически, основном, ибо все прочее много кем уже сказано), — в связи с чем, полагаю,  важно знать не только верующим…

Вот выжимка сути:

"Константинополь — город царя и сената. Ни царя, ни сената  уже 565 лет  не существует. Нет и Византийской империи… Есть Стамбул — турецкий город, даже не столичный… То есть само существование Константинополя — фантом, который остальные Церкви из сострадания все это время поддерживали, что, как видно теперь, было совершенно неправильным…

…Что касается роли фанариотов в истории, уже в турецкое время это был настоящий бич для древних православных Патриархатов — Александрийского, Антиохийского, Иерусалимского. Их независимость стала формальной, они фактически управлялись с Фанара. Что такое фанариоты, очень хорошо знают и в Болгарии, и особенно в Румынии.

…К сожалению, отношение Константинопольского Патриархата и к нашей Церкви, и к другим , особенно в ХХ веке, нельзя назвать братским. Это вовсе не «первенство в любви», говоря словами священномученика Киприана Карфагенского. И я думаю, нас ждут очень сложные времена, если этот вопрос не будет поставлен принципиально…"

А теперь, — для полного понимания, — выжимка из выжимки:

"Само существование Константинополя — фантом, который остальные Церкви из сострадания все это время поддерживали, что, как видно теперь, было совершенно неправильным… Фанариоты жулики и выжиги, доставшие всех. Если не поставить этот вопрос принципиально, грядут сложные времена…"

Что это означает? Это означает, что общее мнение,  формировавшееся в поместных церквях, как минимум, 150 лет, впервые озвучено Urbi et Orbi. Конкретно сказано, что Фанар, позиционируя себя, как "Вселенская церковь", на самом деле, пустышка,  симулякр, до сих пор существовавший на милостыню чтящих традицию церквей-сестер, но представляющий, в первую очередь, интересы Турции, и готовый на все, чтобы укрепить свой статус и расширить бюджет. И если сейчас не поставить точку на его амбициях, сказав "Тень, знай свое место!", интриги фанариотов могут довести до большой беды, а коль скоро так, стало быть, пришло время поставить вопрос принципально уже не в каноническом, но в политическом ключе.

По сути, это уже не по-детски, без реверансов. И судя по очень четким не намекам даже, но тезисам, Вл. Лонгин уверен: уж что-что, но этот аспект найдет полное понимание во всем диптихе, — и уж точно, в Александрии, Иерусалиме и Антиохии, у которых (не говоря уж о специфическом отношении арабов к турками) накопилась к "султанским" масса претензий. Ибо те реально давили, щемили и подчеркнуто не уважали, помыкая и обирая как бы "равных", но периферийных.

Тот факт, что заявления такого масштаба, генералы, даже уровня командующих фронтами, без согласия Ставки не делают, полагаю очевидным, а что огласить это заявление доверено архиерею, к "политике" не склонному, в "группы влияния" не входящему, но известному особой компетентностью в вопросах церковной истории и истории вообще, говорит о многом.

Какие аргументы в этом плане могут быть предъявлены Москвой?
Их наверняка много. Но основное на поверхности…

Одним из краеугольных камней претензий Фанара является т.н. "принцип диархии". Суть его в том, что в VIII веке, когда из пяти равноправных церквей, обязанных принимать решения соборно, три оказались под властью "агарян", Антиохия, Иерусалим и Александрия делегировали ряд полномочий Константинополю, успешно от "агарян" отбившемуся, и Риму, аккурат в то время шедшему на подъем благодаря франкам, и в "пентархии" появились два как бы "равных, но равнее", а затем, после Раскола 1054 года, когда Рим ушел в свободный полет, "пентархия" стала "тетрархией" с Кнстплем в роли "первого среди равных".

Однако такое положение работало только до тех пор, пока были "царь и сенат", то есть, Империя. А после падения Империи и превращения Фанара в бесправного клиента Порты, живущего за счет московской милостыни и выбитых с позволения султана грошиков с "арабских" церквей, полномочия, делегированные в VIII веке, естественно, обнулились явочным порядком, ибо даны были по принципу Do ut des, то есть Даю (право в ряде случаев решать за меня), чтобы ты дал (денег, защиту и пр.), и если Фанар, в связи с гибелью Константинополя, не может давать взамен, то и располагать полномочиями не может.

Собственно, этот факт признан и самими фанариотами. Не сейчас, — сейчас они изо всех сил стараются об этом забыть, — но в 1588-м "вселенский" (фанарский) патриарх Иеремия II, когда встал вопрос о предоставлении Московской митрополии томоса на поместное Патриаршество, вполне четко заявил, что "Место мое при царе и сенате… Если хотят,  я останусь здесь Патриархом", то есть, предложил перенести "вселенский престол" в Москву. Правда, не срослось: ему в ответ предложили очень вкусные плюшки, но с резиденцией во Владимире, — то есть, в стороне от политики,

которой должен был заниматься митрополит Московский, —  на что фанариот отреагировал очень резко: "во Владимире быть невозможно, потому что Патриарх при Государе всегда. А то что за патриаршество, если жить не при Государе? Тому статься никак невозможно", но потом, после долгих прений, согласился взять деньгами и вернулся в Стамбул, где мог "делать политику", —  пусть и в роли пацана на побегушках, пусть и при "агарянском", но Государе и играть на лапу фанариотам, лоббируя их интересы на Балканах и в Дунайских княжествах, а также итальянским негоциантам.

Таким образом, резюмируем. Если уж коса нашла на камень, то:

(а) дискуссия о "диархии" (явлении не каноническом, а на 100% политическом) не может завершиться ничем иным, кроме как официальным обнулением давно выхолощенных полномочий, полученных в VIII веке, причем задним числом, начиная с мая 1453,

(б) а если Фанар попробует упираться, ему в харю ткнут томосом 1686 года, в котором он тоже задним числом обнаружил какие-то изъяны, причем изъяны эти еще нужно доказать, а факт гибели Империи и превращения Константинополя в Стамбул доказывать нет нужды;

(в) и любые аргументы, предъявленные Фанаром contra, тоже будут обнулены признанием Иеремией II именно Москвы, как единственного достойного места пребывания "вселенского" патриархата, — оригиналы XVI века в архиве есть, с нимии не поспоришь,

(г) причем никакие ссылки на "времена изменились" не сработают, потому что фанариоты таки лояльные граждане "агарянского" государства, где г-н Эрдоган к тому же успешно борется с "этатизмом" Ататюрка, реставрируя подугасшее "агарянство".

Даже не полагаю, а уверен: выход конфликта в эту плоскость живо заинтересует всех "поместных", — и "арабов",  и "славян", — и хотя речь идет о политике, где рулит не справедливость, а целесообразность, в данном случае, для всего диптиха настолько политически целесообразно погрызть фанариотов, что им сам Бог велит выступить на стороне справедливости. И на этом мои познания иссякают, а подробнее могут рассказать историки Церкви…

UPD.
Первое пояснение от серьезного специалиста:

"Вообще ситуация ставит вопрос о необходимости переформатирования дальнейшего бытия и взаимоотношений Православный Церквей между собой. Нет православного императора и, скорее всего, больше не будет. Ему принадлежало право созывать Вселенские соборы, придавать канонам силу государственных законов, устанавливать границы епархий и патриархатов. С какой стати сегодня эти права должны принадлежать стамбульскому архиерею?"

И действительно: с какой стати?

Источник: Дорога без конца

comments powered by HyperComments

Ещё по теме