18102017Популярное:

Кино с Холмогоровым.Фильмы, которые запретят в Америке за конфедератство.

Расширенный обзор фильмов, которые скоро запретят в Штатах за конфедератство и некоторые размышления о том, что происходит.

https://tsargrad.tv/articles/filmy-kotorye-skoro-zapretit-amerika_81348

В Дарэме, Северная Каролина, толпа леваков снесла памятник даже не генералу, а простым солдатам, «памяти ребят, одетых в серое». Зрелище беснующейся над опрокинутым монументом воина мультирасовой трансгендерной толпы бьет по своей отвратительности даже аналогичные беснования на Украине три года назад. В Балтиморе, Мэриленд, снесли все памятники конфедератам, а затем опрокинули и Колумба. В Хьюстоне, Техас, полиция задержала мужчину, пытавшегося взорвать памятник конфедератам, но аналогичные памятники были убраны с территории Техасского университета. Университет Дюка в Северной Каролине тоже убрал памятник генералу Ли. Демократы потребовали от Министерства обороны США убрать имена конфедератов из названий военных баз. Не видно никого и ничего, что могло бы остановить это саморазрушение США. Особенно неспособен Трамп, ставший, по сути, еще одной жертвой конфедератопада и вынужденный отправить в отставку своего главного идеолога Стивена Бэннона.

Почему мы ведем речь о саморазрушении США? Ведь вроде бы сносят памятники тем, кто как раз и хотел их разрушить и сражался с защитниками Союза. Но в том-то и дело, южная традиция — это самая прочная и самая богатая из укоренившихся в Северной Америке традиций. На фоне картонного перекати-поля, которое представляют собой и Дикий Запад, и даже во многом Новая Англия, Юг был настоящей цитаделью памяти, то есть гарантировал сохранение США в определенном устойчивом облике с национальным историческим лицом. Укрепившаяся после компромисса южная память во многом собирала Штаты, подтягивая к себе и память Севера на равноправной и уважительной основе. Американская нация самоопределялась через компромисс Севера и Юга. И вот от собирания она переходит к саморазрушению.

Так же рекомендую почитать мою статью «Осквернители праха» об истоках и сущности американского «конфедератопада».

https://um.plus/2017/08/18/oskverniteli-praha/

Удобная идеологическая ширма «борьбы против рабовладения» скрывает под собой гораздо более сложный конфликт индустриального Севера и аграрного Юга, фактически двух цивилизаций, сформировавшихся еще в колониальную эпоху, которые лишь общее неприятие английского правления спрессовало в единые Соединенные Штаты.

Север строил заводы и фабрики – на Юге во многих местностях промышленность запрещалась, так как фабрика это слишком шумно. Север нуждался в протекционистских таможенных тарифах, чтобы увеличивать свое индустриальное могущество, Юг – в свободе торговли, чтобы экспортировать свой хлопок по всему миру. Борьба вокруг тарифов, а отнюдь не вокруг рабства, была центральной в столкновениях северных и южных конгрессменов в течение нескольких десятилетий.

Южане считали северян-янки грубыми и неотесанными жадными дикарями, сами культивируя изысканную аристократическую культуру – поместья, балы, рыцарские манеры, обязательность дуэлей, от которых было немыслимо отказаться. Внутри мира демократии и равенства, каковым представлялся Новый Свет французскому аристократу Токвилю, формировалась новая аристократия неофеодального образца. Северяне платили россказнями об ужасах царящего на юге варварского жестокого рабства, публикуя откровения беглых рабов и книги, подобные «Хижине дяди Тома». Южане возмущались подобной низкосортной клеветой, – сами законы экономики требовали бережного и патриархально-заботливого отношения к рабам. Суровые законы, из которых северяне умозаключали, что положение рабов ужасно, на деле мало что значили в правовой системе Юга, которая вся базировалась не на письменном праве, а на обычаях и личном отношении.

Но на деле южане сами не замечали того, что с ними происходит. Чрезвычайно возросшее в некоторых штатах количество рабов пугало мыслью о полном растворении белого населения в этом черном море. А вспыхнувшее в 1831 году восстание Ната Тернера с жестокими расправами над белыми – посеяло на Юге панический страх – хозяева начинали бояться слуг. Не столько своих, с ними отношения были по прежнему семейными, сколько чужих. Именно это восстание заглушило начавшиеся на юге дискуссии вокруг возможности отмены рабства. А начало широкого аболиционистского движения на Севере окончательно загнало плантаторов в оборону, в положение людей у которых чужаки хотят насильственно отобрать их собственность.

Источник: Разговоры о самоопределении русского народа

comments powered by HyperComments

Ещё по теме