18112017Популярное:

Катар. Звонок

К конфликту с Катаром напрямую подключился и президент Трамп. Белый дом выпустил релиз о звонке Трампа эмиру Тамиму. Уже нет никаких десяти условий, оставлено главное — прекращение финансирования террористов. Трамп предложил Тамиму встретиться и обсудить.

Снимок экрана 2017-06-08 в 13.40.42Речь, естественно, идет о прекращении финансирования структур "братьев-мусульман". Формально "террористы" не поименованы, но никого другого под ними не понимается.

В данном случае Трамп нажимает на Катар, стремясь разорвать (довольно грубо, нужно отметить) его связь с Турцией в первую очередь. Турецкий региональный проект — это проект в версии "братьев", поэтому неудивительно, что турки поддерживают и саму структуру ихванов, и тех, кто поддерживает их.

Кроме того, все тот же газовый вопрос. Катар закрыл тему с сепаратным газопроводом через территорию Сирии, однако намерен присоединиться к проектам Ирана и Турции, а также проявляет интерес к проекту "Турецкого потока" — что, собственно, и бросило Россию в его объятия, так как "Турецкий поток", будучи изначально полуживым, нуждается в дополнительных партнерах и объемах газа. В этом случае проект России и Ирана — газопровод IGAT-9 — от месторождения "Южный Парс/Северный" до границы с Турцией с возможностью подключения его к "Турецкому потоку" интересует Катар и позволяет ему снова вернуться к идее трубопроводных поставок — но теперь уже не сепаратных, а в консорциуме.

Такой вариант устраивает Газпром — с одной стороны, российские войска в Сирии перекрывают путь сепаратному иранскому трубопроводу без подключения и сопряжения его с "Турецким потоком", с другой, соединяя иранский и катарский газ с "Турецким потоком", Газпром получает возможность все-таки продавить идею южного обходного маршрута, которая была заблокирована Евросоюзом через ликвидацию проекта "Южный поток". Да, в этом случае придется делиться и возможно даже, долей на рынке Европы, но это лучше, чем остаться совсем без ничего.

Кремль прямо заинтересован в прекращении украинского транзита. Решение очень немудрое, так как объективно создает на Украине ситуацию тотальной катастрофы с ее возможным последующим распадом, причем вряд ли контролируемым. Иметь на западных границах Сомали — более идиотского решения придумать невозможно. Иран, к примеру, воюет в Ираке как раз с противоположной целью — ни при каких обстоятельствах не дать распасться западному соседу, так как это приведет к хаосу уже на иранской границе. Но у Кремля свои соображения — он залил глаза гневом и готов спалить соседскую хату, чтобы наказать его. Что мешало в 14 году решить проблему принципиально иным и гораздо более щадящим образом, в результате которого нам не пришлось бы воевать в Сирии — вопрос. Но, в общем, российская внешняя политика — это целая цепь провалов и просчетов, так что удивляться нечему.

Естественно, что Трамп категорически не согласен с идеей такого консорциума — ему нужно расчищать европейскую площадку для своих корпораций. Поэтому удар по Катару — удар по всей идее консорциума и резкое ослабление его позиций. Кроме того, удар по Катару — это и решение политической задачи ликвидации инструмента глобалистов на Ближнем Востоке — братьев-мусульман. Это же отвечает интересам Саудовской Аравии, Израиля, ОАЭ и Египта, у которых с "братьями" свои счеты. В таком случае принуждение Катара к отказу от поддержки "братьев" крепче привязывает к США названные страны. Наконец, прекращение финансирования организаций и структур ихванов — удар по Турции и ее планах на первенство в регионе.

Поэтому Россия и дистанцируется от конфликта — поддержать Катар означает резко осложнить отношения лично с Трампом. В ситуации, когда вся республиканская верхушка враждебна Кремлю, портить отношения еще и с Трампом — это совсем плохо. Поддержать Трампа — спустить в никуда все предыдущие планы на поддержание Газпрома и фактически начать процедуру его банкротства — без южного маршрута у Газпрома наступают тяжелые времена, а бесконечные провалы руководства Газпрома по всем стратегическим направлениям будет уже невозможно компенсировать иначе, чем напрямую из бюджета. Умирающий российский бюджет просто не выдержит "Роснефть" и "Газпром" одновременно — да и без того Газпрому выданы беспрецедентные преференции со стороны бюджета — он и так освобожден от уплаты налогов по "Силе Сибири", убытки проекта оплачиваются бюджетом.

Позиция Кремля в катарском конфликте — ждать. Кто победит, к тому и побежим дружить. Политика как всегда ситуативная и реактивная. Продвижением своих интересов здесь и не пахнет — но субъектность современной России давно стала мифом. Она — просто объект чужой политики, а потому вынуждена не продвигать свои интересы, а встраиваться в чужие.

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме