28012022Популярное:

Карты-раскраски

Завтра должен состояться разговор Путина и Байдена, где будет затронута тема Украины. На Западе и в России встречно раскрашивают карты будущих боевых действий, где агрессором является, понятно, противоположная сторона. Картина обычная: мы мирно пашем-жнем, но тут пришел коварный враг.

263614508_294044306063029_4919720199168156269_n
Копия image

Смею предположить, что война в том или другом изложенном варианте — событие предельно маловероятное. Практического смысла в ней ровно ноль, если предполагать конечной целью территориальные приобретения: что для Украины Донбасс, что для России — половина Украины. И там, и там население не ждет освободителей, а получить по итогам войны с весьма неочевидным конечным результатом приз в виде абсолютно нелояльной территории — удовольствие то еще.

Но пугать друг друга войной — это же совсем другое дело. Тем более, что обстановка нервная, и риск сорваться в что-то настоящее всегда выше обычного. Но когда вы не можете разговаривать нормально, шантаж становится чуть ли не единственным способом общения. Правда, и результаты у шантажа обычно крайне скромные, если есть вообще. Причина понятна — стоит один раз заплатить рэкетиру, платить будешь всегда.

Позиции сторон в долгосрочной перспективе, кстати, весьма благоприятны для Запада. Ему достаточно подождать, пока Кремль не обвесится внутренними проблемами, как жучка блохами, и сам не грохнется, поднимая тучи пыли и смрада. При нынешних тенденциях это развитие событий практически стопроцентное. Уже поэтому зачем воевать за то, что ты получишь и так. А уж ждать на Западе умеют и могут себе это позволить. Да и какое, в сущности, Европе и Штатам дело до далекой европейской окраины? Сам факт враждебности Украины и России (а теперь эта враждебность переходит в состояние файды — самый тяжелый и изнуряющий вариант взаимных противоречий) гарантирует наличие санитарного кордона между Россией и Европой на поколения. По сути, осталось решить вопрос с Белоруссией, чтобы окончательно закрыться от любых неожиданностей с востока. Политика — это всегда превращенная география, и здесь все достаточно очевидно. А что потом случится на территории России — да без разницы. Если вы отделены от потенциального противника рвом, как Риверран — реками Треугольника, то можно стоять на стене и с интересом наблюдать за любыми движениями снаружи.

Позиция Кремля в долгосрочной перспективе выглядят крайне неубедительными. Имея одну эксклавную территорию — Калининград, Путин умудрился подвесить себе еще один эксклав — Крым, и хотя строительство Крымского моста слегка разрядило обстановку, стратегически не изменилось ничего. Удерживать контроль над эксклавной территорией — удовольствие ниже среднего, а вот проблем с ней можно получить неподъемное количество. И, конечно, именно это наш галактический гений и сделал. Понятно, что и после него ситуация лучше не станет.

Война теоретически может улучшить стратегическое положение для Кремля, но будем откровенны — её еще нужно выиграть, а потом удержать захваченное. И обе задачи при нынешней обстановке в России выглядят крайне сомнительными. В конце концов, с той стороны — такие же русские. Упертые и мотивированные. И, пожалуй, поупертее и куда как более мотивированные.

В общем, война и все эти карты-раскраски пока ни о чем внятном не говорят. Как приглашение поговорить — может быть, как руководство к действию — вряд ли.

Другой вопрос, что локальная «заварушка» как повод для чего-то другого, имеющего сугубо внутренний интерес, может быть интересной для всех сторон. Но как решение внешних задач, вряд ли.

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Recent Articles