27102020Популярное:

Карантин всё

В Москве отменили карантин. Сняты основные ограничения. Решение о снятии карантина было принято, как и о его вводе — волюнтаристски, без учета мнения специалистов, строго по политическим причинам. Нынешняя причина — голосование по путинским поправкам. Ну, и заодно снятие Собянина с политической доски и перевод его в административную. Хватит, поруководил страной, теперь можешь подвинуться. Есть и более достойные люди, вот они сейчас как вылезут из бункера, так и начнут руководить по-настоящему.

Итоги карантина предельно невнятны, его эффективность близка к нулю, а скорее даже — отрицательна. Ограничения были введены при ежедневном росте заболеваемости в 1500 человек при13 умерших, сегодняшние данные — 2000 заболевших и 51 умерший. Если предположить, что карантин вводился по медицинским показатялям, то 14 апреля они выглядели явно получше сегодняшних. А значит — возникат вопрос: на каком основании его сняли?

Предполагается, что карантин позволил не допустить роста заболеваемости, но это гипотеза. Резкий рост был отмечен как раз в период введения пропусков, который был организован предельно безграмотно и сопрвождался массовым скоплением людей на транспорте, связанным с тотальной проверкой пропусков. Через две недели последовал всплеск. Так что пиковые показатели в Москве — это как раз следствие карантинных мероприятий, без них ситуация носила бы явно более плавный характер. Хотя, конечно, это тоже гипотеза, которую никто проверять не будет — зачем рисковать и узнавать правду?

Снимок экрана 2020-06-09 в 08.30.21

"Цифровой концлагерь" в московском исполнении выглядел крайне неубедительно с точки зрения фашизации и показал очевидную немощь всей путинской вертикали — она может угрожать, но реализовать угозы — нет. Не умеет, не может и просто неспособна. Выглядело это все страшно, но руководство концлагеря не смогло организовать толком ничего.

Это, кстати, несколько успокаивает. Хотя и не сильно. Я уже писал о том, что из идущей сегодня системной катастрофы пока есть только два устойчивых (временно устойчивых) выхода — установление фашизма в стране или ее регионализация с последующим возможным распадом. С фашизмом, похоже, не получается — уголовники в него попросту не умеют. Мы всё время забываем, что страной правят не политики и не государственные деятели, а банальные воры, бандиты и подзаборная шпана — снизу и до самого верха. Поэтому они как управленцы — полное ничто. Что Собянин с его попыткой введения цифрового фашизма деятельным образом доказал. Как политик он тоже оказался полным никем — имея в руках неограниченные полномочия на фоне сбежавшего в бункер президента, любой политик воспользовался единственным в своей жизни шансом и взял бы власть в свои руки окончательно и бесповоротно. Политика — это всегда борьба за власть, а власти много не бывает. Политик стремится увеличить ее до максимума. У Собянина был такой шанс на протяжении полутора месяцев. За это время можно было сделать всё. Но он — достойное порождение путинской административной системы, в которой нет политиков, а есть серые, убогие и ничтожные чиновники. Не способные ни к чему. Поэтому Собянин проиграл, и второго шанса у него не будет никогда.

Кстати, способность быть политиком — это врожденное. Даже смелость и решительность в других областях не делает человека политиком. Примеры тоже есть — генерал Лебедь, который получил третий результат на выборах и мог его конвертировать в политический капитал и начать борьбу за высшую власть, буквально в одну ночь сдал все свои позиции и принял предложение стать чиновником. И проиграл. Второго шанса у него не было и быть не могло. Игорь Стрелков, вернувшись в 14 году в Россию, имел второй после Путина рейтинг, но сдал его, поклявшись в верности "своему" главнокомандующему, который его же и предал вместе с его идеями и идеалами. Второго шанса стать политиком у него не было и быть не могло. Собянин тоже мог рискнуть, но не рискнул рисковать. И теперь он тоже проиграл, а проигравших тихо или не очень тихо съедают. Не обязательно сразу, скорее всего, на десерт, но съедают.

Вся путинская вертикаль импотентна именно потому, что в нее не могут попасть политики. Их выкашивают на подходах. А потому в ней — обычные чиновники даже на тех местах, куда их пускать вообще нельзя. Политик — это угроза верховному божеству, его власти. И, кстати, именно поэтому Путин — тоже не политик. В стране чиновников руководить ими может только чиновник. Политик конкурирует с другими политиками, а если их нет, то нет и его, как политика.

Так или иначе, но российский фашизм в путинском исполнении (и исполнении его чиновников) — точно такой же ублюдочный и недееспособный, как и сам режим. Это, конечно, радует, но тогда у нас остается новый выбор — либо регионализация страны, либо вхождение в режим "гниения" — долгого, мучительного и с постоянными локальными катастрофами. Который может продлиться долго, но закончится все тем же — распадом или установлением диктатуры, но уже с другими лицами. Что-то типа Венесуэлы, но без ее колорита. Других устойчивых состояний пока нет.

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме