19102021Популярное:

Как Россия смогла установить контроль над военными и силовыми структурами в Сирии?

Взгляд из Египта на сирийские расклады и роль России в сирийских делах.

Как Россия смогла установить контроль над военными и силовыми структурами в Сирии?

Россия использует Сирию для восстановления своего влияния и положения сверхдержавы на международной арене, которое она потеряла после распада Советского Союза в 1991 году. Она работает над усилением своей позиции на дипломатической карте мира, используя свое присутствие и влияние в Сирии в качестве рычага давления на страны Запада и США во время обсуждения спорных вопросов и для того, чтобы добиться международного признания своей глобальной роли. Именно в этом контексте мы рассматриваем военную и политическую поддержку, оказываемую русскими режиму Асада, особенно после прямого военного вмешательства России в Сирию в 2015 году.

Россия начала военную кампанию в Сирии ради достижения своих региональных и международных стратегических целей, а не ради реализации стремлений сирийцев. Москве пришлось ужесточить контроль над силовыми и военными структурами сирийского режима, чтобы ее военные и политические победы послужили российским интересам и планам, касающихся будущего в регионе. Россия приложила большие усилия к реструктуризации армии и силовых структур сирийского режима, взяла под контроль обучение и оснащение большинства воинских формирований, а также создала новые подразделения, имеющие к ней непосредственное отношение, чтобы впоследствии полностью контролировать решения сирийской армии.

Российские шаги по доминированию в армии и силовых структурах

Россия работала над расширением своего влияния в военных структурах сирийского режима, привлекая на свою сторону лояльных ей офицеров армии Асада и укрепляя их присутствие на важных позициях. Она также инициировала масштабные кадровые перестановки в правительстве страны и силовых структурах, исключив лиц, связанных с Ираном, в свете конкуренции между Тегераном и Москвой за контроль над военными и силовыми структурами сирийского режима.

В 2018 году Али Абдулла Айюб, ранее занимавший должность начальника Генерального штаба, сменил на посту министра обороны Сирии Фахеда Джасема аль-Фреджа, в результате чего должность начальника Генерального штаба осталась вакантной — прецедент, который не наблюдался в сирийской армии с момента ее создания в 1946 году.
Следует отметить, что глава Национального бюро безопасности генерал-майор Али Мамлюк также получил повышение по требованию русских. Кроме того, кадровые перестановки коснулись Генштаба, 1-го корпуса, военно-воздушных сил, военной разведки и нескольких подразделений противовоздушной обороны.

Россия пытается ограничить влияние вооруженных сил, которые отказываются подчиняться ее требованиям. В основном это касается проиранских милиций, а именно 4-ой дивизии, возглавляемой Махером Асадом. Несколько раз сообщалось об эскалации конфликта между российскими военными и Махером Асадом после того, как он проигнорировал требования Москвы о выводе бойцов 4-ой дивизии из опорных пунктов вблизи портов Тартус и Латакия, а также с контрольно-пропускных пунктов на границе с Ливаном, Ираком и Иорданией.

Кроме того, она регулярно проводит военные учения (воздушные и наземные) для офицеров и бойцов сирийского режима, а также отправляет в Россию лояльных ей офицеров для повышения их квалификации. Россия также прилагает большие усилия, чтобы контролировать ситуацию с проиранскими милициями. Она включает их в регулярные войска сирийского режима, пытаясь ослабить растущее влияние Ирана, и занимается роспуском проиранских группировок, как, например, «Национальных сил обороны».

Москва расширяет свое влияние в секторе призыва с целью привлечь молодых сирийцев в ряды созданных и недавно восстановленных подразделений, таких как 4-й, 6-й и 5-й корпуса, которые считаются российскими вооруженными силами в Сирии. Несколько бригад, поддерживаемых Россией, были созданы с позволения Министерства обороны Сирии. Они оснащены передовой техникой и вооружением.

Согласно отчету, опубликованному Strategy Watch в 2018 году, Россия осуществила ряд мер по усилению надзора за процессом реструктуризации сирийской армии, включая следующие:

— Реорганизация Отдела организации и управления Департамента по делам офицеров, который получил новое название Департамент людских ресурсов.

— Взятие под контроль сектора призыва путем создания Департамента для государственной воинской повинности. Главой был назначен генерал-майор Сами Махал, главная цель которого — пресекать попытки 4-ой дивизии и иранских милиций вербовать «молодежь для примирения».

— Перестройка 1-й танковой дивизии под командованием генерал-майора Зухаира Асада.

— Генеральным штабом Вооруженных сил Российской Федерации утвержден план реструктуризации 3-й дивизии и других бронетанковых дивизий.

— Объединение «Национальных сил обороны» с 4-м штурмовым корпусом.

— Внесение изменений в МВД и службы безопасности.

— Усиление российского контроля над ВВС и ПВО.

Важность контроля над военными структурами

Россия стремилась совместить боевые действия с активным поиском политического урегулирования. После того, как ей удалось стабилизировать позиции сирийского режима и предотвратить его военное падение, она начала работать над преобразованием своего военного веса в политический, чтобы продвигать собственное видение и подход к сирийскому досье.

Установление контроля над военными и силовыми структурами сирийского режима, а также их реструктуризация, по-видимому, соответствовало российскому видению политического решения. Это согласуется с неустанными попытками России подтолкнуть Запад к признанию ее военных и политических достижений и способности добиться долгосрочной стабильности в Сирии. Благодаря влиянию на процесс принятия политических и военных решений, она сможет упрочить свое дипломатическое присутствие на региональной и международной аренах.

С другой стороны, важность реструктуризации армии и доминирования русских в военных и силовых структурах связана с характером российского присутствия в Сирии. Россия старалась как можно реже использовать свою армию в Сирии, сделав вместо этого ставку на военные структуры и службы безопасности режима Асада, чтобы снизить стоимость участия в сирийской войне и избежать попадания в «сирийское болото». Она также пыталась заблокировать путь активным игрокам, особенно Ирану, который борется с Россией за влияние в Сирии.

Препятствия и трудности

Россия сталкивается со множеством препятствий и трудностей, самыми важными из которых являются: слабость военных и силовых структур, а также их низкий технический и организационный уровень.

В исследовании под названием «Развитие сирийских вооруженных сил: основные тенденции и проблемы», подготовленном Российским советом по международным делам (РСМД), говорится: «Сирийским вооруженным силам недостает дисциплины, централизации, технической и организационной модернизации, авторитета, и их нельзя назвать настоящей армией».

Ирано-российское противостояние постепенно выходит на новые уровни. Оно является хорошим предлогом для укрепления позиций России в военных и силовых структурах сирийского режима, но в то же время оно препятствует ее усилиям по реструктуризации сирийской армии. Хотя страны продолжают координацию и сотрудничество в Сирии, количество их разногласий заметно возросло.

Наиболее ярко этот «скрытый конфликт» проявляется в военной сфере. Тегеран полагается на свои милиции, которые занимаются распространением иранского влияния в военных и силовых структурах сирийского режима. Он внедряет своих ополченцев в ряды правительственных сил, укрепляет отношения с видными военными командирами, такими как Махер Асад, Талал Махлуф, Джамиль Хасан и другими, используя их как рычаг давления на Россию.
Следует также отметить, что позиция сирийского режима представляет собой реальное препятствие для реализации «колониалистских» амбиций России. Режим Асада выступает против поддержки Россией некоторых сирийских деятелей, а также он недоволен ее попытками расширить свое влияние в военных и силовых структурах страны. Это, естественно, повлияло на отношения России и режима Асада. Кроме того, сирийский режим полагается на своего иранского союзника, чтобы уравновесить давление России, и принимает контрмеры в ответ на ее действия.

В конце концов, несмотря на все вышесказанное, Россия смогла расширить свой контроль над военными и силовыми структурами сирийского режима, что позволило ей контролировать и направлять их решения в соответствии со своим стратегическим видением.

(с) Али Файяд

https://inosmi.ru/politic/20211015/250695870.html — цинк

Стоит отметить, что на протяжении всей сирийской кампании, имевшееся объективное трение в отношениях РФ и Ирана (и не только по Сирии) в конечном итоге уступало место прагматичному сотрудничеству по целому ряду других вопросов. И столь желаемый США и Израилем распад российско-иранского партнерства так и не случился, хотя еще в 2017-м году в околопентагоновских кругах отмечали, что распад российско-иранского сотрудничества в Сирии является одной из главных целей американской политики в Сирии.

В отношении Асада, его балансирование между Россией и Ираном показывает, что он не является российской или иранской марионеткой, а имея слабые карты на руках, лавирует между союзниками по сирийской войне, чтобы сохранить свою субъектность, с которой вынуждены считаться и Москва и Тегеран.

Ну а перестройка и дооснащение сирийской армии за счет России позволило избежать более крупного сухопутного участия ВС РФ в сирийской войне, что укладывалось в концепцию "разумной достаточности", которой ВС РФ придерживались в Сирии с 2015-го года.

Источник: Colonel Cassad

comments powered by HyperComments

Ещё по теме