23042019Популярное:

Как работает либерал-фашистская система пропаганды

Центральные российские СМИ (правильнее их назвать московскими компрадорскими) — это отдельная огромная тема, претендующая на бестселлер. Евгений Фёдоров прошёлся по ней тезисно. Мне тоже не сподручно развёртывать её на широкое полотно (тем более что не так уж и много знаю), но кое-что всё-таки рассказать возьмусь.

Начнём, конечно, с финансирования. Фёдоров не прав, когда говорит, что все СМИ ориентированы на зарабатывание денег и, мол, отсюда и их беспринципность. Да, это красивое такое прикрытие того информационного яда, который они выливают тоннами каждый день: мол, мы зарабатываем деньги, люди это жрут и сами платят, а с нас взятки гладки. Мне не раз приходилось убеждаться в том, что нравственное и доброе востребовано людьми не меньше, и люди готовы за это платить такие же деньги. Однако выгодный миф о том, что грязное привлекает сильнее чистого навязан всему журналистскому сообществу и его внушают любому новичку в профессии. Грязное, стёбное, злое, откровенно — этому да. Чистому, светлому, высокому — нет. Одна из любимейших фраз редакторов — "мало фактуры" — означает, что в тексте слишком много светлого и "банального" и мало "реальных" грязных фактов из жизни: фактура в их понимании — это грязь или откровенная бытовуха (жрачка, шмотки, развлекуха). Я сейчас говорю не о политических изданиях, а обо всех остальных; в политических грязь умножается на откровенную проповедь либерального экстремизма.

Итак, внушено, что рынок ориентирован на чернуху и проституцию. Невидимая рука рынка воспринимается в виде рекламодателя. Львиная часть доходов любого СМИ — это деньги главного спонсора (владельца) и реклама. Издание никак (!) не зависит от читателя. То есть вообще никак. Доход от тиражей, которые к тому же официально завышены в 2-3 раза от реальных, — это копейки. На самом деле издателя не волнует, кто будет читать его издание. Ему важно другое — угодить владельцу и подстроиться под рекламодателя. А рекламодатель и владельцы заводов-пароходов в России — это (до недавнего времени) исключительно компрадорская элитка. Что рекламодатель-элитка говорит публиковать, то и публикуют. Если, конечно, владелец не против — такой же хмырь с волосатой лапой. Всё честно, всё по-рыночному.


Следующий уровень — это редакция и формирование редакционной команды, которая и создаёт контент издания. Многим непонятно, как же это так происходит в отсутствии цензуры, что журналисты обслуживают капитал и заказчиков, будучи вроде бы полностью свободными и защищёнными законом. Их же не могут посадить за непослушание или выгнать из-за неправильного текста. Да, безусловно, цензура в современных СМИ внешне менее строгая, официально её вообще нет, но по сути она во сто крат жёстче, чем в Советское время (сравнение не моё, а опытных редакторов, повидавших обе системы). Либеральная цензура бьёт рублём и негласным запретом. Ты вполне можешь её нарушить, тем более если у тебя уже есть статус (молодым это почти невозможно). Но за первый раз тебя предупредят, после второго лишат премии или чёрной части зарплаты, которая, к слову, составляет от 30 до 70%, и если ты всё равно не угомонишься, то сначала блокируют публикацию таких материалов через целый ряд механизмов, а потом и уволят с работы за какое-то условное нарушение договора (которых более чем предостаточно в запасе). Плюс поставят на тебе клеймо нерукопожатного, и в "приличное издание" тебе дорога будет заказана.

Здесь необходимо оговорить следующий момент. В отличие опять же от советской системы, которая пыталась тотально контролировать всё информационное поле, либеральная система не тотальна и делает ставку только на контроль центральной части поля, самой массовой. Она совершенно не против, чтобы существовали отдельные закоулки и даже вполне себе востребованные ниши оппозиционных изданий, в которых накапливаются люди, не согласные с либеральным экстремизмом. И в этом есть очень хитрый расчёт. Подобные информационные гетто (а их вполне жёстко контролируют, не дают им увеличить финансирование, прессингуют лучших авторов, компрометируют сами издания и т.д.) во многом убивают весь потенциал несогласных антилиберальных авторов и изданий. Убивают тем, что делают их маргинальными, никому не нужными. Высмеивают их, выставляют в карикатурном виде. Если и дают отдельным их представителям допуск к большой аудитории, то обязательно в виде этакого брызжущего слюной Анпилова. Чем, безусловно, убивают любой интерес к антилиберальным идеям со стороны основной массы трезвомыслящих людей. Маргинализация — это вообще очень страшное состояние для творческих ремесленников. Многие становятся сумасшедшими. Говорю не понаслышке, несколько раз довелось наблюдать эту воочию и больше никогда не хотелось не только работать в оппозиционном издании, но и вращаться в этой тусовке. Профессиональный патриот-маргинал ничем не лучше, профессионального либераста.

Таким образом, в редакции московских компрадорских СМИ остаются те, кто 1) искренне верует в либерализм и является его проводником с разной степенью самоотдачи; 2) хочет зарабатывать деньги и равнодушен к продукту, им издаваемому (карьеристы-приспособленцы); 3) хочет зарабатывать деньги и делает это, сжав зубы и вопреки собственному отвращению к уродству, выходящему под его именем. Третья категория — самая смутная и самая непонятная, поскольку очень трудно узнать, насколько искренне человек обслуживает либеральную машину пропаганды. Маскироваться таким людям приходится серьёзно и досконально, имитируя либеральных журналюг вплоть до повадков и интересов ("доктор хаус", гельман, телеканал дождь и пр.). К тому же некоторые из них рано или поздно не выдерживают, срываются и уходят. Большинство же спивается (пьянство, кстати, распространённейшее явление в этой среде).

Возвращаясь к рекламодателям, вспомним о рейтингах. Рейтинги в СМИ — это столь же эфемерная и лживая придумка, как и рейтинги в финансах. Скажем, в телевидении они меряются опросами "Гэллап" и специальными передатчиками, которые устанавливаются в московские квартиры за смешное вознаграждение владельцам, а те в свою очередь вместе с переключением каналов должны вручную (!) нажать на пульт этого передатчика, чтобы был зафиксирован данный канал в рейтингах. Передатчиков столь мало и их использование столь сложное, что их данные можно спокойно игнорировать. Опросы "Гэллап" проводятся в дневное время в качестве типичного соцопроса по телефону: сам неоднократно отвечал и наговорил кучу чепухи. То есть опять же веры этим данным — 0,1%. Однако именно из них пиар-менеджеры и рекламщики строят солидные графики, развивают кипучую деятельность в стиле советских учреждений из романа Ильфа и Петрова и пилят огромные деньги. Только исходя из одной этой дезинформации. Очевидно, что всё это — лишь декорации, призванные скрывать истинный механизм отбора информации и её подачи в СМИ.

А отбор производится на уровне сознания молодого журналиста, только-только начавшего паразитичтрудовую деятельность. Не прямо, но вполне очевидно ему даётся знать, что необходимо работать по лекалам либеральной журналистики: то есть много ругать рашку, трындеть о том, чего не знаешь, писать легко и со стёбом, быть креативным, на занудствовать какими-то там обобщениями, заниматься всеми темами сразу и — главное! — постоянно находится в суматошном движении в поисках сенсации. Ясен Засурский своим воспитанникам (равно как и многие редакторы изданий) постоянно повторял одну фразу: журналиста кормят ноги. Не голова, не сердце, не перо, а ноги. Не удивительно, что с самого раннего пишущего возраста в первые ряды выбиваются наглые, развязные, быстрые, пробивные и мыслящие верным партийным образом. Вскоре оказывается, что не нужны даже ноги, если умеешь только мыслить либерально и хотя бы немножечко креативно. В качестве икон и примеров для подражания для юных журналистов выбирают истинных служителей Системы — Парфёнова, Венедиктова, Кашина. Тем самым недвусмысленно дают понять: будь рукопожатным, и у тебя будет хотя бы шанс пробиться в люди. Впрочем, желающих много, а правильных связей мало даже среди рукопожатных. И в " Коммерсант" идут избранные или самые способные.

Финансовая зависимость от западной либерал-фашистской Системы в московских СМИ видна не столько по реальным фактам (их всегда было немного), сколько по самому контенту. Редакторы никогда и не скрывали и постоянно подчеркивают на каждой планёрке, что учиться надо у западных СМИ. Посмотри, как сделано там, поучись, как пишет тот, сравни свою фотку и ихнюю — это и есть мастер-класс наших редакторов. Кашин — это для местного уровня. А если речь идёт о мировых гуру, то это обязательно Нью-Йорк Таймс, Би-би-си и пр. Перед журналистами напрямую, без обиняков ставят в качестве примера западные СМИ и бьют по рукам, если попробуешь сделать что-то своё. Но журналюги отучились даже пробовать.  99% наших СМИ — это кальки с западных изданий, только куда менее качественные, ничего более.

Но случались и примеры открытой финансовой зависимости московских СМИ от Запада. К примеру, журнал "Русский ньюсвик" и не скрывал, что является, как бы это сейчас сказали, иностранным агентом Запада, так как принадлежал мировому издательскому дому АксельШпрингер. Его главредом был Парфёнов, потом Фишман, который до этого был политическим редактором. Могу поспорить хоть с кем, что стать политическим редактором и уж тем более главредом в таком издании не смог бы не только нерукопожатный человек, но и не каждый рукопожатный. Отбор там мама не горюй. А тектсы, публикуемые  "Ньюсвиком" на политические темы, были далеко за гранью даже либеральной пропаганды. Журнал закрыли, но таких журнальчиков и изданий в политическом спектре большинство — взгляните на прилавок. И если ты журналист, хочешь прилично зарабатывать и не быть маргиналом — то выхода у тебя никакого.

Центральное же телевидение — это всё то же самое, только в многократно сконцетрированном виде. Там только ярые адепты Системы и сочувствующие. Поэтому удивительно было не то, что ТВ начало поддерживать белоленточников, а то, что вскоре оно перестало это делать и даже то же НТВ начало их мочить. Вот что удивительно! Ведь там сидят такие же белоленточники плюс карьеристы. И их начальником надо было дать хороших звездюлей, чтобы они прикрыли рот своей редакции и давали правильный комментарий.

Однако судя по закону о НКО конец этому наступает. Путин понимает, что пора зачищать информационное поле от агентов влияния и делать его хотя бы нейтральным, а лучше народным. Собственно, закон о НКО и клевете — это подводка к закону СМИ. Для начала, судя по появляющейся информации, самых откровенных иностранных агентов в СМИ заставят указать, что они агенты. Потом начнут штрафовать за публичную клевету. После чего, убеждён, введут поправки в закон о СМИ, где прямо пропишут жёсткие меры наказания за информационный террор России и работу по разрушению психического здоровья нации.

Но совершая этот шаг, надо понимать всю его значительность и размер той потенциальной угрозы, которая стоит за ним. В рамках либерал-фашистской Системы Запада СМИ играют одну из важнейших ролей наряду с финансовым и военно-принудительным механизмами. Никто не позволит России просто так обрести информационный суверенитет. И наши местные адепты либерализма равно как и иностранные агенты прекрасно это понимают. Отсюда и их наглость. Они верят в силу долларовой Системы и считают, что им всё сойдёт с рук. Поэтому важно быть терпеливыми и не играть на руку врагам, как бы тяжело ни было и как бы не казалось, что всё ужасно. В информационной войне побеждает не самый сильный, а самый расчётливый.

И главное помнить:
либо они нас, либо мы их.

РМ

Источник: Записки наивного человека

comments powered by HyperComments

Ещё по теме