19012022Популярное:

Как «Мальчик по имени Рождество» обратил меня к политике алчности и эксплуатации

Как «Мальчик по имени Рождество» обратил меня к политике алчности и эксплуатации

Осознание того, как эта история про Рождество укрепляет наше представление о том, как должно быть организовано общество – и в том возрасте, пока мы еще не умеем мыслить критически – укрепил во мне новый совместный фильм Netflix и Sky, который мы семьей смотрели на Рождество.
«Мальчик по имени Рождество» – новая история про Санта-Клауса, объяснение того, как крестьянский сын Николаус из угрюмого зимнего королевства в конце концов принес радость детям по всему миру.

Разукрасив биографию магического реализма Санта-Клауса, этот фильм неожиданно ясно показал мне, как идеи, на которых основано Рождество, промывают детские мозги, приучая их к тому, как в нашем обществе должна действовать власть. Есть какая-то таинственная авторитарная фигура, которая желает нам только добра. Она формирует наш мир способами, о которых мы не допытываемся, и не должны спрашивать. Эту власть надо принимать как должное и доверять ей. Хорошее поведение — в смысле повиновения и угодливости — награждается. И эти награды, слитые с любовью, измеряются в чисто материальном плане. Потребление не просто хорошо, оно есть любовь.

Но фильм «Мальчик по имени Рождество» идет даже дальше. Он также прославляет довольно пугающим образом – по крайне мере, если вас не слишком соблазнил его юмор и увлекательная фабула, чтобы это заметить – идеологическую гниль не только мира Санта-Клауса, но и нашего мира. Он восхваляет политику лжи, подавления низших классов, голого, неприукрашенного капитализма, который успешно сорвал борьбу за справедливость и равенство. И все это достигается через чудеса Рождества, вот как мощно действует такая пропаганда, даже на взрослых.

Одна критическая сцена в начале на самом деле даже срывает маску с гнусной политики фильма, и она весьма актуальна для нашего времени, хотя это происходит по недосмотру.

Добренький король призывает несколько храбрейших крестьян, включая Николаса и его отца, в свой замок. Он замечает, что жизнь в его королевстве стала безрадостной и унылой, и спрашивает – как выясняется, опасно ошибаясь в расчётах – что, по мнению крестьян, им нужно для лучшей жизни. Так он впервые дает своим бедным подданным право голоса.
Пораженные, что они могут высказать свое мнение, крестьяне сначала не решаются. Затем они вдруг видят революционный потенциал. Один выкрикивает — Зарплата, на которую можно прожить! Другой восклицает: Лечение! Еще один требует: Профсоюзы!

В фильме этот переломный момент должен вызвать у зрителей смех, а король быстренько отвлекает подданных от этих требований революционного социализма, на которые он случайно их натолкнул. Но отчаянные усилия короля ломают «четвертую стену». Пусть даже на секунду, трудно не увидеть отражение нашей, якобы демократической системы. Король тут же затыкает рты тем, когда сам призвал говорить, отмахиваясь от требований крестьян. Затем с надутой вальяжностью (как у Обамы-президента) король объявляет, что на самом деле им нужна «надежда»!

Надежда. Бесформенная, пустая, ни гроша не стоящая надежда. Король затыкает крестьянам рты, вбивая им в глотку «надежду», как родители суют пустышку в рот младенцу, который плачет, требуя внимания. Эта «надежда» деполитизирует. Как Грааль, надежда означает вечный поиск — никогда не приводящий к цели – справедливости, самореализации, лучшего мира. Это горизонт, которого нельзя достичь. Надежда – то, что любой правитель в гнилой системе предлагает своим подданным взамен прав и равенства.

Итак, король посылает храбрейших крестьян искать «надежду». Король сам не знает, где эту надежду можно найти и как она выглядит. Но пусть пойдут туда, не знаю куда и принесут то, не знаю, что, даже если помрут по дороге.

И тут Николаус не слушает отца и отправляется в опасный путь, чтобы найти сказочный город, прославленный тем, что якобы там живут веселые эльфы. Если где-то и можно найти надежду, решает Николаус, так это Эльфхелм. Но когда он приходит в город, это на самом деле темное, убогое место. В последнее время люди так часто обижали эльфов, что те боятся чужаков. Они выбрали авторитарного вожака, чтобы он защитил их от людей.

Говоря коротко, Николаус меняет все, спасая ребенка эльфов. Эльфы не только признают его своим, но и делают своим вожаком. Николаус помогает эльфам вновь обрести веселье и затем уговаривает их снова делать игрушки, которые их забавляют.

И стали все они жить-поживать и добра наживать. Ну, с точки зрения создателей фильма. Эльфы согласились работать на Николауса, весь год производя игрушки для Санта-Клауса на экспорт в наш мир. Николаус возвращается с огромным мешком игрушек, чтобы показать королю, что он в самом деле нашел «надежду». Как рекламный трюк Николаус берет добренького короля в полет на волшебном северном олене, чтобы тот увидел, как крестьянские дети отчасти забывают о своей убогой жизни с волшебством рождественских подарков.
Как только король убеждается, что волчка или плюшевого мишки достаточно, чтобы крестьяне не бунтовали, требуя повышения зарплаты и медицины, Николаус получает контракт на поставку игрушек в королевство на каждое Рождество.

Больше всего в фильме «Мальчик по имени Рождество» пугает то, как ярко он демонстрирует нашу зачарованность капитализмом – даже когда мы понимаем, какая это жестокая система. Я поймал себя на том, что захвачен этой историей алчности и эксплуатации, потребления и подавления низших классов, хотя умом я понимал, насколько это отвратительно. «Мальчик по имени Рождество» обошел мое критическое мышление, взывая к моему сердцу – и я радовался порабощению эльфов, мне стал нравиться тупой король-деспот и я одобрил причисление Николауса к лику святых как первого и образцового капиталистического предпринимателя. «Мальчик по имени Рождество» упаковал «надежду» как маленький блестящий подарочек для меня так же лживо, как король всучил «надежду» своим подданным.

Другими словами, этот фильм – очень успешная пропаганда, хотя я и осознал, насколько она опасна. Он вложил еще один кирпич в стену тюрьмы, в которой мой разум заключен многие десятилетия.И если это удалось со мной – тем, кто против прославляемой в фильме политики, кто ценит критическое мышление, кто не отводит взгляда от подоплеки фильма – то, что же он сделал с моей маленькой дочкой, которая смотрела фильм рядом со мной. Она все еще живет в мире, переходном от магического детского мышления к поверхностному рационализму взрослых. Стены тюрьмы для ее разума выстроены только наполовину, но скоро и она станет довольным заключенным – так же охотно, похоже, как я сам.

«Фильм Мальчик по имени Рождество» еще больше укрепил мое намерение никогда не соучаствовать в обмане Санта-Клауса. Но я также чувствую стыд от того, насколько трудно избежать ловушки хитрой пропагандистской машины капитализма. Ее разлагающее влияние дотягивается почти до всего, что мы считаем развлечением – даже до простой доброй сказки для детей.

С идиотской традицией всех вас!

(с) Джонатан Кук

https://www.jonathan-cook.net/blog/2021-12-30/boy-called-christmas-politics-greed-exploitation/ — оригинал на английском

Источник: Colonel Cassad

comments powered by HyperComments

Ещё по теме