20082019Популярное:

Как Луценко стал генпрокурором и как Байден рулил Украиной

Бывший генпрокурор Украины Шокин знатно рванул покровы на тему американских механизмов влияния на Украину при администрации Обаме.
Себя Шокин разумеется позиционирует как "честного и неподкупного прокурора", который разоблачает козни Байдена и демократов.
Привет любителям "свободной и независимой Украины".

Ниже, наиболее интересные фрагменты:

А как вам в целом ситуация, что топовому американскому изданию комментирует "дело Злочевского" и коррупцию в высших эшелонах власти Украины прокурор, который сам обвиняется в незаконном обогащении?

— Мне сложно сказать, почему комментирует именно он. Наверное, хочет… Из того, что знаю я, его высказывания не вполне объективные. Он и Юра делают вид, что они все сделали и это их заслуга. Уверен, что Луценко и Кулик сейчас действуют как одно целое. Но что меня поразило: в New York Times Константина почему-то связывают со мной, хотя я с ним в последний раз общался лет пять назад. Какое-то взаимодействие или общие интересы с ним у меня вообще отсутствуют.
Он ведь себя позиционирует борцом с коррупцией, а таких людей сейчас очень много — разных активистов, "еврооптимистов" и т.д. На самом деле это далеко не так. Думаю, что это касается и Кулика. Я помню, как они плотно дружили с Матиосом, а затем между ними пробежала черная кошка. Затем Кулик начал дружить с Луценко, тут понятно почему: Юре надо было найти человека, который на крючке. Костю спасли от НАБУ, дали повышение и даже вручили орден по мотивам полностью сфальсифицированной истории о спецконфискации и приговора Краматорского суда (в рамках которой были взысканы в бюджет 40 млрд грн, именуемые властями "общаком Януковича"). Мне совершенно очевидно, что это решение было юридически незаконным. Какие тут "заслуги" — понять сложно.

— Если роль Кулика — "загонщик", то чего добивается Юрий Луценко в истории со Злочевским — это попытка застолбить кресло генпрокурора или выслужиться перед администрацией Трампа?

— Луценко спасает себя, он такой человек по натуре — кого он только не предал, начиная с Александра Мороза? Думаю, он понимает что все уголовные дела по "Burisma" и Злочевскому при нем закрыли незаконно.

— Ну он и Порошенко предал, получается, когда дал ход "пидозрам" людям из ближайшего окружения президента?

— Думаю, что еще предаст, это было только начало. Конечно могу ошибаться, но если человек по характеру предатель… Он же ведь меня и подсидел! Я знаю, как он стал гепрокурором и как стоял на коленях перед Порошенко в Японии: "Поставьте меня, я буду делать, все что угодно". Я такого никогда не обещал, у меня было только одно условие — кадры буду сам назначать. Мы об этом договорились, хотя до этого все генпрокуроры водили в АП претендентов на посты, начиная от прокуроров областей — для "собеседования". Такая была моя тактика. Да и вообще, я бы не вернулся с пенсии, если бы меня самого не попросили об этом.

<…>

— Как же так вышло, что президент сначала сам попросил вас вернуться, а затем стал упрашивать уйти с поста?

— Когда меня назначили генеральным прокурором, все было отлично. Я пришел 10 февраля 2015 года, мы начали работать: за все это время ни разу не было такого, чтобы между праовохранительными органами велись войны. Никто не жаловался, драк не было, я со всеми находил точки соприкосновения. Да, была куча разных моментов, но никогда такого не было, чтобы тот же Артем Сытник мне сказал кривое слово. Он стоял у меня в приемной и потел, чтобы попасть ко мне. Мы имели, в том числе, и поддержку от американцев – я писал письмо госсекретарю Джон Керри и по его поручению мне отвечала Виктория Нуланд, мы неоднократно встречались с послом США в Украине Джеффри Пайеттом.

— Ваш предшественник Ярема позднее говорил, что вынуждали назначить Давида Сакварелидзе своим заместителем, но он отказался делать это… Кто выступил инициатором появления «грузинского заместителя» в ГПУ при вас?

— Тогда в Украину заходили варяги — Хатия Деканоидзе, Эка Згуладзе, Михаил Саакашвили, тот же Давид. Всем объясняли, что это реформаторская команда. Но я о большинстве из них ничего не знал.

— То есть, из Администрации президента вас поставили перед фактом, что Сакварелидзе должен стать вашим замом?

— Не совсем так. Начало было положено ознакомительно, в том числе с подачи Пайетта. Поздоровавшись с Давидом на одной из рабочих встреч, он сказал, обращаясь ко мне: "Вот, мол — это человек, которого очень уважает американский народ". Ну я в ответ взял и спросил, а что он такое сделал для США? Они ведь со своей Родины сбежали все… Пайетта аж затипало, как он обиделся на это…

— То есть Сакварелидзе вам навязали американцы? И он был проводником их интересов?

Отчасти так, но не интересов Америки, а личных интересов Байдена (я это разделяю четко). Конкретно именно Байден за этим всем стоял. Тогда Байден высаживал здесь "десант" таких управленцев, которые ему лично обязаны и находятся у него на содержании и довольствии. Все об этом знали.

<…>

Это же откровенный договорняк. Как можно "проспать" апелляцию?

— Мы можем себе все что угодно предполагать. Как было достоверно, не знаю. Но опираться в ГПУ должны исключительно на закон. Об этом я и Пайетту говорил во время нашей встречи: "На беззаконии закон я строить не буду". Он когда это услышал, молча встал и вышел.

— Этот разговор с Пайеттом касался дела в отношении Злочевского?

— В том числе. Глобально все негаразды случились из-за того, что я не понял намеков, что нам нужно остановиться в расследовании злоупотреблений по "Burisma". Сначала мне мягко подсказывали и подводили к этому. Было много таких подходов. Все последующие события — это следствие моего отказа. Два моих заместителя — Сакварелидзе и Касько открыто перешли в услужение Байдену.

— Когда вы поняли, что ваши замы фактически работают на сторону и не подчиняются вам?

— Касько пообещали кресло генерального прокурора, и он перешел к "байденовцам".

— Считаете, Виталий не выдержал испытание "медными трубами"?

— До прихода грузин в ГПУ, когда мы вдвоем были замами, мы отлично общались и даже дружили с Касько. Он отличный специалист. И когда я только начал работать генеральным прокурором, то ставил его в пример.

— А Сакварелидзе с самого начала плыл в лодке Байдена?

— По Давиду был ряд таких моментов, после которых стало абсолютно понятно, что он пытается самоутвердиться и показать свою силу. Сначала — его заявление о якобы попытке его подкупа и предложения ему каким-то человеком в Ботаническом саду $ 10 млн…

<…>

— Перед этим вы сказали, что в своей работе руководствовались принципом "не беззаконии закон не построишь". Получается, что строили?

— Вы путаете моменты: есть несоблюдение закона, а есть — инструкций. Если бы мы не дали ему ключи от ЕРДР, то с первого же дня посольство США бы кричало, что Шокин не дает реформаторам работать.

— В итоге, этим все и закончилось.

— С лета 2015 года на ГПУ пошло безумное давление со стороны посольства США. К осени к этой травле подключились разные активисты. Не знаю, понимали ли они, что творят и для чего их использовали…

— Но они собирали митинги, где как писали отдельные СМИ, с требованиями вашей отставки выходило до полутысячи человек

— Да ну бросьте… Это с десяток человек этим занимаются, их можно перечислить на пальцах рук — Шабунин, Лещенко, Найем, Залищук… Просто они пытались, как я понимаю – под влиянием Байдена, формировать негативное общественное мнение по отношению ко мне. Хотя никаких доказательств коррупции так и не было представлено никем и никогда.

<…>

То есть, по "делу Burisma" прокуроры не собирались "включать заднюю"?

— Нет, мы собирались допрашивать Байдена-младшего, Арчера и так далее.

— Что помешало?

— Не успели. Президент мне говорил неоднократно, что Байден требовал, чтобы меня убрали. Был подготовлен отчет о проделанной мной работе, его направили депутатам, размещали на сайте ГПУ. Если взять эти сводки — они в разы отличаются от того, что смогли сделать мои предшественники. Объективных оснований для увольнения не было.

— Так почему тогда все же вас "ушли"?

— Байден взялся очень серьезно. Он пообещал Порошенко, что привезет на меня коррупционный компромат. Приехал в декабре 2015 года, выступил в Верховной Раде, ничего не сказал об этом, и уехал. Я тогда собрался и поехал на Банковую. Разговор был такой: "Ну что, привез коррупцию Байден?". — "Витя, ни@#$ % он на тебя не привез". — "И что будем делать?" — "Да пошел он!..". Примерно так. Вы же понимаете, что если бы у вице-президента США были доказательства моей коррупции, то он бы все это использовал наверняка в своих целях.

— Но вал негатива это никоим образом не сбило.

— Да, были регулярные ультиматумы и дискуссии обо мне. Окончательно переступил порог я 2 февраля 2016 года, когда мы вышли в суды с ходатайствами о повторном наложении арестов на имущество "Burisma". Предполагаю, что тогда президенту поступил очередной звонок от Байдена, шантаж невыделением кредита… Тут Порошенко и сдался.

<…>

— В общем, по болезни вы уходить отказались?

— Да. Порошенко тогда сказал мне, что придумает как выйти из ситуации. Ну и "придумал" — якобы я утратил доверие общественности… Хотя перед этим заявил, что к моей работе на посту нет никаких претензий.

— "А товарищ Берия вышел из доверия"?

— Вы понимаете, что это нонсенс? Я на посту сделал то, чего десятилетиями никто даже не пытался, провел реформу, передал полномочия органам самоуправления… Доверие какого общества я потерял? Этих десяти грантоедов-байденовцев?

— Почему, в таком случае, спустя некоторое время после ухода вы затеяли бучу с попыткой вернуться на пост главы ГПУ?

— Я не собирался возвращаться больше. Но затем, когда я прочитал заявления Байдена о том, как он меня снимал с должности и хвалился тем, что активно вмешивался в принятие управленческих решений на самом высоком уровне в Украине, посчитал что он унизил не только нашего президента, но и всю Украину. Я пошел к Порошенко и сказал ему: "Петр Алексеевич, я буду восстанавливаться".

Полностью интервью по ссылке https://strana.ua/articles/interview/199721-viktor-shokin-lutsenko-na-kolenjakh-prosil-poroshenko-naznachit-eho-henprokurorom-a-teper-spasaet-sebja.html

Источник: Colonel Cassad

comments powered by HyperComments

Ещё по теме