19102017Популярное:

Итоги дня с Егором Холмогоровым. И о творчестве Ильи Глазунова

С сегодняшнего дня на Царьграде будут выходить 15 минут Итогов дня с моей персоной. Вот первый выпуск…

Так же смотрите мой монолог об Илье Сергеевиче Глазунове.

и читайте мою статью, посвященную его творчеству и тому, почему он наш Энди Уорхол, только наоборот.

https://tsargrad.tv/articles/velikij-restavrator_73775

Если Уорхол считается классиком поп-арта, то и влияние этого направления на Глазунова, несомненно. Американец Уорхол стал культовым персонажем глобальной культуры, практически художественным мемом, так как именно культура США в какой-то момент подменила мировую. Русский Глазунов стал выразителем национальной идеи русской цивилизации решившейся на великий спор с глобальной.

Основной прием Уорхола – цветовое варьирование одинакового изображения, бесконечное клонирование банки колы, Мэрилин Монро или Че Гевары, — своеобразная насмешка над пустотой и плоскостью современной западной культуры. Основной прием Глазунова – вытягивание элементов русской традиции и истории так, как если бы они были для русского человека не тайной за семью печатями, а привычными повседневными элементами быта и рекламы (впрочем и реальные рекламно-плакатные элементы он, впрочем, тоже использовал – как плакаты в «За ваше здоровье» или приметы 90-х в «Рынке нашей демократии»).

Эффект Глазунова достигался за счет поп-артной подачи тысячелетнего русского прошлого, нашей национальной и культурной идентичности. Русское загнанное советской властью «за можай» вдруг оказывалось вот тут, рядом, как бы ощутимой повседневностью. Как будто и не было этого страшного отчуждающего разрыва традиции без малого в столетие.

И эта подача придавала русской традиции опасную в глазах деруссификаторов всех мастей принудительность и требовательность. Одно дело, если Рюрик, Ярославна, Иван Грозный, убиенные царевичи Димитрий и Алексей, Святая Русь были давно, и совсем другое, если они, за счет мнимо «рекламного» контекста требуют от тебя отношения как к актуальной реальности. Россия и русское внезапно оказались не выморочным наследством, об которое можно было хоть вытирать ноги, хоть продавать интуристовской матрешкой… Русское было здесь и требовало с собой считаться.

Глазунов парадоксально переворачивал мир, в котором икона и царь казались дальним и никому не нужным прошлым, а фактом отныне и навсегда была кока-кола. Традиция набухала на глазуновских полотнах и прорывалась в наш мир меняя и переделывая его на свой лад. И в самом деле – сегодняшняя Россия куда ближе к миру «России вечной», нежели 29 лет назад.

Источник: Разговоры о самоопределении русского народа

comments powered by HyperComments

Ещё по теме