27112020Популярное:

Иногда Лучше Промолчать

Украинский блогер Ясный-Красный заочно поспорил с российским литератором и квази-политиком Захаром Прилепиным, — на сей раз об Эрнсте Юнгере, и тем самым поставил меня в крайне затруднительное положение. Дело в том, что я, встань передо мною безальтернативный выбор — с кем из них оказаться на необитаемом острове, выбрал бы блогера Ясный-Красный. Он, конечно,  за несколько лет, — по его же словам,

"Нельзя жить в обществе и быть свободным от общества", — эволюционировал в определенную сторону, и это не может не отталкивать, но ведь на необитаемом острове того общества, от которого он не свободен, нет, и вполне вероятно, без этого общества он бы вновь стал самим собой, — а вот г-н Прилепин есть то, что есть, по жизни, и совместное времяпрепровождение с ним лично для меня было бы крайне дискомфортно…

Итак, коль скоро спор идет на тему, сугубо отвлеченную, я бы от всей души хотел встать на сторону блогера Ясный-Красный, — но не получается, ибо свою точку зрения о херре Юнгере (а по сути, о материях куда более высоких) он обосновывает следующим образом: "Приезжает российский писатель в Германию, признается в симпатиях к нацистскому пропагандисту и офицеру вермахта…", — а так ли это?

Нет, это не так. То есть, да, херр Юнкер, как военнообязанный и офицер, был произведен в чин капитана и получил роту, но на протяжении всей войны в боях не участвовал и вообще ничем себя не запятнал. Больше того, служа в Париже, был близок с некоторыми деятелями Резистанса, и еще более того, имел опосредованные связи с  людьми 20 июля, избежав казни только потому, что его, как военного теоретика,  высоко ценил сам Гитлер.

Итак, никаких претензий к херру Юнкеру, как к "офицеру вермахта" быть не может. Тут он кристально чист. А был ли он "нацистским пропагандистом"? Нет. Кому интересны подробности, они здесь, а тем, кому лень ходить по ссылкам — суть: краткий период "увлечения сильной личностью" завершился уже в 1933-м, сразу после прихода НСДАП к власти. Последовательный отказ от соблазнительных предложений (места в Рейхстаге

и Академии),  критика Геббельса, неприятие "расовой доктрины" (и небольшие, но все же проблемы с гестапо), аккуратный уход от встречи с Гитлером, желавшим пообщаться с  кумиром, и наконец, книги с крамольными, по меркам Рейха намеками (отрицание расизма в "Листке и камнях",  Oberförster в "Мраморных скалах") не кончились концлагерем лишь потому, что (слова фюрера): "Даже глупости этого гения возвышают нацию".

Ну а после войны:  4 лет запрета на издание книг (наложен американцами, ими же снят, как необоснованный), новые труды, десятки наград, дружба с Вилли Брандтом, Гельмутом Колем и Франсуа Миттераном (Брандт и Миттеран называли его "бойцом морального Сопротивления"), Премия Гёте, Большой Крест "За заслуги перед ФРГ" со звездой и плечевой лентой, и 100-летний юбилей, отмеченный на уровне национального праздника.

В общем, не думал, что хоть в чем-то соглашусь с г-ном Прилепиным, но деваться некуда: херр Юнгер симпатий вполне достоин, — и кстати, думается, г-н Прилепин приврал насчет "У нас это не принято", ибо в ФРГ к этой персоналии относятся с пиететом (впрочем, г-н Прилепин соврет — недорого возьмет). А что до блогера Ясный-Красный, так  зря он, не свободный от общества, чествующего Бандеру и Шухевича, вообще коснулся этой темы…

Источник: Дорога без конца

comments powered by HyperComments

Ещё по теме