12122019Популярное:

Грядет революция 2017 года. Думаю, понравится всем

Но это будет совсем не та революция, которая всем понятна.
И, скорее всего, совсем не та, которую кое-кто ожидает с нетерпением.

Начну с преамбулы.
Европейский банк реконструкции и развития выпустил внезапно оптимистичный прогноз.
Назвали доклад " Медленное начало роста на фоне глобальной нестабильности".

Раньше в ЕБРР ожидали в 2017 году рост ВВП на 1%, теперь предвидят еще больший рост, аж на 1,2%.
По всему выходит, что Россия настолько крута, что преодолевает "глобальную нестабильность" началом роста!

Пик рецессии пройден.
Сокращение в 2016 году будет только на 0,6%, хотя прогнозировали 1,2%
И дальше только рост.

Правда, есть в оценках ложка дегтя.
От эмигрировавшего экономиста Сергея Гуриева, который теперь главный экономист ЕБРР, а значит, причастен к его докладам непосредственно.
Так вот, Гуриев пишет, что положительное изменение прогноза определяется ростом цен на нефть.

Еще, правда, восстановлением потребительского спроса и инвестиционной активности, да.
Но последнее – восстановление потребительского спроса и инвестиционной активности – это уже серьезно, это означает приобретение нашей экономикой стабильной базы для роста.
А этого, как мы понимаем, просто не может быть!
Поэтому Гуриев не забывает напомнить, что стакан скорее полупуст, чем полуполон:
— инфляция негативно влияет на реальные доходы домохозяйств и тормозит восстановление потребительского спроса;
— динамика инвестиций продолжает ухудшатся.

В то же время, научная добросовестность заставляет констатировать:
"ЦБ РФ борется с инфляцией, и мировое сообщество считает, что эта борьба увенчается успехом, и цель по инфляции на уровне 4% будет достигнута в следующем году".
http://tass.ru/ekonomika/3757727

В общем, с одной стороны все плохо, как Гуриев и предполагал (он ведь, насколько я помню, делал совсем катастрофические прогнозы, и выступал с ними даже в Бильдербергском клубе).
Но, с другой стороны, рецессия закончилась и начинается рост, как это ни странно.

Однако рост будет маленький – ха-ха, — так что можно сказать, что все плохо.
Тем более что мощности устаревают, а инвестиции остаются низкими.
И без реформ (структурных, конечно же, структурных!) не обойтись.

Гуриев подытожил так:
"Если российская экономика преодолеет изоляцию и проведет структурные реформы, мы можем ожидать более быстрого ее роста, но это не то, чего рынок ожидает в обозримом будущем".

В общем, не надейтесь, не выпутаетесь, все у вас будет плохо, несмотря на начало экономического роста.

Сложное впечатление производят эти пояснения выдающегося экономиста Гуриева.
Чувствуется, что он настроен к нам как-то не очень доброжелательно, правда?

РБК, рассказывая о докладе ЕБРР и мнении Гуриева, приводит также другие оценки.

МЭР Улюкаева, например, прогнозирует рост в 2017 году не на 1,2%, а только на 0,6%.
Но при этом считает, что во второй половине 2017 года начнут расти инвестиции.
Поэтому в дальнейшем рост не замрет на цифре в 1%, а поднимется в 2018 году до 1,7%, а в 2019 до 2,1%.

ЦБ Набиуллиной прогнозирует рост на 0,5-1% в 2017 году, и на 1,5-2% в 2018 и в 2019.
http://www.rbc.ru/economics/03/11/2016/581b4fd19a794730ba5c93ef

Медведев же в Китае прямо хвастается.
Инфляция в 2016 году будет ниже прогноза в 5,8% и составит 5,5%.
В 2017 году – 4% (ЕБРР, кстати, эту надежду Медведева подтверждает).

Сельское хозяйство показывает рост около 3-4%
Такого не было даже в СССР!

Теперь Медведев хочет продвинуть экспорт с/х продукции в Китай:
— Мы превратились в самого крупного экспортера зерна в мире, у нас хорошо развивается животноводство. Мы, кстати, очень рассчитываем на то, что и с Китайской Народной Республикой у нас выстроятся полноформатные, полноценные отношения в торговле продуктами сельского хозяйства, потому что китайский рынок огромный, страна у вас очень большая и, естественно, потребляет огромное количество продуктов.
http://tass.ru/ekonomika/3759686

А еще политика импортозамещения привела к тому, что в России началась реиндустриализация!
Хорошо развиваются нефтехимия, фармацевтика, высокие технологии, IT.
Создаются новые отрасли — производства, которых в России не было.

— Это не та индустриализация, которая была в ХХ веке. Это индустриализация, которая связана с развитием новой экономики, новых отраслей экономики, прежде всего основанных на инновациях, на IT-технологиях.

Я, со своей прогностической стороны, что могу сказать?

Вот все ждут от 2017 года каких-то катаклизмов.
Ну, или радикальных изменений/преобразований.

Профессор Соловьев пророчит какую-то революцию.
Простые ребята-мальцевцы ходят с хмурыми лицам и плакатами, на которых изображена какая-то дата ноября 2017 года.

Так вот, я могу предположить объяснение этому предощущению перемен.

2017 году действительно должен стать особенным годом.
Но перемены произойдут не в политическом, а в экономическом секторе
Причем такие, о которых сегодня все только мечтают, которых очень хотят, но не очень в них верят.
Неожиданные и радикальные перемены.

Знаете, почему можно не это надеяться?
Все прогнозы обычно строятся как простая экстраполяция, проекция нынешних параметров системы в будущее с количественным изменением.
Но сейчас в России идет подспудный, неочевидный процесс накопления качественных изменений экономической системы.

Это только в теориях и мечтах у любых серьезных перемен есть сознательный кормчий, и они происходят контролируемо, по четко расписанному плану.
Реальная социальная жизнь устроена несколько сложнее, а социальное проектирование пока недоступно.
Просто никто не умеет, не знает, как.
Политтехнологи у нас есть, а социальных и экономических технологов нет, тут все происходит стихийно.
Собственно, и политтехнологи только обслуживают отдельных политиков, а вовсе не проектируют политическое развитие.
Нет у них в распоряжении такой методологии.

Так вот, накопившиеся с 2014 ода изменения должны будут преобразить базовые параметры экономической системы.
И именно в 2017 году всем вдруг станет ясно, что это происходит, что система становится другой.

Однако мы, жители страны, граждане, люди, до сих пор жили, и все еще живем, в политической парадигме, в границах властно-политического дискурса.
Поэтому чуткие люди свое ощущение надвигающихся перемен осознают в привычных властно-политических категориях: сложных (произойдет революция в управлении, изменится архитектура власти) или примитивных (Путина скинут, будет всем счастье и власть народа).

Революция действительно произойдет.
Но в экономике, не во власти.
А изменения во властно-политической системе будут нацелены на одно – на соответствие интересами новой экономики.
Что, как вы понимаете, не обязательно означает смещение Путина и нынешней правящей группы, а также начало нового цикла властно-политических реформ.

Не будет никаких серьезных изменений во властно-политической системе, забудьте.
То, что есть сейчас, в 2017 году зацементируется окончательно.
Что не исключает, между прочим, некоторой либерализации режима.
Но вот экономическая реальность всех удивит.

Считайте это моей экспертной точкой зрения и очень общим прогнозом.

Источник: То, что я с вами спорю, не означает, что я отказываю вам в праве на иную точку зрения.

comments powered by HyperComments

Ещё по теме