25022018Популярное:

Грудинин как средство уничтожения либеральной повестки дня

«Ааа! Грудинин скрыл 7,5 миллиардов на зарубежных счетах — ааа! клубничный миллиардер отдыхал в горах Швейцарии! – ааа! он связан с Ходорковским, «пятая колонна» сделала ставку на него!» — сеть кишит негативными вбросами и тенденциозными комментариями против кандидата в президенты Павла Грудинина. Их связывают якобы с заказом испугавшегося Кремля. Но если какие-то приближённые политтехнологи и занимаются этим, то исключительно по недопониманию.

На самом деле серьёзной угрозы действующему президенту России новый представитель от КПРФ не представляет. Грудинин, несмотря на весь свой популизм, не сможет стать президентом, не тот калибр. Даже второй тур имеет мизерную вероятность. Однако нет сомнений, что его выдвижение значительно изменило саму повестку избирательной кампании – и в лучшую сторону. Вот на что прежде всего надо обратить внимание политтехнологам.

Во-первых, благодаря появлению в президентской гонке нового лица от левых сил (коммунистами их называть неверно ни по факту, ни по духу) произошёл значительный рост интереса россиян к выборам. Даже без помощи социологов можно заметить оживление обсуждений в соцсетях с упоминанием новой фамилии. Отчасти это объясняется эффектом неожиданности и освежением замшелой политической медиа-тусовки непривычной фигурой, однако дело не только в этом – искренний отзыв миллионов вызвали посылы, озвученные Грудининым и заставившие спорить с ними или соглашаться.

Совсем недавно все скучно констатировали, что выборы должны подтвердить очевидное доверие большинства к Путину на фоне запылённых декораций в виде Зюганова и Жириновского (мол, пускай быстро пройдут и всё) – и это грозило повторением ситуации на выборах мэра Москвы 2013, когда из-за рекордно низкой явки 32% более четверти голосов досталось «интернет-борцу с режимом». Такого сценария теперь уже точно не повторится – и те, кто отвечает за явку, могут сказать спасибо, сами знают кому.

Второй важный момент – выдвижение Грудинина и шум вокруг него сразу же затмили и отодвинули в небытие Навального и всю его школьную рать. Павел Николаевич просто перебил их повестку своей, которая при всех упрощениях гораздо более конструктивна и серьёзна. Отчасти перехвачена и тема коррупции – но уже с левой, социалистической стороны. И вот уже почему-то не видно интернет-движа по вбросам Навального: ау, хомячки, где вы? — а они в норках дерутся друг с другом. Те же, кто из них поадекватнее и повзрослее, прислушиваются к новому лидеру общественного мнения.

Более того, Грудинин подвинул всю системную оппозицию, даже Жириновского. Согласно опросам ВЦИОМ, вначале он даже опередил лидера ЛДПР, теперь они сравнялись в рейтинге – по 6,1% от общего числа избирателей. Это очень впечатляющий старт, который говорит не столько о личности Грудинина, сколько о востребованности у населения произносимых им тезисов и смыслов. Им близки те слова и мысли – пусть высказанные неискушённым политическим языком, которые впервые появились на большом экране. Да, Зюганов говорил 20 лет примерно то же самое – но именно поэтому его уже никто не слушает. Несомненно, Грудинин оттянет на себя всю протестную часть населения, не считая откровенных западников, плюс долю националистических и патриотических сил, а также электорат Жириновского.

Особенно показателен этот успех левого кандидата на фоне либеральных лидеров Собчак, Явлинского, Бориса Титова – их рейтинг находится, по издевательскому выражению социологов, в рамках статистической погрешности. И это при том, что Кремль долгие годы искренне пытался выращивать так называемую правую системную оппозицию – все эти СПС и "Правое дело". Более яркой демонстрации того, как российский народ относится к рыночникам в сравнении со сторонниками социальной справедливости трудно представить.

И возможно, именно это напугало некоторых приближенных политтехнологов – они увидели опасность "полевения" нынешнего экономического курса и – о, да-да! – самого Владимира Путина после выборов. Нет, речь не о примитивном возвращении в СССР, всё немного иначе (впрочем, об этом как-нибудь отдельно), однако многих "вписавшихся в рынок" пугает сама мысль о более справедливом распределении доходов, в интересах большинства «не вписавшихся». Этот страх наверняка стал причиной, в частности, спекулятивных вбросов нечистоплотных СМИ.

Наконец, самая важная причина не травить Грудинина, а поддержать его со стороны действующей власти, не боясь стартового успеха, заключается в том, что впервые за долгие годы с его помощью вынесена на большую аудиторию и в дискурс страны тема социальной справедливости и национализации элиты и экономики, без чего невозможно дальнейшее развитие России.

Да, программа левых сил «20 шагов Павла Грудинина» выглядит популистски, примитивно и не выдерживает критики в рамках существующей модели, если рассматривать её как полноценную программу. Но на самом деле это, скорее, манифест, призывающий к социально ориентированной экономике. Многие тезисы в ней давно и активно продвигали сторонники Путина, государственники и все неравнодушные граждане – это и масштабные капиталовложения в производство, науку и образование за счёт внутренних источников, и национализация стратегически важных отраслей промышленности, избавление от долларовой зависимости, сокращение разницы уровня жизни между социальными слоями и регионами, обеспечение продовольственной безопасности, массовое строительство качественного и доступного жилья, контроль над ценами на основные продукты и тарифы ЖКХ и многое другое.

Скажут, что всё это очевидно и по принципу «за всё хорошее, против всего плохого», но нет, не очевидно – современный финансовый блок совершенно не ориентирован на эти тезисы, продолжая пребывать в матрице гайдаровско-фридмановской школы неолибералов. Между тем, матрица совершенно исчерпала себя и не даёт ответы на современные вызовы – даже в США ищут другие инструменты, а в Москве некогда авторитетный Гайдаровский форум давно вызывает зевоту.

В свою очередь, требования социальной справедливости, которые ещё вчера казались маргинальными в большой экономике, сегодня очевидны всем и потому вызывают такую положительную реакцию. Под тезисами Грудинина (но не предложениями реализации), уверен, готовы подписаться здравомыслящие граждане разных политических убеждений – от православных монархистов до умеренных либералов (тот же «Столыпинский клуб»). Это и есть платформа для национального консенсуса.

И власть в последнее время очевидно его нащупывает. Борьба с бедностью, сокращение разрыва между богатыми и бедными путём более справедливого распределения средств становится одной из главных задач. Так, Владимир Путин в декабре заявил: «Нам еще очень много предстоит сделать, прежде всего, ради благополучия граждан, ради того, чтобы преодолеть бедность и неравенство, а уровень этих проблем пока еще, к сожалению, очень высок». Патриарх Кирилл и вовсе назвал расслоение общества главной проблемой и призвал к тому, чтобы «справедливость все более и более проникала в недра нашей национальной жизни».

Кто-то вспомнит, что подобное Путин произносил и в 2008 году, и в 2012-м. Верно, и всегда он ставил отдалённый, но конкретный срок: «К 2020 году мы обязаны серьезно изменить ситуацию в неравенстве наших граждан и принципиально решить вопрос с бедностью». Как сторонник эволюционных изменений, Путин растянул эту задачу на длинную дистанцию, но понятно, что в следующий срок она станет центральной – подходит дедлайн. А достичь хотя бы относительной социальной справедливости без разворота экономики в сторону большинства невозможно, и это автоматически повлечёт за собой «полевение» экономической политики.

Социалистическая повестка в отличие от 1917-го может стать не способом разрушения российского государства, а толчком к новому витку развития. Другое дело, что методы и способы реализации, предлагаемые программой Грудинина, более чем спорны (скажем, не обеспеченный рост зарплат и пенсий или номинальная национализация активов). Однако сами посылы являются правильными и уместными. Да, не исключено, что их могут попытаться вновь использовать с целью расколоть общество, и тот же Ходорковский может вспомнить старые связи с КПРФ, но такие попытки государство должно пресекать. Те же Болдырев и Удальцов, участвующие в левой коалиции, слишком радикальны и вполне могут пойти на авантюру, но сам Грудинин подчёркнуто корректен и пытается не впадать в радикализм.

В этой связи Кремлю стоило бы поддержать конструктивный настрой Грудинина, а не загонять его в угол. Более того, почему бы, скажем, Владимиру Путину не поступить столь же нестандартно, на опережение, как в 2013 году с Кургиняном, когда к нему на Всероссийский Родительский Съезд против ювенальной юстиции прибыл глава государства и протянул руку сотрудничества. Тем самым Кремль перебил попытки использовать борьбу с ювеналкой в политических спекуляциях солидаризовавшись с родителями, которые встревожились разрушением российской семьи извне.

Почему бы главе государства и главному претенденту на пост президента в пику опасениям некоторых приближенных политтехнологов не взять и приехать в Совхоз имени Ленина, пожать руку Грудинину, похвалить за образцовое хозяйство и тем самым сделать своим союзником? Это позволит нейтрализовать потенциальный радикализм левых сил, вразумит их популизм и направит их потенциал в формировании нового курса.

Несомненно, сам Грудинин в отличие от непримиримых леваков в его окружении, готовых пожертвовать страной ради классовой победы, вовсе не видит себя революционером, но его призыв сделать экономику и внутреннюю политику качественно более справедливой вполне может обрести продолжение в более продуманных, детально проработанных и системных решениях нового президента России Владимира Путина.

Эдуард Биров
ИА REX

Источник: Записки наивного человека

comments powered by HyperComments

Ещё по теме