19062019Популярное:

Глава Нацбанка Казахстана желает внести рубли и юани в состав валютных резервов

Друзья, обратите внимание на роль МВФ и лондонской биржи золота в управлении странами, которые не имеют достаточного сувернитета. Глава Национального банка Казахстана Григорий Марченко говорит об этом практически открытым текстом — Прим.

Марченко хочет рублей и юаней

Но пока значительная часть резервов центрального банка номинирована в европейской валюте и долларах

По мере вхождения «бархатного» сезона массовых отпусков в пиковое состояние информационный поток банковского сектора начал оскудевать самым естественным образом. Финансовые обозреватели южной столицы встрепенулись было, когда во вторую среду августа не состоялась очередная пресс-конференция руководства Нацбанка и не появился его регламентный ежемесячный пресс-релиз. Но поскольку официальной информации и даже каких-либо слухов о смене главного банкира страны не появилось, то осталось лишь предположить, что ключевые фигуры в Нацбанке просто решили дать отдохнуть и себе, и своим сотрудникам, и журналистам.

Нацбанк запасается золотом

Председатель Нацбанка Григорий Марченко в информационном плане отметился на днях с интервью российскому агентству «Прайм». Особо значимых заявлений он не сделал, рассказав лишь о причинах очередного снижения ставки рефинансирования Нацбанка по причине устойчиво низкой инфляции.

По расчетам главного банкира: «В целом развитие событий очень позитивное: если убрать горб, который был в 2007-2008 годах из-за резкого роста цен на продовольствие и энергоносители на внешних рынках, когда рост потребительских цен у нас доходил до 20%, то средняя годовая инфляция за последние 10-12 лет – 7,3%».

Правда, г-н Марченко все же упомянул о росте мировых цен на зерно в последнее время, предположив, что «это с каким-то лагом скажется на ценах на продуктах питания». Тем не менее в противовес этой тенденции снижались цены на энергоносители, а евро слабел к доллару, притом что значительная часть товаров импортируется в Казахстан из Европы.

Председатель Нацбанка также прозорливо заметил, что «если инфляция по итогам года будет 5%, то все будут довольны, но все равно будут говорить, что ее считают неправильно и скрытая гораздо больше». В качестве аргумента он заявил, что «наше Национальное статистическое агентство не имеет установок занижать этот показатель. Раз в два года Нацстатагентство проверяет соответствующий департамент МВФ, и претензий к расчетам у него не было». Почему в таком случае Банк России (центробанк) не следует за снижающейся инфляцией, а держит свою ставку рефинансирования с декабря прошлого года на уровне 8%, г-н Марченко объяснять не стал.

Что касается снижения золотовалютных резервов Нацбанка, то, по данным г-на Марченко, в июне и июле пришлось продавать инвалюту на рынке, что выразилось в сумме $ 1,7 млрд. На такой шаг Нацбанку пришлось пойти после того, как в конце мая начали снижаться цены на нефть, вызвавшие ускоренную девальвацию российского рубля и рост спроса на доллары.

До этого февраль и май ознаменовались большими объемами скупки валюты центральным банком – немногим более $ 2 млрд, поэтому в целом по году «у нас нетто-покупка», констатировал глава Нацбанка.

При этом он подчеркнул, что «с точки зрения резервов Нацбанка ключевыми остаются курс евро и цена золота в долларах, а не интервенции, которых было мало».

Кстати, в единой европейской валюте номинирована значительная часть резервов центрального банка – 25% против 40% в долларах. В оправдание г-н Марченко напомнил: «Мы давно говорим о том, что МВФ должно принять решение о включении в СДР российский рубль и китайский юань. Без этого мы не можем покупать активы в рублях и юанях, чтобы они были засчитаны в состав резервов, так как пока это не полностью конвертируемые валюты».

Со своей стороны заметим, что при нынешней волатильности российской валюты наряду с евро усилились бы и колебания объемов резервов Нацбанка. Кроме того, обретение российским рублем статуса конвертируемой валюты значительно снизит шансы на выживание тенге в рамках единого экономического пространства и создаваемого Евразийского экономического союза.

По золоту Нацбанк в этом году продвинулся весьма заметно. Со слов г-на Марченко, «мы уже купили более 20 тонн с конца прошлого года при годовом объеме производства в стране 25-26 тонн. Общий запас – более 100 тонн».

Правда, в отличие от двух крупных производителей этого металла – «Казахмыса» и «Казцинка», дающих порядка 75% золота, «мелкие производители пытаются обходить, пользуясь тем, что получают разрешение на вывоз сырья на аффинаж в Россию, так как в Казахстане якобы нет технологии переработки их концентрата». Таких уклонистов г-н Марченко предупредил: «Мы правительству об этом сообщили, они определенные меры будут принимать».

Он также высказался против строительства в Астане третьего аффинажного завода, финансируемого ФНБ «Самрук-Казына». По мнению главы Нацбанка, мощностей двух существующих вполне достаточно – они вместе могут выдавать 48 тонн золота в год, тогда как новое предприятие вступит в строй через 2-2,5 года, но не сможет ставить на слитки клеймо Лондонской биржи металлов, «так как для его получения надо перерабатывать минимум 10 тонн золота в течение трех лет подряд». Поэтому клиентами третьего завода станут мелкие производители благородного металла, которые «будут во­зить его на фабрику в Усть-Каменогорск для получения клейма. Иначе Нацбанк впоследствии не сможет это золото продать».

Со слов г-на Марченко, есть и другая проблема: «Недавно мы показывали премьер-министру, что в вывозимом независимыми производителями сплаве Доре их интересует лишь золото и серебро, а сколько там платины и палладия, они стыдливо умалчивают. В лаборатории Гохрана продемонстрировали, что в некоторых случаях вывозится 0,2% палладия, а налоги в бюджет Казахстана с этого не платятся, хотя на самом деле должны включаться в доходы и облагаться налогами».

В качестве статистического позитива Григорий Марченко указал на рост кредитования в годовом исчислении на 1 июля на 16,6%, в то время когда в Нацбанке ожидают увеличения этого показателя в целом по текущему году на 10-12%. «Если рост кредитов составит 15% – это хорошо, – заявил глава Нацбанка, – а если более 20% – то настораживает и необходимо будет изучать структуру портфеля, при необходимости – принимать меры».

Республика


Источник: Блог Игоря Головина

comments powered by HyperComments

Ещё по теме