17112019Популярное:

Гений Примакова подвёл Россию в случае с «заморозкой» на Украине

Вчера много думал о Примакове и не стал ничего говорить к дате. У меня к нему особое отношение — по сути, это первый человек, который подарил надежду на возрождение суверенного государства (и об этом вчера много и справедливо вспоминали). Примаков, если угодно, был предтечей Путина (хоть их потом и пытались стравить), а затем и мудрым советчиком нашего лидера.

Но и он же тот, кто очевидно соорентировал президента на заморозку по Украине. Причём с каждым днём очевидно, что эта стратегия при всей верности уязвима — прежде всего, из-за расцвётшей русофобии на Украине и гибели людей в ДНР/ЛНР, но не только.

Хорошо помню тот день — 26 июня 2014 года — когда Примаков впервые и откровенно выступил по Донбассу. То были недели мучений — когда Киев долбил по Новороссии, а мы не отвечали, хотя Путин чётко высказал нашу позицию.

И вот Примаков произносит примерно следующее (у меня в ЖЖ, к сожалению, видео удалено, но записано): Россия вынуждена идти на перемирие, потому как в противном случае нам грозит полный разрыв с Западом, а мы к этому не готовы. И далее прямая цитата: «В глобализирующемся мире если мы являемся слабым звеном в этом отношении, то с нами могут говорить свысока и действовать против нас. Здесь нам нужно выправлять положение. Но как? в одиночку?»

И даже так: «Мы несколько перебарщивали в освещении событий… Общий тон был такой, как будто мы готовим страну к войне. Если некоторые недовольны — это потому что они находятся под влиянием пропаганды, которая была».

Помню, это было как обухом по голове, как сорванный стоп-кран. Причём дальше был и «северный ветер» с отпускниками, и разгром ВСУ в котлах, и гумконвои — нет, Россия не бросила Донбасс. Но в бой напрямую за Новороссию не ввязалась, и оставила сторонников Русского мира на Украине без прямой поддержки, и кровь на Донбассе не остановила до сих пор.

Но даже не в этом главное — в конце концов, бывают моменты, когда надо выжидать, жертвовать малым во имя большого и даже отступать: в истории России было масса тому примеров, когда именно терпение, а не наскок, позволяло нам одерживать победы. Вот и сейчас во многом именно предложенная Примаковым стратегия по Украине привела к расфокусировке антироссийских сил, к расколу Запада, к приходу Трампа, и изменению Макрона, к недовольству населения Брюсселем.

Дело в другом. Примаков этим же решением заложил нечто крайне опасное, что только сейчас стало очевидным и что он сам считал опасностью, когда в январе 2015 года клеймил псевдолибералами компрадоров. Заморозка русского мира на Украине в обмен на технологии Запада не просто ни привела к передаче технологий и модернизации российской экономики (ровно наоборот — последовали санкции, а оборонку, сельхоз-во и ряд других отраслей мы восстановили как раз вопреки им), но и позволила компрадорам в элите и даже госуправлении поднять голову после, казалось бы, похоронившей их Русской Весны.

То ощущение единения и рывка новой России, собирания исторических земель, которое сложилось благодаря возвращению Крыма и восстанию Донбасса — это ощущение было постепенно растрачено и утрачено, а западники стали чувствовать себя увереннее. Отсюда и последствия: когда Сбербанк и другие госкомпании чураются Крыма из-за санкций, когда в ДНР/ЛНР кураторы доводят ситуацию до маразматической, когда крупный капитал отказывается финансировать нацпроекты, когда Дерипаска вообще отдаёт алюминиевую отрасль в руки иностранцев, когда у российских спортсменов отнимают Олимпиаду, а мы молчим, и вот вскоре отнимут вторую, когда среди молодёжи растёт откровенная ненависть к государству, а казусы Голунова и Устинова дискредитируют полицию.

И вот уже доверие к президенту падает до рекордно низкого (хоть и приемлемого для западных реалий), а Шохин уже заговаривает о перестройке. Всё это и многое другое непотребство, которое стало угрожать внутренней стабильности России, на самом деле корнями уходит в то решение, озвученное Примаковым 26 июня 2014 года. И даже чрезвычайно важные геополитические успехи Москвы в Сирии, с Китаем, с ОПЕК+, признаваемые даже врагами и заставившие США и Францию пересмотреть внешнюю политику, не избавляют от этой угрозы. И она будет расти с каждым годом.

К примеру, только что полученное разрешение Дании на строительство СП-2, которое фактически закрывает вопрос о доставке газа в Европу по Балтийскому морю, в принципе не способно перекрыть тот негатив в населении, который вызван непонятностью направления развития страны, отсутствием ценностной и разделяемой народом системы и низким качеством внутренней политики. Это разные совсем материи, и жертвовать одним ради другого странно.

Убеждён, что если бы Путин продолжил поддержку Новороссии, Русской весны, возрождения Русского мира, если бы дал бой олигархам-нацистам на Украине — пусть и без ввода армии — а ценностно, морально, дипломатически, посредством добровольцев (коими, уверен, стали бы почти все русские), то Россия бы только выиграла, так как обрела бы осмысленность развития и народный энтузиазм для рывка в развитии. Принятый вызов Запада уже в 2014-м сделал бы Россию лидером многополярного мира, а сохранение Украины в нашей орбите позволило бы усилить интеграцию в Евразии. Да, это бы консолидировал бы Запад на некоторое время, но нам бы от этого не было ни жарко ни холодно, а вскоре Запад всё равно бы столкнулся с внутренним разладом. Трамп — это не только следствие российской работы, но и выражение реального кризиса внутри США.

И главное — в случае такого выбора Кремля пришлось бы провести мобилизацию и полную национализацию элиты, сформулировать систему ценностей российской государственности XXI века, провести комплексную реиндустриализацию, создать экономическую систему, альтернативную неолиберальной глобалистской. Но это и так придётся делать рано или поздно (отчасти мы и делаем, но лишь в малой доли — скажем, суверенизация интернета, банков, финансов), а отложив такой путь и продолжив сосредоточение, мы потеряли инициативу и внутреннюю логику развития с 2000-го года: спасение страны от развала, выстраивание вертикали власти, сосредоточение и восстановление критически важных отраслей, прорыв… Прорыв на самом деле отложен Путиным на неопределённое время, и это видно по нацпроектам, где даже в идеальном сценарии рост ВВП заложен ниже или на уровне мирового. Это видно по общему ощущению растерянности, куда мы идём и чего хотим.

В основе же такого решения я вижу прежде всего западно- и либеральноцентричную модель восприятия мира: Примаков при всей своей мудрости даже представить не мог Россию вне контекста Запада и вне либеральной модели. Да, желательно на равных правах, да при сотрудничестве с Китаем и Востоком — но в рамках мироустройства Запада. В такой парадигме Россия ограничена проведением исключительно геополитических манёвров, но рамках развития «цивилизованного мира» в понимании Запада. (Плюс какие-то «стоп-краны» в виде запрета на пропаганду педерастии, которая, к сожалению, всё равно существует).

На самом же деле Россия, убеждён, обречена на поиск альтернативы Западу и любому глобализму. Это очевидно каждому, кто хоть сколько-нибудь понимает нашу историю и чувствует современность. Вот и Путин неоднократно формулировал, что Россия не Запад и не Восток, она особая страна-цивилизация. И чем раньше мы это осознаем и перестанем жить с оглядкой на Запад, перестанем обменивать свою идентичность на сотрудничество с Западом, тем быстрее мы перейдём из стадии сосредоточения к рывку. А тогда и компрадорам нечего будет ловить.



Источник: Записки наивного человека

comments powered by HyperComments

Ещё по теме