15122018Популярное:

Гарантийный срок

Сегодня 30 лет Чернобылю, но я, пожалуй, не стану присоединяться к общему хору — дата как дата. Все уже случилось. Проблема в том, случится ли вновь?

Вопрос не простой и самое главное — совсем не праздный. Ситуация в ядерной отрасли Украины, безусловно, деградировала — причем этот процесс шел все годы ее независимости. Проблема ядерной энергетики Украины в том, что помимо текущей деградации  и славного революционного беспредела практически все реакторы исчерпали свои гарантийные сроки. На Ровенской АЭС реактор начал строиться аж в 86 году и завершен в 2004 — на том гнилье, которое пребывало на открытом воздухе все 20 лет стройки. На Южно-Украинской АЭС реактор чуть "моложе" — его начали строить в 87, сугубо формально строительство завершено, но реактор законсервирован — даже украинцы не рискнули вводить его в строй.

То есть — все без исключения реакторы Украины начали строиться в 70 и 80 годы. Практически тогда же они и были введены в эксплуатацию. Три реактора — на Запорожской, Хмельницкой и Ровенской достроены через 10 лет после начала строительства (ЗАЭС) и почти через 20 лет после начала строительства (ХАЭС и РАЭС) с соответствующим качеством. На ЮУАЭС реактор построен, но законсервирован.

Бодания вокруг российского топлива и пляски вокруг топлива Вестингауза, вероятно, связаны в первую очередь с тем, что реакторы выработали свои гарантийные сроки, и по нормативам топливо давно должно быть выгружено, объект законсервирован — и ни о какой поставке топлива ни по каким нормативам речи идти не может. Американцам как раз глубоко фиолетово — они-то продадут, взрываться все равно будет на другой стороне земного шара.

[ПС. На почту мне прислали про продление сроков эксплуатации реакторов:

Три последних — это как раз введенные в эксплуатацию недавно. Но особенности их постройки — в течение десятилетий — выглядят весьма специфично, чтобы смело распространять на них стандартные сроки эксплуатации. Как именно продлевали сроки эксплуатации других — тайна великая есть, но даже из этой таблицы видно, что половина реакторов работает за пределами гарантийного срока]

Есть еще нюанс — украинские реакторы — водно-водяные ВВЭР, которые при штатном функционировании гораздо более безопасны, чем чернобыльский РМБК. Активная зона и сборки располагаются в значительном объеме воды с добавками бора, который является мощным поглотителем нейтронов. Сам реактор — это, по сути, огромная кастрюля-скороварка, работающая под весьма неслабым давлением, так как температура реакторной зоны очень приличная. И вот здесь и кроется слабое место ВВЭР — корпус.

Гарантийный срок функционирования корпуса всех украинских ВВЭР — 30 лет. При условии, повторюсь, штатной постройки, ввода в строй и эксплуатации. Упомянутые блоки Ровенской, Хмельницкой и в значительной степени Запорожской АЭС понятию "штатный" не соответствуют ни в одном месте.

Для остальных гарантийный срок истек. Металл корпуса реактора, работающий в очень критических условиях под воздействием высокой температуры (а даже химически чистая дистиллированная вода в таких условиях — серьезный коррозионный агент), радиации и просто возраста истончается, в нем возникают дефекты, усталостные напряжения — в общем, вероятность того, что эту "кастрюлю" вдруг в каком-то месте прорвет, растет. Понятно, что есть прорыв воды под давлением — остановить его невозможно, да и кто в своем уме полезет под 200-градусную чудовищно радиоактивную струю? Представьте себе прорыв корпуса подводной лодки — и добавьте к действиям экипажа по устранению течи дополнительные сложности: 240-280 градусов по Цельсию (с соответствующим давлением, причем к примеру, для ВВЭР-1000 температура на выходе за 300 градусов — так что давление струи в случае прорыва можете прикинуть сами) и радиоактивность, от которой через 5 минут человек просто умирает.

И вот здесь в полный рост возникает особенность ВВЭР — масса топлива в нем закритическая — то есть, его с запасом хватает для очень быстрого разгона реакции и теплового взрыва (ядерного взрыва не будет — для него нужны принципиально иные условия). Пока в "кастрюле" есть борная вода — разогнать реакцию крайне сложно, но если вдруг вода внезапно уйдет из зоны — реактор становится классической "грязной бомбой" с разбросом активной зоны на сотни метров с последующим стремительным распространением "пятна" на десятки, а затем и сотни километров с водой и ветром окружающей среды. В этом и отличие ВВЭР от РМБК — вероятность аварии на РМБК выше, но ее последствия меньше, чем в случае аварии ВВЭР. То есть — Чернобыль был точно не рядовой аварией, а самой настоящей катастрофой. Но любая схожая по катастрофичности авария на любом украинском реакторе станет своими последствиями страшнее на порядок.

Если вы эксплуатируете ВВЭР штатно — то в общем-то, все эти страшилки можно смело пролистывать и не запоминать — запасы прочности реакторов делались мама не горюй. Но по истечении гарантийного срока, да если вы еще и не соблюдали регламент и работали за пределами инструкций — вот тут и начинается засада.

На первый план выходит культура производства и соблюдение всех нормативов. Даже если украинские атомщики педантично следовали всем инструкциям — сроки истекли. Пора закрывать этот праздник жизни. Однако предполагать, что эксплуатация украинских АЭС шла строго по инструкциям, может только неисправимый оптимист. Достаточно взглянуть на статистику мелких аварий и остановок украинских реакторов — их количество просто зашкаливает и никак не объясняется стандартными текущими проблемами.

Вообще-то говоря, ситуация с украинской ядерной энергетикой — это абсолютный казус белли. Если бы в Кремле сидела не нынешняя размазня и предатель — то только ради того, чтобы предотвратить превращение четверти континента в радиоактивную пустыню, нужно брать под контроль Украину. Причем именно всю — та же Ровенская АЭС своей древностью может соревноваться с окаменевшими экскрементами динозавров. Потому что когда рванет — брать под контроль ее все равно придется. Вот только совсем в других условиях. Надеяться на сошедших с ума небратьев в таких условиях нельзя по определению. Если ваш сосед тронулся умом и на открытом огне во дворе плавит тротил из найденных снарядов, чтобы сдать их на цветмет — нормальные соседи что должны делать? Сидеть и молча смотреть на его эксперименты?

ПС. По правде говоря, писал о характеристиках и особенностях реакторов по памяти, так что если кто-то углядит недочеты — не ругайте, а поправляйте. Но в целом ситуация мне видится именно так — хорошего в ней ровно ноль.

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме