21092020Популярное:

Филологам Нынче Сложно

Лукашенко потребовал увольнять учителей за поддержку протестов.
Лукашенко призвал увольнять бастующих рабочих.
Ух ты! Государственный террор — это отличная мера. Она наверняка поможет упрочить сложившуюся нерушимую стабильность в республике
, — пишет цивилизованный филолог Ясный-Красный, и поскольку душа моя органически не воспринимает террора, возникло желание разобраться…

Что такое "террор"? Это: "устрашение своих политических противников, выражающееся в физическом насилии, вплоть до уничтожения". Или: "Угроза физической расправы по политическим или каким-либо иным мотивам". И так далее. Во всех словарях. На всех языках. А что такое "государственный террор"? Это террор, организованный, управляемый и "крышуемый" государством.  То есть, то, что (ссылки по первому требованию)

имеет место на бУ, где живет, — и, заняв ту нишу, которую занял, спокойно живет, — культурный филолог Ясный-Красный, абсолютно не замечающий творящегося в его стране, зато ничтоже сумяшеся клеющий ярлыки на Белоруссию, где государство, согласно указанию Президента, действует строго в рамках Конституции и закона, — а вот протестующие (раз, два) раскручивают широчайшую кампанию морального террора.

Однако, скажет частично общечеловечный филолог Ясный-Красный, г-н Лукашенко ведь говорил об увольнениях? — и тут не поспоришь: говорил. Вот и давайте разберемся. Вопрос: имеют ли трудящиеся Белоруссии право на забастовку? Ответ: да, безусловно, это право гарантировано им ч. 3 ст. 41 Конституции, и пути реализации этого права в законодательстве тщательнейшим образом прописаны. В частности:

"Забастовка — легальное средство защиты работниками своих экономических и социальных интересов… Работники вправе организовать и провести забастовку только в случае, когда примирительные процедуры не привели к разрешению коллективного спора… Право на забастовку не является абсолютным… Законодательством могут быть установлены ограничения в реализации этого права в той мере, в какой это необходимо в интересах национальной безопасности, общественного порядка…  Забастовки не должны преследовать политических целей… Запрещается оказание материальной помощи участникам забастовки за счет средств политических партий, движений,  общественных объединений, преследующих политические цели, а также иностранных юридических и физических лиц".

Четко и ясно. Но ведь речь не идет ни о какой "защите экономических и социальных интересов", не было никаких "примирительных процедур". Напротив, небольшие группки работников, руководимые никому не известными "лидерами", выдвигают чисто политические требования, действуя по сценарию зарубежных интересантов

и местных (раз, два) подстрекателей, преследующих исключительно политические цели. Полагаю, столь грубое нарушение  законодательства не оставляет властям иного выхода, кроме увольнения нарушителей закона, — и думается, спорить с этим не возьмется даже Ясный-Красный, лояльный, уважающий законы филолог.

А как насчет учителей? А еще проще. "У нас государственное образование, государственная школа, государственная идеология, и те, кто согласен с этими принципами, пожалуйста, работайте, а те, кто не хочет, значит, они в школе быть не должны", — говорит Президент, и он совершенно прав, потому что

государственный служащий, прежде чем выступать против политики государства, обязан подать в отставку, а выступать  против государственной идеологии (в частности, против ползучей реабилитации нацизма), вовлекая в уличную политику несовершеннолетних, и при этом получая деньги от государства, — это уже абсурд.

Вот, собственно, и все. А Ясного-Красного, гуманистичного филолога, вынужденного уважать себя, выискивая соринки "государственного террора" там, где их нет и в помине, ибо замечать бревна в собственном глазу неохота, мне, честно говоря, просто жаль. Он очень хочет быть порядочным человеком, но времена не выбирают…

Источник: Дорога без конца

comments powered by HyperComments

Ещё по теме