24112017Популярное:

Фанфары

Классика жанра. Чем невзрачнее результат, тем громче фанфары. Минобороны заявило о том, что ИГИЛ нанесено "сокрушительное поражение в Дейр-эз-Зоре":

"…Сирийские правительственные войска при поддержке ВКС России добились серьезных успехов и нанесли сокрушительное поражение группировкам ИГИЛ в районе города Дейр-эз-Зор, превосходящее по своей значимости и масштабу все предыдущие победы за последние три года…"

Непонятно, кстати, почему выбран диапазон в три года. Россия в Сирии пока два года, а до того, скажем так, особого отношения к победам и поражениям наше Минобороны отношения не имело. Сирийская же армия непрерывно отступает и теряет территории с 12 года, поэтому логично вообще в таком случае говорить о пяти годах. Это мелочь, но для официального сообщения она имеет значение, Вопрос — что имелось в виду, появляется. Кстати, за прошедшие три года побед как таковых не было вообще. Взятый по договору с Турцией Алеппо — это, конечно, событие, но именно договорной характер делает его с военной точки зрения не слишком значимым. Боевики просто вышли, их возможности остались практически прежними. Война — это все-таки разгром противника, а не занятие крепостей.

Говорить о сокрушительном или вообще о поражении ИГИЛ, мягко говоря, тоже очень скоропалительно. И тоже вызывает вопросы. По какому критерию была выбрана оценка победы, да еще с таким эпитетом?

Город пока не освобожден. ИГИЛ не бежит, его потери, скажем так, не выдающиеся. Темп наступления сирийцев тоже не впечатляет — последние десять дней он вообще описывается словами "Туда-сюда-обратно". Это всё как если бы после штурма Зееловских высот в апреле 45 было бы объявлено о поражении немецких войск в Берлине. Авансом, так сказать.

Побудительные мотивы ударов в гонг понятны: два года войне через несколько недель, нужны отчеты и победы. По возможности воодушевляющие. Пока же имеется лишь либо провал, как на севере, либо что-то очень промежуточное, как на юге. И в который раз повторюсь: в Афганистане СССР взял под контроль территорию почти всей страны практически сразу, но это никак не помешало вести полноценную войну всё оставшееся время. В Сирии же пока даже первая фаза выглядит весьма сомнительным мероприятием. Треть страны уже очевидно отходит курдам, пятая часть поделена на зоны оккупации, где фактически хозяйничают боевики-террористы, а гаранты перемирия их охраняют (или от них — здесь тоже есть вопросы). Так что сейчас фаза очень промежуточных результатов. Впереди еще воевать и воевать, причем с неизвестным в конце исходом.

Про поражение ИГИЛ, в принципе, военные могут говорить. Именно с военной точки зрения. Военная структура ИГ, безусловно, терпит поражение. Теряются территории, падает ресурсная база, государство ИГ деградирует. Техническое поражение более чем вероятно.

Но как это уже совершенно традиционно для современной России, военное поражение противника еще никогда, ни в едином случае не было конвертировано в приемлемый политический результат. Победа в чеченской войне привела сегодня к созданию исламистского эмирата в составе России, внешне лояльного, но собирающего дань с Москвы в обмен на эту показную лояльность. Уже сейчас Чечня является откровенной угрозой целостности России и проводит свою собственную и практически независимую от Москвы политику. Война в Грузии завершилась несомненной военной победой, но политически была конвертирована в предельно сомнительное и отложенное по своей конфликтности решение о признании независимости Южной Осетии и Абхазии. Грузия при этом остается фортпостом НАТО в Закавказье. С Украиной и вспоминать не хочется — даже не затрагивая события весны 14, было и поражение ВСУ в августе-сентябре, которое завершилось не капитуляцией Киева, а позорным для нас Хасавьюртом-2. Еще более позорным, чем первый. В первом нас хоть разбили в Грозном, не так обидно.

В общем, с ИГИЛ сомнения тоже имеются, и обоснованные. Его военное поражение мало чем отразится на его существовании (в конце концов, ИГ уже дважды за свою недолгую историю было разгромлено, и каждый раз возвращалось еще более сильным и мощным). Как именно конвертируют эту ситуацию кремлевские политики в политический результат? Да уже сейчас можно сказать — никак. В числе реальных целей этой войны России ИГИЛ вообще не значился, Россию попросту вынудили заниматься этой проблемой, которую, кстати говоря, создали американцы своей политикой всех последних полутора десятилетий. По сути, нас послали прибраться за хозяином. Может ли уборщица принимать решения на совете директоров? Вопрос риторический. Так и Кремль — его в весьма настоятельной форме послали разгрести за американцами загаженный хлев, но к решениям по последствиям этой уборки точно не допустят. Не вашего ума дело. Ваша забота — ведра и тряпки, вот и занимайтесь. Там еще много прибираться надо.

Я думаю, что несмотря на всю бодрость на камеру, политическое руководство не слишком довольно военными результатами этой войны. Оно, конечно, бодрится и сплевывает, но результата-то нет. Он есть только для зомби, воспитанных телевизором, которым все равно, что именно мелькает на экране. Быстрой победы не получилось, победы вообще пока нет. А потому военные из кожи вон лезут, чтобы заявить о ее наличии.

Отсюда и громогласные заявления. Без особых на то оснований. Пока ни о какой победе даже в Дейр-эз-Зоре говорить не приходится. Вы его сначала возьмите. Даже иракцы до такого не додумались — они все-таки вначале взяли Мосул, а только потом начали голосить о том, что победили. Здесь даже этого нет.

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме