19112019Популярное:

Этот Праздник…

В общем-то, и не собирался, ибо не повод, но — извольте: т.н. "День народного единства", на мой взгляд, является таким же симулякром, как и сама Российская Федерация. Его придумали, чтобы хоть как-то затушевать годовщину Октября, но придумали хреново,ибо на данный момент  даже ВЦИОМ,

пусть нехотя,  с оговорками, признает: нет никакого "единства", — да и может ли быть единство между волком и его добычей, пусть даже они живут в одном лесу? И уж тем паче, смешно говорить о каком-то "народном единстве" после пенсионной реформы.А кроме того, и сама дата, мягко сказать, мутная:

давно (и без всякой политики) доказано,  что конкретно 4 ноября 1612 ни одного сколько-то заметного события, связанного с "освобождением Москвы от польских интервентов" не произошло, просто Дума, проигнорировала все вычисления ради быстрого выполнения политического заказа".

Но.

Вправе ли мы остановиться на констатации этого факта? Нет. Остановившись на констатации этого факта, мы по умолчанию признали бы инициаторов учреждения этого праздника кучкой не просто фальсификаторов, но и политических недоумков, а допустить подобного мы не можем, и значит,

необходимо искать политически мотивированный подтекст. То есть, истинный смысл выбора не 3, и не 5 (какая на фиг разница?), но именно 4 ноября, — и самый простой вариант: это День Казанской Божьей матери. Однако не складывается, ибо христианский праздник в поликонфессиональной стране

единства как раз не символизирует,
а раз так, давайте пойдем другим путем,
и посмотрим, какие события в российской истории имели место бесспорно 4 ноября.

Таковых два: 4 ноября 1660 года российские войска, сойдясь с поляками под Чудновом, потерпели одно из самых тяжких поражений в своей истории,а 4 ноября 1708 года Иван Мазепа официально объявил о расторжении союза с Петром I и двинулся на соединение с войсками Карла XII.

А теперь давайте вспомним, что учреждение "праздника" состоялось в конце декабря 2004 года, — когда на Украине стало известно о предстоящем "третьем туре", победителем которого заранее был объявлен Ющенко, известный своими националистическими настроениями, —

и (зная пристрастие великого человека к символике) как тут не предположить, что именно таким, неявным для широких масс, но абсолютно понятным любому свидомому укру способом Кремль дал киевским партнерам понять, что принимает свершившееся и готов сотрудничать?

Скажете, версия зыбковата? Не спорю. Но вот ведь штука: тогда же, в конце 2004 года, польская пресса разразилась бурным шквалом претензий к Кремлю: дескать, пора бы официально извиниться за Катынь, но сделать этого уникальный геостратег, будучи в статусе президента

и дорожа имиджем "крутого парня", ясное дело, не мог. Во всяком случае, открыто. А вот неявно, объявив национальным праздником день триумфа поляков под Чудновом, — почему бы и нет? Своим простецам объяснив насчет Минина и Пожарского, — но поляки-то все поняли,

и услышав "а", вполне обосновано ждали "б", которого и дождались 31 августа 2009 года, когда великий человек, уже в статусе премьера (то есть, всего лишь исполнителя воли президента Медведева) в статье для  Gazeta Wyborcza написал, что россиянам "понятны обостренные чувства

поляков, связанные с Катынью", и призвал "вместе хранить память о жертвах этого преступления". После чего скорое произнесение "в" стало неизбежным, и менее чем через год вина СССР была признана, а все стрелки переведены на нехорошего Сталина.

Итоги известны. И с Украиной при Ющенко, и с Польшей при отмороженном русофобе Качиньском экономические отношения развивались более чем продуктивно, — и плюньте в лицо тому, кто скажет, что ради увеличения нормы прибыли не следовало слегка подправить какие-то даты…

Источник: Дорога без конца

comments powered by HyperComments

Ещё по теме