22112017Популярное:

Эр-Рияд. Ракетный обстрел

Йемен снова попал в новости сообщением о пуске ракеты по эр-риядскому аэропорту, причем согласно официальным данным Саудовской Аравии, ракета была сбита системами ПВО, охраняющими столицу и стратегические объекты вокруг нее. Понятно, что йеменцы информировать о результатах пуска не в состоянии — средств объективного контроля у них точно нет. А потому результаты обстрела известны лишь от заинтересовнной стороны — саудитов.

Новость не сказать, что из разряда тех, которые попадают на первые полосы. Разве что других новостей нет. Почему, понятно: Йемен для среднестатистического слушателя-зрителя — это экзотика, не только лишь все смогут даже найти его на карте.

С другой стороны, новость и правда не совсем чтобы новость. В Йемене идет, в сущности, две войны. Первая — сугубо внутренняя, привычная и традиционная, между Севером и Югом. Здесь и племенные противоречия, и клановые внутриплеменные, и внутриконфессиональные. В тонкостях внутреннего конфликта может разбраться только очень подготовленный специалист, глубоко погруженный в тему: в Йемене трайбализм определяет практически все стороны жизни, и без досконального понимания всех балансов и быстротекущих и изменчивых союзов, парадоксальных и неожиданных для любого внешнего наблюдателя, рассуждать, а тем более прогнозировать течение этого конфликта крайне проблематично. Сводить все к некому противостоянию абстрактных хуситов с не менее абстрактными саудовскими марионетками весьма грубо и почти бесперспективно, хотя для обычного зрителя вполне сойдёт.

Второй конфликт более понятен и логичен: не менее традиционное противостояние Ирана и Саудовской Аравии, которые одновременно и защищаются, и атакуют друг друга на территории Йемена. Иранцы и саудиты используют йеменцев, йеменцы используют саудитов и иранцев, йеменцы используют друг друга, никто друг другу не доверяет ни на грош (и кстати, совершенно справедливо), предательство входит во все части любых местных уравнений.

Военного решения конфликта в Йемене нет. Нет вообще — даже варианта геноцида, так как на такую крайность не пойдет ни одна из сторон конфликта. Конфликт между Севером и Югом в Йемене столь давний, что стал элементом культуры, и карнавальность этой войны является неотъемлемым её атрибутом — важен не столько результат, сколько сам процесс. Для страны с огромной по всем меркам рождаемостью и колоссальным количеством молодежи война — один из механизмов балансирования крайне скудных природных ресурсов и численности населения страны.

Выход из порочного круга возможен — через развитие страны, которое приведет к переходу между первой и второй моделью рождаемости (под первой понимают традиционное общество с его высокой рождаемостью и высокой детской смертностью, под второй — современное урбанистическое общество с низкой рождаемостью и низкой детской смертностью). Короткий период единой страны Йемен честно пытался решить проблему модернизационного рывка, но не сумел добиться переломного результата, что и стало одной из базовых причин Арабской весны в этой стране. Теперь он просто вернулся к прежней стратегии выживания, где война — один из механизмов такой стратегии.

Кстати, по этой причине — традиционности конфликта и встроенности его в обычную текущую жизнь страны — позиции радикальных исламистов в стране довольно слабы, хотя и Аль-Кайеда, и Исламское государство присутствуют в этом конфликте в качестве самостоятельных, хотя и маргинальных игроков. Просаудовские ваххабиты и проиранские радикальные шииты тоже наличествуют, но в еще меньшем количестве.

Обе стороны примерно равны по силам, ресурсам, организационным возможностям и военным технлогиям уровня 60-70 годов прошлого века. Это еще больше цементирует ситуацию, создавая патовое положение, из которого почти нет выхода. Переломить его может только крупный внешний игрок, который позволит себе бросить на весы качественно и количественно большие ресурсы, организацию и технологии. Но такого игрока нет, а присутствующие почти не заинтересованы в полной победе над противником просто потому, что это потребует существенного перенапряжения всех сил, что не может себе позволить ни Иран, ни Саудовская Аравия.

В этом смысле оценивать действия Саудовской Аравии и ее союзников как провальные, не совсем верно. Саудиты просто не готовы побеждать в этой войне, а потому держат ее на минимально допустимом для себя уровне. Иран тоже не готов к победе, при этом иранцы отдают себе отчет в том, что их усиление здесь будет парировано симметричным усилением саудитов, после чего обстановка вернется на прежний уровень.

В общем, война идет потому что она более выгодна для всех ее сторон, чем окончание войны. Победить в ней нельзя, проиграть недопустимо. А потому инциденты типа сегодняшнего неизбежны, но из них не следует вообще ничего.

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме