30092020Популярное:

Два противоречия

В Соединенных Штатах в плане революции BLM не происходит ничего необычного: как и любой революционный процесс, она либо расширяет территорию своего распространения, либо тихо вырождается во что-то непонятно что. Вот она пока и вырождается — в банальный и вполне привычный для США криминальный разгул, причем все более тяготея к локализации. Политических лозунгов за BLM не числится, организационно никакой структуризации не происходит, и по всей видимости, за месяц-другой все станет историей. Как обычно. Точнее, может стать. А может эту историю перезапустить.

800px-Wandbild_Portrait_George_Floyd_von_Eme_Street_Art_im_Mauerpark_Berlin

Правда, есть одно но. Это но — два неразрешимых конфликта: между элитами США, а также внутри каждой из элит. Эти конфликты имеют множество измерений, а потому в ноябре по итогам выборов они разгорятся снова. Вот здесь могут и потребоваться затухающие угольки Black Live Matter — движения, которое предназначено исключительно для деструктивных надобностей.

Внутриэлитная проблема в США заключается в том, что Трамп своим приходом во власть серьезно нарушил существующие традиции и балансы. И эти традиции и балансы не имеют ничего общего с разделением элиты на демократов и республиканцев.

В Штатах сложился вполне рабочий консенсус, в котором демократия весьма причудливо переплетается с классической олигархией (то есть, властью немногих). Попасть в политический истеблишмент Соединенных Штатов крайне сложно, а скорее всего, даже невозможно. Есть четко ограниченное меньшинство, которое и делит власть внутри своего круга. Однако арбитраж процесса дележки вынесен за пределы этого узкого круга, что делает честь отцам-основателям, создавшим весьма устойчивый социально-политический гомеостаз. В США демократия вполне реальна, и от голосов избирателей зависит конечный результат выборов — здесь сомнений нет. Но это же дает соискателям государственных постов практически безбрежное море возможностей борьбы и манипуляций за голоса избирателей. Однако принцип устойчивости модели США остается неизменным — правящее меньшинство и голосующее большинство.

Эта модель неоднократно подвергалась корректировке и настройке, так как в ней возникали узкие места и целые дыры. Так, к началу 20 века политический класс Америки оказался перед угрозой захвата власти уголовной организованной преступностью. Мафия, накопив серьезный финансовый ресурс, встала перед необходимостью захвата власти, так как созданная ею экономика носила исключительно экстенсивный характер. Возникло противоречие — либо мафия остается в существующих рамках, но тогда она будет вынуждена существенно менять механизм взаимоотношений внутри себя (проще говоря, приходить к разделу черного рынка через череду мафиозных войн), либо захватывать власть и расширять свой экономический базис. Кстати, в России произошло то же самое — наша мафия, накопив в 90 годы ресурс, рванула к власти, так как решала ту же проблему. В России оргпреступность в начале нулевых власть захватила и удерживает до сих пор, а вот в США у нее этот номер не прошел — было создано ФБР, которое поставило барьер между криминалом и политическим классом. Барьер получился полупроницаемым — политический класс может использовать мафию, мафия политиков — нет.

Были и другие проблемы, которые так или иначе, но решались. Приход Трампа оказался такой проблемой, и пока она не решена. Дело в том, что бизнес, который не является частью политического класса, может лишь обслуживать его. Финансировать проекты и программы, лоббировать интересы — но к власти его не допустят. Скажем, "новая экономика" — все эти Гейтсы, Цукерберги, Маски, Безосы — они обладают колоссальным влиянием на принятие политических решений. Но принимают все равно их не они. Трамп — как раз из той части бизнеса, который ранее и в мыслях не мог себе представить приход к реальной власти. Но на Трампе Матрица глюкнула, и он воспользовался американской демократией, основы которой политический класс оспорить не рискнул.

Именно поэтому республиканская и демократическая партии относятся к Трампу примерно одинаково — он для политического истеблишмента чужой. И в этом смысле спихнуть Трампа вполне по душе и тем, и другим. Тем более, что прецедент никому не нужен — эдак за Трампом в образовавшуюся щель ринутся и другие, кто ранее помыслить не мог войти во власть с черного хода. И если можно Трампу, то почему, к примеру, президентом США не стать Биллу Гейтсу или молодому, но талантливому Марку Цукербергу? Если система ломается, то ее катастрофу уже не остановить.

Но проблема здесь в том, что сломалась еще одна модель — модель глобального проекта США, которые победили в Холодной войне, но что делать с этой победой, так за тридцать лет и не решили. Собственно, конфликт между глобалистами и изоляционистами и есть та причина, по которой сегодняшний политический класс Америки (и ассоциированные с ним региональные мировые элиты) попал в экзистенциальный тупик. Выход из него есть только в одну сторону. Мы сегодня в классической точке дивергенции, когда дальнейший путь разветвляется, и пока выбор между двумя векторами развития не сделан, противоречие набухает и готово разорвать имеющуюся реальность. Выбор нужно делать, причем прямо сейчас.

Но это непросто — с обеих сторон примерно равные по возможностям и ресурсам силы. Доминирование в одном нивелируется слабостью в другом и ресурсной обеспеченностью противника там, где твои ресурсы слабы. Один из признаков революционной ситуации, когда верхи не могут управлять по-старому, налицо. Осталось обеспечить устойчивое существование второго признака — нежелания по-старому жить "низам", после чего конфликт перейдет в горячую фазу революций и гражданских войн, в которой победит тот, чьи интегральные возможности (организация, ресурсы, технологии) окажутся выше, чем у соперника. При этом прогнозировать исход войны невозможно — он определится только эмпирически. Можно сколько угодно прикидывать и обосновывать шансы изоляционистов и глобалистов, но единственным критерием истины станет практика. То есть — война.

В США идет подготовка в этой войне. И  BLM — один из элементов этой подготовки. Ударный отряд глобалистов, их "Правый сектор". Пока слабый и неорганизованный, ну так и украинских радикалов до майдана на всю страну насчитывалось от 500 до тысячи человек. Но майдан позволил накачать их организационным ресурсом, сделав их силой.

BLM сегодня тоже никакой угрозы, кроме сугубо криминальной, не представляет. Но движение создано, и если будет принято решение о накачке его оргсоставляющей, оно без сомнения выстрелит. Кто именно будет держать этот кольт в руках, сомнений не вызывает — демократы-глобалисты. И если Трамп сумеет в ноябре победить, кольт будет обязан стрелять — а иначе зачем его достали?

Хочу напомнить, что завтра, 27 июня, на тему гражданской войны в США состоится он-лайн-семинар, в котором примут участие Федор Березин из Донецка, писатель-фантаст, моделировавший гражданскую войну в США еще в середине нулевых, и Сергей Переслегин, который еще до избрания Трампа однозначно сказал, что Трамп — это предчувствие гражданской войны в США. Причем вне всяких сомнений. Я буду ведущим семинара. Записаться на него можно по ссылке — http://hs-mentor.ru/

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме