20012020Популярное:

Два числа Гринберга. Все, что нужно знать про экономику России

Не знаю, как вас, а меня они очень удивили.
У нас не принято считать так, как посчитал Руслан Гринберг, а картина получается исчерпывающая.
Такой зримый итог экономического развития новой страны, который говорит о нас все.

Я сегодня был на Конгрессе "Производство, наука и образование России: новые вызовы".
Устраивается он Институтом нового индустриального развития им. С.Ю. Витте со множеством других участников.
Например, есть среди них Институт экономики РАН и Конгресс работников образования, науки, культуры и техники (КРОН).

Собирается там, если я правильно понимаю, очень своеобразная постмарксистская экономическая тусовка.
Ну, то есть те, кто не либералы, и с экономическим либерализмом категорически не согласны.
Считают его как минимум недостаточным, хотят дополнить правильной государственной экономической политикой.
Не верят в частника и рынок.

Одновременно они выступают за новую индустриализацию России, и размышляют о том, какой она, это новая, современная индустриализация должна быть.

Главные спикеры Конгресса — это, традиционно, президент Вольного экономического общества и директор Института индустриального развития Сергей Бодрунов, сопредседатель КРОН Александр Бузгалин и научный руководитель Института экономики РАН Руслан Гринберг.

Сергей Бодрунов пытается осмыслить проблемы новой индустриализации.
Марксистский теоретик Александр Бузгалин, кроме распространения марксистских идей, занимается, если я правильно понял, текущей организационной работой. И создает чрезвычайно симпатичную атмосферу собрания.
Руслан Гринберг придает дискуссии широту и глубину.

Гринберг мне вообще чрезвычайно интересен, и я всегда слушаю его с большим любопытством.

Понятно, что разговоры на экономическом конгрессе касаются преимущественно экономики.
И настрой в целом очень критический.
Не удивительно, ведь правит бал сейчас либеральная экономическая школа, а экономические государственники, противники рыночной стихии, власти денег и наживы, не у дел.

И вот Руслан Гринберг привел две цифры, два числа.

Как вы думаете, какой среднегодовой рост в течение 25 последних лет демонстрировала экономика России?

Кстати, когда Гринберг зада этот вопрос залу, все слегка растерялись.
Кто-то даже начал говорить, что рост был разный!!!

Это понятно, ведь мы за это время пережили спад 90-х, подъем 00-х, кризис 2008-2009 и опять кризис, уже последних лет.
Тем не менее, если все числа роста и падения ВВП сложить и поделить, то получить среднее число для 25-ти лет можно.
И оно будет иметь смыл. Ну, хотя бы для сравнения экономики России и экономик стран Запада.

Так вот, среднегодовой рост экономики России за 25 лет составил 1% в год.
Еще раз: 1% (один процент) в год!

С одной стороны, мы все-таки растем.
Но в странах Запада за это время среднегодовой рост составлял 4-5%!
Это в странах с развернутой, насыщенной, большой экономикой.
А в нашей стране, где дыра на дыре, где нет значительной части нужных производств – 1% в год.

И второе число Гриндерга – среднегодовая инфляция за 25 лет.
Она составила то ли 52%, то ли 54% процента, точно не помню, отвлекся, не зафиксировал.
Будем считать 52%.
В год.
На протяжении 25 лет ( не забывайте, число среднее).

Причем важно понимать, и Гринберг особенно это подчеркнул: инфляция – это главный предмет озабоченности нашего правительство и его экономического блока.
Главный показатель.
Главная цель.
Вы понимаете, что у нас за правительство, если оно 25 лет переживает из-за инфляции, все время с ней борется, но при этом средний показатель ее — 52% в год?

Правда, теперь, кажется, побороли, наконец.
Возможно, со следующего года нужно будет считать новую среднюю реальность.

Еще раз повторю, это важные показатели.
Можно говорить, что это средняя температура по больнице, и т.д.
И с точки зрения сегодняшнего, именно сегодняшнего дня это будет именно так.

Но мы за эти 25 лет пережили целую историческую эпоху.
И вот ее экономический результат:
— средний годовой рост – 1%,
— средняя годовая инфляция – 52%.

Добавлю от себя.
Гринберг не говорил о том, почему все так плохо.
И какие мы должны сделать выводы.
Но у меня есть своя версия, которая не совсем об экономике.
Она об обществе в целом, наших целях и наших ожиданиях.

Во-первых, почему?
Потому что эти 25 лет наш социум решал не экономические, а властно-политические проблемы.
Это важно понимать!
Проблемы экономического развития находились на периферии, главным было решить проблемы устройства и распределения власти.

Во-вторых, это ответ на вопрос, почему нельзя начинать все сначала, почему нельзя опять сосредотачиваться на вопросах власти.
30 лет наше общество переживало реконструкцию власти, следующий год – последний.
Если все начать сначала – делать революцию, собирать какое-нибудь Конституционное собрание, менять Конституцию или принимать новую, вводить новые органы власти, переходить к парламентской республике, как это го хочет Ходорковский, например, то это еще на 31 год.
Тут ничего не поделаешь, любая серьезная социальная реорганизация длится именно столько.

Если вы помните, Горбачев в 1985 году не ставил задачи менять систему власти.
Его "перестройка" была чисто экономической программой: эффективность, внедрение научно-технического прогресса, более высокие темпы роста и т.д.
Только через 2 года, в 1987 году, Горбачев начал реформу властно-политической системы.
И запустил процесс, который закончится только в 2017 году.

Вы готовы еще 31 год иметь 1% роста и 52% инфляции?

В социуме есть властно-политическая подсистема.
И есть торгово-экономическая подсистема.
И еще есть социально-идеологическая подсистема.
Чтобы внести фундаментальные изменения в устройство каждой их этих систем, нужен 31 год.

Не спрашивайте меня, почему.
Так общество устроено, такие у него циклы развития.
При этом в один и тот же момент, за пределами небольших временных пересечений, можно серьезно заниматься только одной системой.
То есть, если вы занимаетесь устройством власти, то вам не до построения новой экономики и не до внедрения новых идей и порядков.
Именно поэтому у нас экономика почти не сдвинулась, по организационным формам она в значительной степени вернулась под контроль политических властей, а в идеологической сфере произошел ренессанс советскости.
Было не до того, некогда было изобретать новое – делили власть.

Но с 2014 года, как я и прогнозировал, у нас начался новый цикл – цикл торгово-экономической реорганизации.
И все усилия нужно направить именно на это.

Конгресс, на котором я был, пытается работать над предложениями по новой индустриализации.
У Гринберга есть интересная теория "Экономической социодинамики" и "Теория опекаемых благ", за которую он со своим соавтором Александром Рубинштейном только что получил престижную европейскую премию.
Правда, ничего толком об этих концепциях Гринберга сказать вам не могу, нет у меня информации.
Нужно было договориться об интервью, а я как-то не подумал.

В общем, идеи есть не только у Кудрина, Глазьева и Титова.
Идеи в России вообще есть.
Только вот активная общественность все еще отвлечена на борьбу за власть.

Но надо уже сосредотачиваться на борьбе за экономические реформы.
Если мы и дальше будем существовать при однопроцентном росте экономики в год, то до следующей властной реорганизации страна может не дожить.

Источник: То, что я с вами спорю, не означает, что я отказываю вам в праве на иную точку зрения.

comments powered by HyperComments

Ещё по теме