17112017Популярное:

Древо свободы

Выписаны ордера на аресты каталонских чиновников, неудачливый лидер революции бежал куда-то в Бельгию, откуда декларирует готовность пойти в тюрьму за убеждения. Каталонская региональная власть, лишенная управления, очевидно готова сдаться на милость победителя, отдельные восторженные граждане еще декламируют про древо свободы, но поливать его кровью патриотов уже точно никто не спешит.

Пучдемон — классический современный недообразованный политик очень локального уровня, решивший немножко поиграть в политику. О которой он, по всей видимости, имеет очень смутное понимание. При этом катастрофа для самой идеи каталонской независимости очень даже серьезна и разрушительна, и это можно сказать, даже не слишком вникая и разбираясь в тонкостях местных взаимоотношений.

Независимость локальной территории в условиях дееспособного Центра и его категорического несогласия с идеей сепаратизма территории — дело практически безнадежное. Для того, чтобы реализовать такую идею, нужно сочетание небольшого, но совершенно четкого перечня факторов, которых у Каталонии не обнаруживалось даже при внимательном и самом субъективно-одобрительном к этому мероприятию просмотре.

Любая борьба — это соревнование оргструктур, технологий и ресурсов. Вопросы лидерства, идейности и массовости — при всей их существенности, это ресурсная часть этого уравнения. В соревновании с Испанией у Каталонии по всем позициям было катастрофическое отставание.

Это совершенно не означает, что даже в таких условиях бороться бессмысленно (хотя, откровенно говоря, именно так и можно оценить перспективы каталонской независимости в конкретных условиях).

Однако опыт всех относительно реальных попыток создания независимых территорий последних лет (Донбасс и Исламское государство здесь выглядят очень подходящими примерами) говорит о том, что стремящийся к независимости субъект должен либо воспользоваться, либо создать ситуацию резкого ослабления центральной власти — то есть, существенно сократить организационно-структурные возможности противника. В таком случае даже при отставании в двух других компонентах борьбы (ресурсах и технологиях) можно как минимум начинать эту борьбу. Победа не гарантирована, но начинать борьбу уже можно.

Именно так возникли республики Донбасса — в условиях коллапса украинской государственности. Только в этом случае у них появился шанс, другой вопрос, как они им распорядились. Исламское государство, наоборот — делало все возможное, чтобы максимально расшатать устойчивость багдадского режима хотя бы на суннитских территориях страны. Процесс носил очень долгий, сложный, кровавый характер, террористическая война и суннитские восстания шли, начиная с 2003 года по 2006, затем в 2009-2010 года практически нон-стопом пошли восстания, и приход ИГИЛ из Сирии в 14 году пришелся на унавоженную и подготовленную почву. Девять лет, между прочим. Причем в стране, и без того существенно ослабленной поражением в двух войнах и последующей оккупацией.

Говоря иначе — шанс есть всегда, однако ещё нужно понять, как его создать и как им воспользоваться. Хотя бы потому, что без такого понимания смысл начинать борьбу отсутствует напрочь. Не можешь — не начинай. Каталонцы по каким-то им ведомым причинам посчитали, что сам факт проведения референдума достаточен для того, чтобы центральное правительство его признало и пошло на переговоры на условиях каталонцев. В текущих условиях это было как минимум наивно. Кретинизм и несостоятельность Пучдемона проявились еще на этом этапе.

Каталонцы — не ИГИЛ. Понятно, что развернуть террористическую войну в Мадриде, чтобы расшатать устойчивость центральной власти, для них вряд ли приемлемо, но раз так — то нужно было отдать себе отчет в том, что в соревновании оргструктур им не светит ничего, и тогда нужно было искать выход в ресурсной борьбе. Нужно было выводить на улицы миллионы человек, организовывать марши мира к королевскому дворцу, идти на риск столкновений с противниками сепаратизма — в общем, это задача каталонских политиков, как именно они должны были продемонстрировать как минимум равенство ресурсной поддержки.

Лайк в фейсбуке — это одно, но вот подняться и выйти на улицу поддержать свой лайк — совсем другое. И каталонские политики должны были включать технологии для мобилизации миллионов сторонников, причем как в самой Каталонии, так и за ее пределами. И не день или неделю, а столько, сколько потребуется, даже если на выходе будет и экономический коллапс, и ухудшение жизни, и много чего, чем придется пожертвовать. И нужно было сразу и с самого начала нацеливать народ на трудности и проблемы. Честно и с пониманием происходящего и последствий. Врать в таких случаях — себе дороже. Врать всегда дороже, но здесь — в особенности.

В общем, что говорить — всё перед глазами. "Лидеры" независимости начали юлить буквально сразу после подсчета голосов, после чего всё остальное стало делом техники и времени. Они не сделали и первого шага к независимости, успев только что-то вякнуть о ней. А таких шагов может быть не один и не пять — а десятки. И если ты не готов сделать даже первый, то зачем ты вообще за это брался.

Идея независимости Каталонии теперь дискредитирована, причем надолго. После провала курдской независимости, и тоже на первом шаге и примерно по тем же причинам, хотя они все-таки несколько другие, скорее всего, идеи сепаратизма, по крайней мере, проектного сепаратизма, не стихийного, отодвинуты на какое-то вполне продолжительное время. Стихийный, то есть, тот, который может произойти спонтанно, здесь нет смысла рассматривать — это другая история.

По справедливости, лидерам каталонцев теперь нужно нести ответственность за свои действия. Причем не столько за преступление перед единством Испании, сколько за свою бездарность и бесхребетность. И банальный идиотизм.

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме