27102020Популярное:

Чешская Рапсодия


Я внимательно прочитал предложенный материал, и прежде всего: автор перегибает. С горкой. Чехи все же сопротивлялись. Подло и глупо плевать на могилы капитана Карела Павлика, генерала Алоиса Элияша, Владыки Горазда со всем его священством, исполнителей "Антропоида", обнуливших Гейдриха, и множества других,

так или иначе связанных с "лондонским правительством". Еще более подло и глупо забывать о высоком героизме коммунистического подполья (недаром же фильм "Ключ", — в Сети, увы, нет копии с русским переводом, — сам Вацлав Гавел назвал "одним из немногих произведений коммуистической эпохи, в котором нет пропаганды").

Это безусловно. Об этом стыдно забывать. Но, с другой стороны, тех, которые сопротивлялись, в Чехии (в отличие от той же Словакии) было исчезающе мало. Самый максимум, тысячи три на весь Протекторат. В целом же, чехи были истово, исступленно лояльны Рейху. Лояльны настолько, что после убийства Гейдриха сам Карл Генрих Франк (это позже признал суд, хотя экс-протектору и не помогло) настаивал на неприменении массовых репрессий, и Лидице с Лежаками стали реальностью лишь потому, что у Далюге был точный приказ Гиммлера.

Итак, чехи были абсолютно лояльны Рейху. Больше того. После войны, когда с коллаборационистами разбирались жестко, подсудимые оправдывались по-всякому, но… Вот, скажем, Карел Чурда, один из парашютистов, заброшенных вместе с Кубишем и Габчиком. В самом покушении он участия не принимал (ему поручили готовить отход) и ему ничего не угрожало (гестапо долго вообще суетилось без толку), но 16 июня, прочитав объявление о награде за любую информацию, он лично явился в гестапо, назвал себя и выдал все, что знал,

а знал он много, — и вот тогда-то, только тогда гитлеровцы вышли на Собор Кирилла и Мефодия, параллельно пойдя по названным Чурдой явкам. А несколько лет спустя, уже стоя перед судом, на вопрос судьи, как же он мог вот так вот, даже без пыток, выдать своих товарищей, Чурда сказал: "А вы бы не сделали то же самое за миллион марок?", и судья ответил: "Здесь спрашиваю я". Такая мотивация предательства была уникальна. Ни в одной стране, ни один коллаборационист не пояснял мотивы своих действий столь простодушно.

И тут не убавить, ни прибавить. Так это было на земле. И да: т.н. "Пражское восстание 6 мая" было позорищем, отмеченным массовым уничтожением раненых немцев в госпиталях, а больше ничем, кроме истерических призывов ко всем подряд "спешить на помощь", — и да: по-настоящему чехи проявили себя только тогда, когда твердо знали, что за это ничего не будет. Именно так, как в материале ув. Архивар-Рус, куда более жестоко, чем где угодно, включая Францию, где французы мстили за свой коллаборационизм мамзелям, спавшим с "бошами".

К чему все это? Да к тому, что унитаз на пьедестале  водружен именно потому, что в Праге абсолютно уверены: Москва ничего не сделает, разве что какое-то время побурчит. И хотя унитаз этот, наверняка, простоит недолго, — муниципальные власти, пару-тройку дней похихикав, снимут его, а МИД Чехии пробурчит какие-то слова, которые российский МИД примет за извинения, и вопрос будет закрыт, — но что с московскими можно поступать, как угодно, сдачи они не дадут, всем, кому о Кремле еще не все ясно, показано на пальцах.

Это не значит, что московские не способны защищать свои интересы. Способны. Еще как. В полном соответствии со своим мировоззрением и законом. Но только в том случае, когда речь заходит об их настоящих интересах. И это не значит, что московские не патриоты. Патриоты. Но патриотизм "не должен быть квасным, затхлым и кислым", тем паче, что из прошлого они уже выжали все до капли и теперь озабочены будущим. А всякие унитазы и прочие глупости, в их понимании, повод разве лишь для глубокой озабоченности…

Источник: Дорога без конца

comments powered by HyperComments

Ещё по теме