25112020Популярное:

Чернь, Знай Свое Место!

С архитектоникой данной заметки поначалу возникли сложности, — а потом стало легко: я понял, что нет нужды комментировать то, над чем каждый, способный думать, может подумать сам. Итак, без всяких маргиналий на полях, предлагаю прочитать и обдумать свежее интервью в TUT.by, — материала для самостоятельных выводов более чем, — а я перейду к прочему…

"В Беларуси сегодня даже не рассматривают приватизацию нефтеперерабатывающих заводов", — то есть: еще не завершились протесты, а Батька ломает стереотипы, провоцируя новые: ведь именно ради  приватизации НПЗ (а также МАЗ, БелАЗ, Уралкалия и прочих вкусностей) в значительной степени процесс и раскручивался.

По логике, о таком в кризисный период надо бы помолчать, ибо реакция заинтересованных в деребане внешних сил будет предсказуемо отрицательной, и стало быть, "внешняя оппозиция" получит новые транши. Несомненно, Батька это понимает, — и тем не менее, осознанно идет на обострение, — исходя из того простого факта,

что "в основе всего должна лежать справедливость", невозможная в условиях продажи государствообразующих отраслей. Как кому ни хотелось, чтобы было иначе. Поскольку, — коль скоро речь идет об общенародной собственности (основе основ социального государства, — решать, быть ли иначе, должен весь народ:

"Сказано, что страну не отдадим, значит, не отдадим. И пока я Президент, решать будет белорусский народ. Только люди будут решать. Не Президент, не глава Администрации, высшие должностные лица, депутаты не будут решать в одиночку… И как народ решит — так и будет. Если вдруг народ решит,

что завтра им быть в НАТО,  как тут предлагают эти протестуны, — пойдут в НАТО. Если народ решит порезать страну на куски и раздать — будет страна порезана. Но если народ решит, что жить мы будем в мирной, спокойной, тихой, культурной стране, значит, мы будем жить в такой стране".

Иными словами: вопросы, судьбоносные для всего общества ("народа") вправе решать только большинство общества ("народа"); только решения этого большинства обязательны для всех (в том числе, и для меньшинства), и только это большинство имеет право на ошибку, за которую потом, возможно, будет платить и каяться, — но имеет. А меньшинство обязано подчиниться.

В скобках — о меньшинстве. Меньшинство ведь тоже неоднородно. Разного рода хайпующих дур, злобных теток, изнывающих от безделья домохозяек, ультрасов-нациков, уголовников и прочую накипь в расчет брать не будем, но ведь факт: в Белоруссии есть сколько-то сотен тысяч граждан, которым "под Батькой" тесно. По той простой причине, что "кризисный период" (спасибо Батьке)

позади, "период становления" (спасибо Батьке) на исходе, — и пришло новое время, появились новые технологии, подросло новое поколение, а этому поколению хочется вырваться из-под строгой отеческой опеки, порезвиться, попробовать себя в чем-то новом. Это не плохо и не хорошо. Это нормально. Именно видение таких людей оглашает (как к нему ни относись) г-н Воскресенский,

и именно таким людям власть сегодня протягивает руку, — как представителям новых реалий нового времени, — предлагая общаться и совместно, без диктата с той или иной стороны, решать, каким быть будущему,  потому что в главном и власть, и такие оппозиционеры едины: они не хотят, чтобы их страна обрушилась. Есть, однако, и меньшинство меньшинства. Лицемерное, наглое,

не по чину амбициозное, готовое продать страну кому угодно, и при этом всерьез считающее себя вправе. На полном серьезе и вполне публично: дескать, мы (и такие как мы) "Люди с европейским бэкграундом, образованные, современные, без налета провинциализма, самодостаточные и самостоятельные, такие люди во все времена самая большая опасность для черни".

Ага: "для черни". То есть, для всех, кто с этим самым "меньшинством меньшинства", призывающим к крови из безопасного далека, не согласен и называет эту, прости Господи, "элиту" так, как она того заслуживает. В их понимании чернь — это не только правоохранители. И не только не желающие бастовать ради них (вот ведь  суки) рабочие. Это Муковозчики и Голиковы, Раильские и Шестаковы, Овсянниковы и Нефедовы. И еще

многие тысячи других, которые осознанно не с ними. Потому что не с ними. А "не чернь" (во всяком случае, пока нужны) — те, кто с ними: истерики с самомнением и тупенькая школота, алкаши и мудаки по жизни и прочее, вплоть до совершенно откровенного хулиганья и бандитья. Это — не "чернь". Это — "невероятные". Так полагает "элитное" меньшинство. И вот это самое "меньшинство меньшинства", — прав  ненавидимый ими

за правду в лицо журналист, — "разогретое собственными визгами, шокированное снятыми ими же фотографиями, воспаленное маршами, на которые только они и выходят, не осознает, насколько их таких в стране мало", и не осознавая, шкодничает, а шкодничая, требует к себе некоего "особого отношения", на том основаниии, что "они живут в парадигме анекдота: «А нас-то за что?!» Иначе говоря, они никого, кроме себя,

не считают за людей. За граждан. За имеющих свое мнение и право его высказать", и вот с ними разговор уже невозможен. По определению. Потому что тем, кто в Варшаве и Вильне, не нужен никакой разговор, никакой диалог, никакой компромисс, — и даже не только потому, что это "меньшинство меньшинства" сидит на коротком поводке у кормильцев, имеющих свои планы, никак не подразумевающие благо Белоруссии, —

а по той причине, что они, мня себя невесть кем, интеллектуально пусты. Им нечего предложить и нечем думать, чтобы обсуждать. Они способны только делить, дорвавшись, — и более того,  еще не дорвавшись, они грызут друг друга, вырывая местечко посытнее у кормушки, которая хрен будет. На что они реально способны — это только организовать какую-то вовсе уж запредельную гадость, чтобы спровоцировать кровь, а там,

если повезет, гражданскую войну вплоть до интервенции. Вот, правда, — такая беда, — стада редеют, и "пастыри" пытаются возместить угасающее количество качеством, — но:  "Плохо, что шатаются по Минску, плохо, что ведут себя внаглую. Но мы поменяли тактику… Мы в спокойном режиме найдем каждого. Современные средства позволяют это делать, что мы и делаем. И каждый ответит за свои деяния".

Батька слов на ветер не бросает, это факт. И вряд ли 26 октября у них что-то получится с "забастовками" и прочими пунктами "ультиматумов" поехавшей крышей бабы. А если попробуют реально гадить в воскресенье, получат по полной. И не от милиции, которой низзя, а от  вменяемого большинства, то есть, народа, которого все это забодало вкрай, всклень, с горкой…

Источник: Дорога без конца

comments powered by HyperComments

Ещё по теме