25072017Популярное:

Чем нам обошлось убийство царской семьи…

Императору выстрелили прямо в лицо, снеся половину головы. Опасность для всемирного счастья великих княжон — девушек 22, 21, 19 и 17 лет — оценивали так высоко, что каждой сделали контрольный выстрел в голову. Княжна Ольга была высокой и крепкой девушкой, и чтобы ее добить, ей сломали ребра штыками. Тела великой княжны Марии и цесаревича Алексея сожгли. Остальным плеснули в лицо кислотой, чтобы обезобразить до неузнаваемости…

Волна глумливого безумия, поднимающегося при каждом упоминании Государя, показывает, что на самом деле мы не каялись еще ни разу. Ни на государственном уровне не прозвучало ясной юридической и политической оценки цареубийства, ни на человеческом уровне жестокосердые сердца от напоминаний от жестокости и бессудности, о детоубийстве и контрольных выстрелах в девичьи черепа лишь распаляются на новые глумления.
Наше общество не страдает от чрезмерного покаяния, напротив – оно больно бравирующим бесноватым беспокаянством.
Речь не о том, чтобы каяться за чужие грехи – за выстрелы Юровского, кислоту Войкова, интриги Шаи Голощекина, за черную волю Свердлова, Бронштейна и Ульянова… Речь о том, чтобы, для начала, покаяться хотя бы за себя. За глумливые словечки и фразочки, за бездумное и невежественное повторение той черной легенды которую с конца XIX века сколачивала российская прогрессивная интеллигенция, чтобы сделать неизбежным этот кровавый финал, за выдумывание лукавых и лживых фраз о том, что «зашедшую в тупик империю Романовых могли вывести на путь модернизации только большевики». Царененавистничество – это тот тяжелый ментальный вирус, который поражает практически все слои нашего общества, не исключая даже духовенство, консерваторов, националистов и… даже, порой, монархистов.
И вот если внимательно присмотреться к себе, то почти всегда и во всяком человеке обнаружится эта тля. И если уж в этом не каяться, то в чем тогда каяться вообще?
Политологи полагают, что нация созидается путем распространения сверху вниз привилегий аристократии и первого из аристократов – монарха. Что ж, наш народ получил все «привилегии» в полной мере. Мы позволили клеветать на нашего царя – и грязь русофобских клевет ложится все более густыми и пахучими шматами. Мы позволили убить своего царя без суда и следствия – и мыкаемся жалуясь на отсутствие в стране всякого правосудия, деланно изумляемся беззаконным решениям и судейской коррупции то есть тому, чего при императоре Николае II не было и быть не могло. Мы разрешили убивать невинных девочек и мальчиков-инвалидов, поваров и горничных, а потом стали свидетелями того как под бессудный расстрел в лагеря и ссылку пошла вся страна – и женщины и дети, и полковники и повара.
Мы испили и до сих пор пьем чашу, которую испил наш Царь и его дети. И это возвращает нас к вопросам Ивана Карамазова. Никто так и не смог ответить на вопрос: — Каким образом контрольный выстрел в голову великой княжне Татьяне был необходим для наступления счастья народов? И кстати, где оно это счастье? Конечно и наступи оно, оно не стоило бы той самой слезинки ребенка. Но его как не было так и нет. Дурак, доверившийся дьяволу платит дважды.

Источник: Разговоры о самоопределении русского народа

comments powered by HyperComments

Ещё по теме