22092021Популярное:

Чадский междусобойчик

В Чаде начинается классический сюжет гражданской войны. С африканским родоплеменным колоритом. Она может быть короткой и яркой, а может — и наоборот, затяжной и унылой.

Военная верхушка, представленная очень небольшой и сплоченным субэтносом народности загава, создала временное правительство-командование, которое возглавил сын покойного президента Идриса Деби. Проблема, как всегда, в том, что узость правящей верхушки в относительно стабильной ситуации позволяла ей занимать позицию арбитра в межплеменных и межконфессиональных конфликтах, но в катастрофической ситуации это же становится ее проблемой — у нее просто нет союзников. Поэтому правление военной хунты с молодым Деби во главе выглядит крайне неустойчивым.

Наиболее сплоченными прямо сейчас в моменте являются северные повстанцы, которые, в общем-то, и ликвидировали президента Деби в бою. Они организованы в движение «Силы за смену и согласие» FACT. Как водится, их поддерживают и внешние силы, представленные ливийскими моджахедами, контролирующими сейчас юг Ливии и заключившими соглашения с местными феццанскими племенами.

Юг страны представлен кланами, племенами и конфессиями (в основном христианскими), которые, безусловно, являются противниками северян-мусульман, но при этом прохладно относящихся и к правящей военной верхушке. Покойный президент, как водится, скреплял местные балансы династическими браками, одна из его жен является представительницей влиятельного южного клана-племени, и именно на нее сейчас ориентируются южане. Мало того, вдова, о которой идет речь (ее имя Хинда) происходит и из весьма влиятельной семьи, ориентированной на США, ее отец был послом Чада в США, она сама представляла Чад в ряде международных организаций. После прихода Байдена к власти она, завязанная на глобальные круги, для США вполне может выглядеть весьма предпочтительно как инструмент влияния, внезапно подаренный им боевиками-северянами.

Однако США внешний фактор не исчерпывается. Чад — ключ к центральной Африке, а покойный президент Деби выстроил систему безопасности всего центральноафриканского макрорегиона на базе своих вооруженных сил, торгуя ими и безопасностью региона в своих интересах. Деби ориентировался на Францию, которая безоговорочно поддерживала его и через него фактически контролировала Центральную Африку. Через Деби же французы успешно сдерживали имперские замашки покойного Каддафи, поставив заслон на его экспансии на юг. Естественно, что французы сейчас сделают всё, чтобы помочь хунте удержать власть и уже сделали ряд абсолютно однозначных заявлений.

Ливийские боевики, оказывающие интернациональную помощь своим чадским единоверцам из FACT, перенесут на территорию Чада затяжной конфликт между Катаром и Саудовской Аравией. Саудиты, скорее всего, будут играть в этой партии еще и через Судан, который имеет с Чадом хотя и урегулированные, но неизбежные противоречия в Дарфуре, так как народность загава, к которой принадлежит правящая пока верхушка Чада, проживает и в Чаде, и в Дарфуре, и является головной болью режима Судана. Чад в свое время был буквально вынужден вмешиваться в дарфурский конфликт, что привело к тяжелым обострениям с Суданом, но в конце концов конфликт был урегулирован. Но противоречия остаются. Катар вполне может подтянуть к конфликту террористические группировки со всей округи — тот же Боко Харам, к примеру.

В общем, в этом змеином клубке не хватает только путинских соколов, а с учетом того, что он и так влез в африканские разборки по уши, ни разу не удивлюсь, если войны, которые ведет Путин по всему миру, дополнятся еще и чадским змеюшником. Пропаганда сообщит о растущем влиянии и борьбе на дальних подступах. Ничего нового, что угодно, только бы не заниматься своей страной.

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме