24112017Популярное:

Цели и критерии

Меньше недели назад было объявлено о том, что ЦРУ свернет программу поддержки сирийских умеренных террористов. Белый дом и ЦРУ демонстративно не стали комментировать эти сообщения СМИ, у нас был сделан очень оптимистический вывод о том, что США признали право России на победу в Сирии и поджав хвост, уползают в свою нору.

Увы, сегодня Трамп опроверг первоначальные сообщения и объявил их заведомой ложью. Помощь боевикам будет продолжаться. Правило: уж если куда-то США влезли, то будут там находиться очень долго. В Сирию наконец-то Штаты вошли и со своими прокси, и со своими собственными военными и базами, и предположить, что они вдруг добровольно откажутся и признают за кем-то право на эту территорию — ну, это очень уж наивно. Так что поддержка будет продолжаться, а значит — и война.

Нашу пропаганду понять можно. У нее установка — искать, где угодно, победу. Или хотя бы ее признаки. Это не очень сложно: в двух войнах, которые сейчас ведет Путин, нет ключевой детали — нет критерия победы. У этих войн нет цели, которую можно было бы объявить публично. Даже в условиях полного оболванивания людей непросто заявить прямо, что наши солдаты умирают во имя корпоративных интересов клана друзей Путина. Еще не пришло время гордо и прямо заявить: "Что хорошо для Миллера (Тимченко, Ротенберга) — то хорошо для России". Хотя в целом вся политика уже подчинена этому лозунгу.

Поэтому и приходится нести ахинею про целостность Сирии и Украины, за которые нам не покладая рук и миллиардов, приходится воевать. Поэтому и несут пургу про дальние подступы и борьбу с международным терроризмом на них. (В скобках отмечу, что когда лозунг борьбы с международным терроризмом провозгласили США после теракта 911, в наших СМИ вполне четко и прямо говорилось о том, что этой фейковой целью Штаты прикрывают свои экспансионистские планы. В реальности международный терроризм — чистой воды блеф. За 15 лет не изменилось ничего, кроме того, что теперь и Россия присоединилась к к этой мифической борьбе. Мы тоже что-то прикрываем? Что?)

Нет заявленной цели — нет понимания того, что в таком случае является победой. Победа — достижение такой цели. Недостижение, соответственно — поражение. Все четко и конкретно. Если же цели скрываются, то определить победу становится невозможным, что создает для пропаганды безбрежное поле для манипуляций.

Освободили 40% территории Сирии: это победа или нет? Освободили — это хорошо. Пусть даже 80%. А что дальше? Афганистан, кстати, советские войска взяли под контроль вообще практически сразу. Что никак не привело к тому, что боевые действия закончились. Наоборот.

Никто не задумывается о том, что будут делать российские войска, к примеру, после того, как территория ИГИЛ в Сирии исчезнет. А в Идлибе уже вовсю резвится ничуть не лучший "Хайят Тахрир аш-Шам". Победим его? А есть ее курды из РПК. Не нужно иллюзий — отпетые террористы, причем геноцидят суннитские районы куда как свирепее того же самого ИГИЛ, а значит, еще год-два-три — и там вспыхнет суннитское восстание. У этой войны в нынешнем формате конца нет. Территория разрушена, инфраструктура пригодна для проживания не более 8-10 миллионов человек, да и то в очень плохих условиях. Буквально нечеловеческих. Остальные 8 миллионов — лишние. Война идет за то, чтобы ликвидировать этих лишних людей или выдавить их за пределы Сирии — это вопрос выживания остальных. И конца такой войне нет, так как продолжаясь, она дополнительно уничтожает оставшуюся инфраструктуру, а значит — еще сокращает число тех, кого она сможет прокормить. В таких условиях победой является умиротворение по двум сценариям — тотальный геноцид или отстраивание инфраструктуры до того уровня, при котором все смогут более-менее сносно существовать.

Сирийская экономика до состояния второго сценария требует вложения порядка 100 миллиардов долларов. У России есть эти деньги? У наших партнеров есть готовность солидарно выделить такую сумму? Нет. Значит, война будет продолжаться. И назвать это победой — несколько глупо.

Да, возможно наладить контроль над сотней квадратных километров территории месторождений и сотней-другой километров, по которым пойдет труба. На остальных территориях — да пусть режут друг друга как хотят. Если для друзей Путина это будет приемлемо, то будет ли это приемлемо для России? С учетом того, что с этой территории к нам (и не только к нам) будут бесконечно приходить террористы. Наверное, нет.

Но об этом не принято не только говорить, но и задумываться. Поэтому пропаганда работает на банальное оболванивание и текущие новости. Среди них всегда можно найти пару-тройку духоподъемных: разбомбили очередной стратегический сарай, убили важного главаря банды из 10 человек. И заходиться в славословиях нашему бесконечно мудрому руководству, втравившего страну в эту бесперспективную войну. И это мы еще об украинской войне не говорим — там совсем полный мрак с критериями и целями.

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме